Заборы вместо мостов: почему сложно создать свою систему SWIFT

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Хорошо знакомые нам глобальные институты, такие как ВТО, межбанковская система платежей SWIFT (о поиске альтернативы которой не раз заявляли российские власти) или даже интернет, являются закономерным итогом развития глобальной экономики после Второй мировой войны. Разделение единого экономического и технологического пространства планеты на отдельные сегменты пока обещает слишком много потерь для инициаторов этого процесса, считает профессор СПбГУ, эксперт Валдайского клуба Станислав Ткаченко

Хорошо известные нам глобальные институты возникли как следствие отказа США от политики изоляционизма и успешного исполнения Вашингтоном функции лидера сообщества демократических стран Запада и ориентировавшихся на них развивающихся государств Глобального юга. Приняв на себя миссию лидерства, Вашингтон в благодарность за экономическую и военную помощь другим странам, за трансферт новейших технологий и стабильную общемировую валюту (доллар) требовал снижения таможенных барьеров и проведения либеральных реформ в государствах-сателлитах.

После распада СССР эта модель (включение в систему либеральной мировой торговли в обмен на соблюдение норм глобальных институтов) стала всеобщей. Но в полном масштабе модель действовала лишь короткий период на рубеже двух столетий. Ее закат наступил в период экономического кризиса 2008 года и сейчас стал очевиден всем.

Новый капитализм: как меняется мировая экономика, а вместе с ней и рынки капиталов

Причинами кризиса однополярной модели 1990-х стали рост экономики Китая и активизация внешней политики России. А нежелательным, но практически неизбежным следствием кризиса выступила растущая напряженность в отношениях между центрами силы в формирующейся многополярной модели. В новой ситуации актуальным стал вопрос — как избежать «ловушки Фукидида», то есть череды межгосударственных конфликтов, следующих за низвержением прежнего гегемона и возвышением нового?

Один из путей «управляемого» демонтажа однополярной системы, обсуждаемый экспертами, — это создание Китаем, Россией и другими мировыми полюсами альтернативных систем глобальных институтов, призванных развести противников в разные углы ринга и таким образом дать им возможность избежать схватки. Например, созданный осенью 2014 года по инициативе Китая Азиатский банк инфраструктурных инвестиций по своему глобальному охвату (103 государства) и ресурсам (уставной капитал в $100 млрд, долгосрочный кредитный рейтинг — ААА) уже сегодня сравним со Всемирным банком, в котором главенствующую позицию занимают США. Но насколько далеко может зайти реализация подобных планов? Какую цену придется заплатить за их реализацию и «охранителям» старой модели, и «ревизионистам», приверженцам новой?

При попытке создания альтернативных глобальных институтов предстоит решить три группы задач.

Выбор партнеров

В рамках политических задач нужно будет сформировать коалицию государств, искренне приверженных идее демонтажа ключевых элементов нынешней либеральной политико-экономической системы. Стремление создать «альтернативный» интернет, новый МВФ или платежную систему, независимую от SWIFT, ставит государства перед необходимостью решать чувствительные внешнеполитические задачи.

Им придется ранжировать своих соседей на международной арене, определить среди них приоритетных партнеров и демонстративно выделить в системе своих внешнеэкономических интересов. Интересами же других партнеров они будут вынуждены открыто пренебречь. Если характеризовать ситуацию образно — государствам-ревизионистам придется перестать строить мосты, а нужно будет приступить к возведению заборов, то есть разрушать работающие механизмы сотрудничества и строить с нуля новые.

Многополярные институты

Институционально-структурные задачи возникнут в момент разрушения либерального характера международной экономической системы. История межгосударственных отношений эпохи капитализма свидетельствует: либеральная экономика, характеризующаяся ростом торговли, снижением таможенных барьеров и формированием общемирового рынка на месте множества национальных рынков, формировалась в рамках однополярных моделей. Например, так было в эпохи, известные сегодня как Pax Britannica (XVIII-XIX веков) или Pax Americana (XX века).

Идет война торговая. Китай ввел пошлины на американские товары

Среди современных политологов и экономистов нет однозначного ответа на вопрос, возможны ли либеральная экономика и эффективно действующие глобальные институты в многополярной системе международных отношений, которую так активно отстаивает современная российская дипломатия. Скорее всего, строительство институтов, обеспечивающих порядок в отдельных сегментах ныне единой мировой экономической системы, придется начать с чистого листа. Даже если внутри отдельных полюсов системы (назовем их мегарегионами) будут созданы межгосударственные зоны свободной торговли, между собой эти новые центры силы вступят в острое противостояние ради защиты своих экономик и проникновения на рынки оппонентов.

Борьба за технологии

Остроту технических задач, возникающих при построении альтернативных глобальных институтов, также нельзя преуменьшать. Информационно-коммуникационные технологии, биотехнологии и новые материалы защищены сотнями тысяч патентов, их не получится присвоить и начать использовать на новом месте. А создать с нуля «параллельные технологии» сегодня даже для самых богатых государств с развитой наукой — непосильная задача, поскольку на ее решение требуются сотни миллиардов долларов.

Конфликты властей США и компании Huawei за рынки связи стандарта 5G, противостояние производителей чипов и даже борьба за контроль рынков редкоземельных металлов — признаки того, что задача построения альтернативных глобальных институтов не отличается тривиальностью. В периоды двух мировых войн мы видели, как даже самые демократические и либеральные государства шли, например, на временную национализацию частных предприятий. И если конкуренция центров будущей многополярной системы станет угрожать их суверенитету, то опыт прошлого может пригодиться вновь. Но это самый крайний и нежелательный сценарий, которого следует избегать, поскольку первыми жертвами станут рыночные институты и демократические свободы.

Стратегический чип: почему Джо Байден продолжает дело Дональда Трампа

В качестве вывода отметим: в реалиях современной экономики любые попытки разделения пока единого экономического и технологического пространства планеты на отдельные сегменты, построение наряду с эффективно действующими институтами глобальной экономики других, им параллельных, повлекут за собой гигантские потери. Они не способны принести своим инициаторам какой-либо выгоды.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Дополнительные материалы

50 крупнейших иностранных компаний в России — 2020. Рейтинг Forbes