К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Не то что Европа, нам бы в России выжить»: интервью основателя Whoosh Forbes


«Мы откровенно задолбались» — так основатель кикшерингового сервиса Whoosh Дмитрий Чуйко объясняет, почему после нескольких месяцев попыток запустить бизнес в Европе компания решила продать актив и уйти. Whoosh планировал начать работу в Португалии, Венгрии и Польше, но после февраля ситуация резко изменилась. Дмитрий Чуйко рассказал в интервью Forbes Talk, с какими трудностями он столкнулся в Европе, какие теперь цели у сервиса и что он делает, чтобы аварий на самокатах стало меньше

Whoosh — сервис проката электросамокатов, созданный в 2019 году выходцами из S7 Group. За четыре года работы они смогли построить бизнес в 39 городах России, в 2021 году Whoosh выручил около 4,2 млрд рублей и получил 1,8 млрд рублей прибыли. Осенью прошлого года компания объявила о начале европейской экспансии, в которую собирались вложить $20 млн. Планировалось запуститься в нескольких странах ЕС, но весной 2022-го Whoosh был вынужден отказаться от этого и продать зарубежные активы. 

Проблема, не решаемая в новых обстоятельствах

«Мы действительно с прошлого года активно готовились к тому, чтобы запустить Португалию.  У нас все было готово в феврале, буквально несколько дней — и можно было запускаться. Не были готовы две вещи: мы не успели подписать страхование, а страховка пользователей в Португалии является обязательным условием для запуска, и мы не успели подписать эквайринг. К сожалению, мы долго пытались решить эту проблему со всех сторон, пока не поняли что она не решаема в новых обстоятельствах. 

Делать бизнес с русским паспортом там очень сложно. Я знаю, что некоторые там остались, некоторые пытаются. Мы тоже пытались. Мы реально с февраля до принятия решения [об уходе] где-то в мае активно пытались. Мы обошли все страховые, обошли все банки… Нам некоторые банки говорили: «Если бы у вас хотя бы был вид на жительство, мы бы как-то, может, по-другому посмотрели». Но это [получение вида на жительство] процесс длинный, и в тех обстоятельствах мы посчитали, что нам просто лучше выйти. 

 

Честно говоря, мы задолбались, откровенно. Мы просто стучались в каждую дверь. Я по утрам открывал LinkedIn и пытался пройти тех, кого еще не прошел. Надо понимать, что в этих обстоятельствах примерно половина из них перестала со мной разговаривать, несмотря на то что мы вчера были друзьями, ну или отвечали с с задержкой. Много моих знакомых столкнулись с такой проблемой».  

Как продавали актив

«В Португалии у нас все было готово. Стояли скутеры, было арендовано помещение, был персонал, все было настроено. Мы общались со страховой, у нас был готов контракт — не то что в драфте, он был согласован, то есть там только подписи не хватало, и мы ожидали, что со дня на день ее поставим. 

Когда история началась, еще не все самокаты доехали до Европы, и мы часть поставок развернули в Россию. Мы разворачивали грузовики, пока они не выехали из России и разгружали их здесь. Забрали часть объема сюда. 

Сумму сделки мы не комментируем, но надо понимать, что у нас развилка была достаточно простая: мы могли продать просто самокаты какому-то игроку в Европе, но поскольку у нас было что-то построено, мы стремились продать самокаты плюс бизнес на этапе запуска, ну или, условно, почти запущенного. Это не только железо, безусловно».

«Не то что Европа, нам бы в России выжить»

«24 февраля, конечно, был шок. У нас была большая инвестпрограмма: мы вырастили флот в два раза, на конец прошлого года у нас было около 40 000 [самокатов], а этой весной должно было стать 80 000. Часть этого флота мы для ускорения профинансировали за счет собственных средств. Есть какие-то свои деньги, давайте не будем ждать, когда выдадут кредит, давайте профинансируем сразу. Потом получим кредит, будем доживать остаток, потому что зима — крайне сложное время, у нас нет выручки. Самая яма — март и апрель, когда вообще уже нет денег.  Так что мы начали разбираться, что делать. Не то что Европа, нам бы в России выжить. Нужно [было] понять, как рассчитаться [за самокаты], потому что кредитные линии позакрывались в момент. Контейнеры приехали, на таможне стоят. Нужно растаможивать, платить за доставку. 

 

Мы как-то нашли варианты, как эти все вопросы решить. Дофинансировали инвестпрограмму, разобрались с картами. Что не работает, то отключили: Google Pay, Apple Pay. Хотя у нас были большие ставки на эти сервисы, для того чтобы ускорить старт поездки и ускорить онбординг [знакомство пользователя с продуктом. — Forbes]. Нам крайне важно быстрое оформление: в общественный транспорт вы зашли, денежку дали и сели. Мы хотим, чтобы так же работало с самокатом».

Об экспансии в соседние страны 

«У нас есть риск-сценарий, мы активно начали над этим думать после 24 февраля и много шагов предприняли для того, чтобы минимизировать издержки, потери или последствия от потенциальных шагов, которые будут сделаны в отношении экономики страны. И нам кажется, мы достаточно грамотно все сделали.

На новые рынки мы смотрим, но непонятно, насколько мы сможем [на них выйти]. Мы открыли две страны в СНГ: Белоруссию и Казахстан. И скажу, что с Казахстаном я до сих пор не понимаю, сможем мы или не сможем, потому что проблем там из-за всей этой истории до сих пор достаточно много и нам непонятно в какую сторону эти проблемы будут решаться. Мы построили для себя ряд гипотез, что не должно дойти до такой ситуации, как в Европе. Но в то же время по факту мы видим, что шаги тех или иных банков достаточно жесткие». 

Как компания борется с авариями

«Первое, мы внедрили медленные зоны и зоны запрета движения на самокатах и в этом году увеличили их число более чем вдвое. Попадая в такую зону, самокат отключается, вы на нем не можете ехать. Там же наша электроника стоит, мы контролируем, где самокат находится в каждый момент времени. Как только он переезжает линию, у него, соответственно, выключается двигатель. Так же он работает с зонами ограничения скорости: вы едете, педаль в пол, летите со скоростью 25 км в час. Въезжаете в медленную зону, где ограничение 20 км в час, — самокат начинает притормаживать и сбрасывает скорость. 

Мы сделали так одними из первых и продолжаем это совершенствовать. Сейчас мы делаем самокат, который не только по зонам ограничения скорости работает, а сам понимает, где он находится. Он понимает, едет он по дороге или по тротуару, в потоке людей или один, он понимает, когда проезжает пешеходный переход. Это возможно благодаря «компьютерному зрению», нескольким нейронным сетям, которые обсчитают информацию прямо на самокате и будут сигнализировать человеку, что пора бы притормозить. А если он не реагирует, будут снижать скорость автоматически вплоть до полной остановки». 

 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+