Политическая история: почему США признали геноцид армян

Фото  ETIENNE LAURENT / EPA / ТАСС
Фото ETIENNE LAURENT / EPA / ТАСС
Под занавес 100 дней своего президентства Джозеф Байден принял историческое для США решение — признать массовые убийства и депортацию армянского населения в Османской империи в 1915 году геноцидом. Скорее всего, решение президента Байдена продиктовано не только и не столько моральными соображениями — оно может повлиять и на ситуацию в Турции, и даже на подготовку к новым президентским выборам в самих Штатах, считает политолог-американист Максим Сучков

Решение Байдена предсказуемо вызвало восторг сторонников-демократов, скепсис критиков («Готов ли Байден признать теперь геноцид индейцев?») и возмутило Анкару. Министр иностранных дел Турции Мевлет Чавушоглу назвал его «основанным на чистом популизме».

Для армян всего мира это решение президента США — долгожданное торжество исторической справедливости. Кроме того, это важный психологический мотиватор для народа и страны, которые совсем недавно, осенью 2020-го, испытали горечь военного поражения от Азербайджана, — при этом Баку активно помогала Турция. Теперь армяне так же благодарны Байдену, как израильтяне — Трампу за перенос американского посольства в Иерусалим.

Для мировой политики, однако, решение Байдена носит как будто только символический характер. США не стали первыми, кто признал геноцид фактом, и само признание не влечет для Турции каких-либо юридических последствий. Отношения Вашингтона с Анкарой действительно на какой-то период станут «кислее», как обещают турецкие политики, но вряд стоит ожидать каких-то серьезных осложнений. В последние годы эти отношения и без того шли по наклонной, но, несмотря на сердитую риторику, вариантов серьезно ответить США у Турции не так много. Разве что в который раз достанется союзным американцам курдам: за несколько часов до заявления Байдена турецкие спецподразделения при поддержке с воздуха провели на севере Ирака наземную операцию — якобы против сил Рабочей партии Курдистана.

Однако, если практическая ценность этого решения для США невелика, почему Байден принял его именно сейчас, когда Турция сближается с Россией, а США хотят остановить этот процесс? Есть три версии.

Конец эпохи Трампа: как изменится Америка и мир при президенте-демократе

Моральный долг

Версия, которую сам Белый дом распространяет через СМИ, рисует в качестве главного фактора принятия решения морально-ценностную компоненту. Президент Байден — давний и последовательный сторонник признания геноцида армян, считавший своим моральным долгом исправить ошибку Барака Обамы, так и не решившегося на этот смелый шаг. Госсекретарь Энтони Блинкен еще во время избирательной кампании Байдена встречался с ведущими армянскими лоббистами в Вашингтоне и обещал им от имени своего шефа, что их многолетние усилия по признанию геноцида будут вознаграждены. В 2019 году Сенат в пику президенту Трампу принял признававшую геноцид резолюцию. Однако опыт общения с разными администрациями научил лоббистов одной истине: если президент США не признает геноцид в первый срок — он не сделает этого никогда. Армянское лобби усилило нажим на солидарных с их повесткой конгрессменов-тяжеловесов в надежде, что с Байденом все же удастся довести дело до конца.

В итоге при утверждении предложенных Байденом на высокие посты в администрацию кандидатур сенаторы устраивали некоторым из них тест по «армянскому вопросу». Едва Байден избрался, как сотрудники его команды и дипломаты из Госдепа провели две телефонные беседы с главными лобби-группами армянской диаспоры, из которых стала понятна серьезность намерений этой администрации сделать то, что раньше только обещали. Впрочем, в таком подходе был и прагматизм: Байдену нужна была яркая, резонансная история, которая без лишних сложностей показала бы возвращение США в качестве морального лидера и главного апологета защиты демократических прав, особенно когда речь идет об исторически угнетенных народах.

Кто вы, мистер Байден? Главные факты о новом президенте США

Партийная комбинация

Вторая версия — исключительно внутриполитическая. В Демократической партии усиливается левое крыло молодых и политически дерзких прогрессивистов. Позиции вице-президента Камалы Харрис внутри партии нестабильны, а амбиции на президентское кресло в 2024-м велики. Американские армяне — одна из наиболее дисциплинированных групп избирателей в США, голоса которых ввиду их компактного проживания в ключевых районах крупных штатов необходимы любому кандидату на партийных праймериз. Да и взносы богатых доноров армянского происхождения — ценный актив в президентской гонке. С одной стороны, реверанс в сторону американских армян по главному для них вопросу призван навсегда застолбить эту группу избирателей за демократами. С другой — помочь уже самой Харрис выиграть будущую внутрипартийную гонку, прежде всего в Калифорнии, Массачусетсе, Нью-Йорке, Нью-Джерси и Мичигане, где голоса американских армян важны. Усилия армянского лобби были вторичны — политическое решение было принято Байденом и его соратниками по внутренним причинам, а лоббисты выступали скорее диспетчерами процесса.

Похожей логикой получения голосов на будущее Байден руководствовался при назначении Харрис куратором миграционного кризиса на границе с Мексикой, однако это направление она пока провалила.

Отсрочка до кризиса: как Джозеф Байден формирует внешнеполитический курс

Удар по Эрдогану

Наконец, третья версия относится к сфере собственно внешней политики. США действительно хотят исправить отношения с Турцией и помешать дальнейшему ее сближению с Москвой. Однако в обоих случаях президент Реджеп Эрдоган видится как часть проблемы, а не ее решения. Признание геноцида армян Соединенными Штатами подрывает авторитет Эрдогана и дает турецкой оппозиции еще один козырь против действующего президента страны. Эрдоган в этой ситуации предстает как некомпетентный руководитель, который своей твердолобостью умудрился расстроить отношения с главным союзником по НАТО. В итоге Вашингтон принял решение, которое опрокидывает весь турецкий нарратив о событиях 1915 года, рисует Турцию агрессором и наносит ей репутационный урон на международной арене в тот момент, когда она начала высоко поднимать голову.

Неприятность для Эрдогана еще и в том, что, в отличие от региональных проблем, когда Анкара, не получая желаемой поддержки от Вашингтона, находила понимание своих интересов у Москвы, на этот раз рассчитывать на поддержку России не приходится. Российская позиция была четко сформулирована еще в апреле 1995 года, когда Госдума приняла заявление, осуждающее организаторов геноцида армян 1915-1922 годов и признающее 24 апреля Днем памяти жертв геноцида армян. Впрочем, телефонный разговор Байдена с Эрдоганом за день до признания США геноцида армян говорит о том, что стратегическая рамка американо-турецких отношений, несмотря ни на что, не рассыпается.

Признание Трампом Иерусалима столицей Израиля в декабре 2017 года тоже вызвало большой ажиотаж и мрачные прогнозы о предстоящем разрыве США с арабским миром. Трамп не побоялся изменить политическую традицию не просто потому, что стремился «разорвать шаблон», — за его решением стояла конкретная политическая мотивация. Через три года он привел Израиль и ряд ведущих арабских государств к историческим «Соглашениям Авраама» (договор о нормализации отношений между Израилем и ОАЭ). Байден — политик иного порядка. Но и его действия стоит воспринимать в определенном политическом контексте и с учетом их долгосрочных последствий.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Дополнительные материалы

Инаугурация 46-го президента США Джозефа Байдена. Фоторепортаж