К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Думский фронт: зачем нужны новые антитеррористические законы

Думский фронт: зачем нужны новые антитеррористические законы
После взрывов в Волгограде Госдума ужесточает законодательство, расширяет полномочия ФСБ и ограничивает интернет-платежи. Forbes спросил у экспертов, как новые меры помогут в борьбе с терроризмом

Спустя две недели после серии террористических актов в Волгограде межфракционная группа депутатов в составе единороса Ирины Яровой, коммуниста Олега Денисенко, представителя ЛДПР Андрея Лугового и «эсера» Леонида Левина внесла на рассмотрение Госдумы пакет из трех законопроектов, направленных на ужесточение антитеррористического законодательства. В России могут быть расширены полномочия ФСБ, ужесточены наказания за теракты, введено пожизненное заключение по ряду статей, а также ограничены суммы переводов при использовании платежных интернет-систем.

Как пояснила Яровая, председательствующая в парламентском комитете по безопасности и противодействию коррупции, документы «подготовлены на основании предложений правоохранительных структур, с учетом анализа правоприменительной практики и инструментов, используемых для решения важнейшей государственной задачи». По словам депутата, законопроекты могут быть рассмотрены нижней палатой «в приоритетном порядке», а описанные в них меры носят, в первую очередь, «профилактический, упреждающий характер». Источники в Кремле инициативы депутатов поддержали.

Forbes попросил экспертов прокомментировать перспективы правоприменения новых антитеррористических мер.

Расширение полномочий ФСБ
РИА Новости

Расширение полномочий ФСБ

Сотрудники Федеральной службы безопасности могут получить право не только проверять удостоверения личности граждан, но и осуществлять личный досмотр заподозренных ими в нарушении закона лиц, а также досматривать транспортные средства. Соответствующие поправки вносятся в закон о ФСБ. Ранее аналогичными полномочиями обладали лишь сотрудники МВД. По мнению авторов законопроекта, новые полномочия спецслужбы устранят дисбалансы в работе силового ведомства.

Еще одно «охранительное» нововведение — административная ответственность для граждан и организаций за неисполнение требований региональных антитеррористических комиссий, которые создаются в субъектах губернаторами при участии местных управлений ФСБ. За игнорирование комиссий физлица будут подвергаться штрафам в 3000-5000 рублей, должностные лица — 30 000 - 50 000 рублей, юрлица — 300 000 - 1 млн рублей.

Иосиф Линдер

Весь мир идет по пути постепенного приближения к тоталитарному варианту действия спецслужб, усилению силового блока, как это было у нас в СССР. Эффективно могут бороться с терроризмом два типа государств  тоталитарное и террористическое. После событий 11 сентября 2001 года в США настолько ужесточилось законодательство в сфере безопасности и борьбы с терроризмом, что сравнить его можно только с тем карт-бланшем, который был у КГБ. Досматривать, производить задержания, вести скрытое наблюдение и прослушку без санкции суда и прокурора  даже полиция не имела права это делать, а службы безопасности государства имели. Другое дело, как у нас будет использоваться человеческий фактор  не будут ли перекручены нормы права, закона. Но сама тенденция, подчеркиваю, абсолютно правильная. Отпустили вожжи  надо затягивать.

Геннадий Гудков
Во время моей службы [1981-1992,
прим. ред.] у части сотрудников КГБ были удостоверения сотрудников милиции, например угрозыска,
они могли свободно досматривать, задерживать подозрительных граждан. В остальных случаях действовали через МВД
вызывали милиционера. В расширении полномочий спецслужб, с одной стороны, нет ничего страшного, если этот функционал не будет направлен на борьбу с оппозицией. У нас куда охотнее борются с оппозицией, чем с террористами. Проблема, мне кажется, в другом: у спецслужб идет постоянное расширение полномочий и финансирования, но нет понимания на государственном уровне, как бороться с терроризмом. Концепция борьбы с терроризмом есть, но она не предусматривает идейную борьбу. Террористы
это идейно вооруженные люди, но я не вижу, чтобы их разоблачали, разъясняли молодежи, что их теракты не связаны со служением Аллаху, что это не джихад и небогоугодное дело.
Ужесточение наказаний для террористов
РИА Новости

Ужесточение наказаний для террористов

Депутаты решили усилить наказание по всему комплексу антитеррористических статей Уголовного кодекса России. Речь идет о статье 205 (теракт + в статью добавляется еще одна цель преступения — дестабилизация деятельности органов власти) и ее уточнениях, от содействия террористам до публичных призывов к террористической деятельности или оправдания терактов, статье 206 (захват заложников), 211 (угон самолета и других транспортных средств), 277 (посягательство на жизнь госдеятеля), 278 (захват власти с применением насилия), 279 (вооруженный мятеж) и 360 (нападание на лиц и организации, действующие под международной защитой). По 205-й, 206-й и 211-й статьям вводится наказание вплоть до пожизненного заключения.

Террористы теперь не смогут рассчитывать на условные сроки, суды не смогут назначать им наказания ниже среднего предела, применять в отношении них отсрочку лишения свободы и освобождение от ответственности по истечении срока давности преступлений.

Игорь Трунов

Депутаты будто впали в истерию на почве борьбы с терроризмом. Хлынул настолько мощный поток сырых и непродуманных, но непременно ужесточающих инициатив, что у меня складывается ощущение, будто террористы достигли своей цели, то есть посеяли ужас, как минимум, в среде парламентариев. Эти предложения часто не соответствуют ни российской нормативной базе, ни международным юридическим принципам, таким как презумпция невиновности: достаточно вспомнить недавнее введение материальной ответственности для родственников террористов только потому, что они родственники, а не потому, что они совершили преступление.

Есть общая формула: ужесточение ответственности никогда не ведет к победе над преступностью. Самый болезненный вопрос сегодня  это работа правоохранительных органов, это связка «коррупция  низкое качество правоохранительной деятельности». Вместо эффективного противостояния терроризму силовики и так уже нагородили огород из множества норм права, вариаций 205-й статьи, которые на деле никак не помогают устранять проблему и богатой судебной практики по которым мне, по крайней мере, неизвестно. Лейтмотив «чем жестче кара - тем меньше терроризма» в корне неверен, акцент должен делаться на профилактике преступлений, на агентурной и оперативно-розыскной работе. Для этого нужна реформа правоохранительных органов.

Запрет условных сроков, к примеру, выглядит абсурдно: а где, интересно, законодатели в российских реалиях видели, чтобы гуманные суды давали условные сроки по «террористическим» статьям? Наши суды и без того никогда никого не оправдывают. Это виртуальные «страшилки» для непосвященного человека, для создания иллюзии бурной деятельности наших депутатов и спецслужб. При этом власти отказываются от наиболее эффективного пути  попытки диалога с теми, кто «ушел в лес», благодаря этой мере в Чечне, к примеру, удалось вернуть к нормальной жизни многих бывших боевиков и даже перековать их в сотрудников правоохранительных органов.

Так же одиозно предложение о пожизненном сроке для террористов. Интересно, испугает ли такое наказание террористов-шахидов, которые взрывают сами? К тому же, в реальности спецслужбы практически не доводят дела о терроризме до суда, существует целая практика «уничтожения» подозреваемых на месте и объяснения их преступлений постфактум, когда нам остается только верить силовикам на слово.

Ограничение интернет-платежей
РИА Новости

Ограничение интернет-платежей

Авторы законопроектов считают, что «неперсонифицированные средства платежа», то есть анонимные интернет-кошельки, — явление, напрямую с терроризмом коррелирующее. Для нивелирования угрозы финансирования террористической деятельности через интернет депутаты предлагают сократить месячный объем пополнения таких кошельков с 40 000 до 15 000 рублей, уменьшить разовый платеж по ним с 15 000 до 1000 рублей (и делать его можно будет только раз в сутки) и втрое ужать объем средств, доступных для хранения в кошельке, — с 15 000 до 5000 рублей. Представители крупнейшего игрока рынка электронных платежей — сервиса «Яндекс.Деньги» накануне в комментариях СМИ назвали законопроект «странным и непонятным». На открытии торгов на NASDAQ в среду сам факт внесения поправок на 20% обвалил стоимость акций сервиса Qiwi.

Виктор Достов

Консолидированного мнения у отрасли по поводу законопроектов пока не сложилось, все заинтересованные стороны хотели бы сначала подробно изучить текст предлагаемых поправок. Но, конечно, ограничение неперсонифицированных платежей объемом 1000 рублей в сутки способно стать сильным ударом как для рынка, так и для населения. Это означает, что вы не сможете заплатить за телефон, купить, условно, программное обеспечение и т. д.

Но нам понятно, что вряд ли депутаты при составлении законопроектов ставили себе целью разрушить индустрию интернет-платежей. Так что мы надеемся на конструктивный диалог с парламентариями в ходе подготовки поправок ко второму чтению, только тогда станеет ясно, на что же на самом деле нацелены их инициативы. Будем искать компромисс.

Случаи доказанного финансирования террористических актов при помощи интернет-платежей мне не известны. По этой логике можно запретить и почтовые переводы, и наличный расчет.

Новые меры по регулированию интернета
РИА Новости

Новые меры по регулированию интернета

Изменения будут внесены в закон об информации. Если граждане или организации «организуют распространение или обмен данными в интернете», они после принятия поправок станут обязаны хранить информацию о действиях пользователей в течение 6 месяцев и предоставлять ее по требованию силовиков. Нарушителям грозят штрафы: 3000-5000 рублей — физическим лицам, 100 000 - 200 000 рублей — юридическим лицам. Речь идет и о соцсетях, и о СМИ, уточнил соавтор законопроекта Леонид Левин.

Также депутаты предлагают наделить правительство правом установления идентификации личностей интернет-пользователей и распространить действие российских законов на сайты, чьи пользователи находятся в России. Ни порядок распространения российской юрисдикции на иностранные ресурсы, ни принцип идентификации интернет-пользователей в поправках не уточнены.

Алексей Лукацкий
Идея контроля за действиями в интернете, в социальных сетях, в блогах витала в воздухе очень давно. Сначала это касалось операторов связи – они обязаны были хранить информацию об абонентах и предоставлять ее по запросу силовым ведомствам. Теперь эти поправки коснутся владельцев сайтов,блогов, СМИ, корпоративных ресурсов. Например, спецслужбы хотят иметь доступ к IP-адресам пользователей, которые публикуют некий подозрительный, по мнению силовиков, контент в блогах или на страничке сообщества «В Контакте». Раньше, в рамках оперативно-розыскных мероприятий спецслужбы направляли Павлу Дурову запрос, но он им, как и другие владельцы подобных ресурсов, регулярно отказывал. Сейчас вопрос предоставления сведений о пользователях выводится на законодательный уровень. Вряд ли эти изменения имеют отношение к борьбе с терроризмом, а под экстремизм – настолько это широкое у нас определение – можно подвести все что угодно.
Усиление проверок НКО
РИА Новости

Усиление проверок НКО

Объем поступлений в адрес российского «третьего сектора» от иностранных граждан, юрлиц и международных организаций, о которых НКО должны отчитываться перед Росфинмониторингом, по предложению депутатов будет сокращен с 200 000 до 100 000 рублей. Соответствующие поправки вносятся в «антиотмывочное» законодательство.

Елена Панфилова

Условия существования для НКО и так уже давно жесткие. Особенно для тех, кто попал под закон об иностранных агентах. Новые поправки, видимо, затронут тех, кто от того закона пострадал меньше.

Пакет поправок скорее скажется на краудфандинге, под знаком которого прошел прошлый год. Люди в сети собирали серьезные деньги, и здесь напрямую есть связь. Очевидно, что под контроль берется общественное массовое финансирование различных акций, как это было, например, во время выборов мэра Москвы.

Григорий Мелконьянц

Чем дальше будет ужесточаться законодательство, тем хуже будет для НКО. При этом не очень понятно, при чем тут террористы? Если речь идет о финансировании престуников, какая разница, какие суммы им переводятся  $1 или $100 000? К тому же открыто через НКО вряд ли кто-то будет вести деятельность по финансированию террористов. Все НКО давно под присмотром, они и так открыто отчитываются о своих источниках финансирования. Под эгидой борьбы с терроризмом власти и спецслужбы опять решили усложнить жизнь НКО. 

Рамиль Ахметгалиев
Деньги НКО и раньше контролировал Росфинмониторинг. Так что эти поправки
лишь дополнительная нагрузка на банки и финансовую разведку, сами некоммерческие организации новые требования, думаю, никак не затронут. Ни одного известного случая, когда бы НКО была причастна к терроризму, не известно. Это борьба с тем, чего просто не существует.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+