Фонд «Федерация» против Чулпан Хаматовой: репортаж из зала суда

Иван Просветов Forbes Contributor
фото РИА Новости
Как «Федерация» отстаивала свое право существовать вне общепринятой для благотворителей этики

Московский городской суд, холл рядом с залом заседаний №348. Фотомодель Наталья Водянова выступает на импровизированной пресс-конференции: «Сомнения были не только у Чулпан, но получилось так, что она попала под удар. Поэтому мы пришли ее поддержать». Рядом стоят режиссер Кирилл Серебренников, актеры Евгений Миронов, Дина Корзун, Артур Смольянинов, Константин Хабенский. Только что завершилось слушание по иску благотворительного фонда «Федерация» к соучредителю другого благотворительного фонда, «Подари жизнь», Чулпан Хаматовой. Точнее, кассационной жалобе ответчика на решение Тверского районного суда, признавшего, что высказывание Хаматовой в газете «Коммерсантъ» порочит истца — фонд «Федерация». В качестве компенсации ответчик должен уплатить символический 1 рубль и опубликовать опровержение. Актриса не согласилась.

Что требовалось опровергать? Последние три слова: «Мне удалось найти список <попечителей фонда>, в нем были либо люди, о которых никто ничего не знает, либо просто люди с сомнительной репутацией» («Коммерсантъ» от 9 марта 2011 года). Но разговор пошел о комментарии в целом. Чулпан пыталась объяснить, что это не утверждение, а мнение, повод к которому определенно имелся: полное отсутствие информации со стороны «Федерации» о том, что она собой представляет — учредители, попечители, устав и т. д. Этот факт не мог не смутить Хаматову, как человека, давно работающего в сфере благотворительности. Комментарий она не визировала и подразумевала чуть иное. Списка как такового не было, просто все, что она смогла узнать о «Федерации», — несколько фамилий, упомянутых в интернет-публикациях. Но сути дела это не меняет: «Я хотела донести: уважаемый фонд «Федерация», давайте существовать по общепринятой этической хартии — открытость, прозрачность, доступность информации».

Читать подробнее про фонд «Федерация» и методы его работы

Представитель истца адвокат Константин Козлов, в свою очередь, доказывал, что «Федерация» — очень открытая организация. В частности, говорил Козлов, когда разгорелся скандал, фонд разослал 15 писем в различные СМИ, попросив предоставить ему «право на ответ — опубликовать ту информацию, которую мы хотим донести». Но эти письма были оставлены без внимания. Поэтому фонд, по словам адвоката, оказался в ситуации, когда у него нет иной формы защиты, кроме судебного спора. Защиты от того, что в фонде считают планомерной акцией по его дискредитации и распространением слухов под видом достоверной информации.

Председательствующий судья Александров внимательно слушал аргументы обеих сторон, задавал уточняющие вопросы и после очередного ответа объявил перерыв. Со стороны казалось: он чего-то недоспросил. Прения как-то «зависли» после того, как Юлий Тай, адвокат Хаматовой, сказал: если публиковать опровержение, то относительно кого? Ведь у «Федерации», по словам ее же представителей, нет попечительского совета. Суд удалился на совещание. Решение было неожиданным для присутствующих и в некотором смысле удобным для судей. В резолюции первой инстанции обнаружили описку там, где приводился оспариваемый комментарий: вместо слов «не знает» — «не значат». Следовательно, ее нужно вернуть для исправления текста, после чего кассационное разбирательство будет продолжено.

Секунды молчания. Кто-то не удержался, и в зале раздались аплодисменты. Поддержать Чулпан пришли руководители фондов «Вера», «Детские сердца», «Адреса милосердия», «Помоги.org», сотрудники «Подари жизнь» и друзья-артисты. Со стороны «Федерации» не было никого, кроме адвоката. «Сегодня наша общая победа», — улыбался Евгений Миронов. «Судиться с благотворительным фондом — самое последнее дело. Но мы нашли время, чтобы быть здесь. Почему эти люди не приехали?» — недоумевал Хабенский.

Адвокат Козлов, стоя в стороне, старался объяснить почему. «Чулпан Наилевна сама игнорировала предыдущие суды, — говорил он мне. — Возможно, в следующий раз кто-то из фонда будет присутствовать. Возможно, господин Киселев». Борьба за честное имя «Федерации», похоже, только разворачивается. Ведь, по словам Козлова, Чулпан Хаматова не просто пересказывает слухи, а при этом твердо в них верит.

Надо думать, к слухам можно причислить и то письмо, о котором актриса упомянула на судебном заседании — оно пришло в конверте с логотипом «Федерации», но без подписи: «Кто дал вам право считать себя вершителем судеб и главным экспертом?.. Вы что, хотите выжечь вокруг себя всю "землю" (фонды) или так много насобирали, что боитесь, что к вам придут с проверкой? Придут!... Жаль, что деньги, которые ваш фонд и наш фонд могли бы отдать больным детям, придется тратить на адвокатов».

P.S. На сайте фонда «Федерация» до сих пор не опубликовано его устава и сведений о руководящих органах. Как рассказала на слушаниях Чулпан Хаматова, она смогла ознакомится с уставом только в ходе судебного разбирательства. По словам Константина Козлова, у «Федерации» есть управляющий и совет фонда (но не попечительский). На слушаниях он назвал только одного члена совета – Владимира Киселева. Как пояснил Козлов, у фонда нет сотрудников, получающих заработную плату, а на расчетном счете фонда нет ни копейки, потому что назначение «Федерации» – собирать информацию о нуждающихся больницах и детях и передавать ее жертвователям. И фонд не скрывает, какие суммы кому направляются.

С отчетом фонда «Федерации» за 2011 год действительно можно легко ознакомиться – в соответствующем разделе на сайте он занимает всего 12 строчек. Помесячный отчет о поступлениях и тратах за тот же год на сайте «Подари жизнь», для сравнения, «весит» несколько десятков мегабайт.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться