Ошибки резидентов: почему Spar лихорадит в России

Фото DR
Один из магазинов Spar в России Фото DR
Spar первым из международных ретейлеров вышел на российский рынок, но, похоже, так и не научился работать на нем стабильно.

Накануне нового, 2020 года в магазины розничной сети Spar в Санкт-Петербурге было страшно войти: горы овощей и фруктов на полу, бутылки с алкоголем, раскиданные по всему залу детские игрушки. Один из крупнейших российских партнеров голландского ретейлера Spar Мушвиг Абдуллаев решил устроить в своих магазинах тотальную распродажу со скидкой до 80%, и покупатели ожидаемо «разнесли» эти магазины в считаные часы. Это был прощальный подарок: 9 января Абдуллаев официально объявил о закрытии супермаркетов. Под вывеской Spar у него работало более 180 магазинов в Северо-Западном федеральном округе и Москве, в 2018 году компания «Интерторг» (владелец лицензии Spar) получила более 70 млрд рублей выручки, прибыль при этом падала, долги росли. Увлекшись развитием бизнеса, Абдуллаев активно привлекал кредиты, к началу 2020-го долг перед банками и поставщиками достиг 15 млрд рублей. Справиться с выплатами он не смог, попытки Spar International помочь одному из главных партнеров в России не принесли результата.

Spar первым из международных ретейлеров вышел на российский рынок, но, похоже, так и не научился работать на нем стабильно.

Кооперативное движение

«Около часа дороги по вечно перегруженной шестиполосной магистрали мимо бесконечных типовых московских многоэтажек, и вы окажетесь перед ослепительно новым флагманским супермаркетом Spar на Варшавском шоссе», — восторженно описывал британский отраслевой еженедельник The Grocer открытие первого супермаркета голландской сети в России в августе 2001 года. «Мы опередили немецкий Metro Cash & Carry на два месяца. На открытии были люди из правительства Москвы и много западной прессы», — вспоминает Дмитрий Маслов. Именно он привел бренд Spar в Россию.

В 1990-е у Маслова с партнерами была дистрибьюторская компания «Русмед», торгующая продукцией Unilever и P&G. Но, посмотрев на стремительное развитие российских торговых сетей «Перекресток» и «Копейка», Маслов решил попробовать себя в рознице. Директор российского филиала Unilever посоветовал ему бренд Spar, который работал по нетипичной для международных ретейлеров схеме. «Компания основана в 1932 году в Нидерландах как кооператив независимых ретейлеров. Средние и крупные предприятия могут приобрести лицензию на регион или страну, которая дает право использовать бренд, открывать под ним магазины и зарабатывать», — описывает принцип работы Spar International Сергей Локтев, генеральный директор Spar в России.

Первый российский Spar открылся в Москве в августе 2001-го
Первый российский Spar открылся в Москве в августе 2001-го

На получение лицензии может претендовать любая региональная розничная или оптовая компания, торгующая продуктами питания и сопутствующими товарами. «Работа по лицензии со Spar означает право на использование бренда, головная компания может только что-то рекомендовать своему партнеру и дает возможность познакомиться с международными практиками магазиностроения. Это целая наука, а как применить эти знания в своем регионе, решает каждый партнер, — объясняет Сергей Иноземцев из компании «СВА-Трейдинг», ранее владевшей лицензией Spar в Подмосковье. — Это сильно отличается от франшизы, которая дает возможность пользоваться технологиями и строго их соблюдать, как у «Макдоналдс», например».

Сейчас для получения лицензии в России у компании должен быть оборот минимум 3 млрд рублей в год (основную деятельность компания должна вести на территориях, на которые выдана лицензия).

Новые динозавры: как сервисы доставки еды перевернут розничную торговлю

История бизнеса Маслова началась со знакомства с держателем лицензии Spar в Великобритании, а тот устроил русскому бизнесмену встречу с руководством сети в главном офисе в Амстердаме. Осенью 1999 года делегация приехала из Нидерландов в Москву с ответным визитом. Убедившись в надежности будущего партнера, обещавшего построить с нуля сеть Spar в России, они согласились выдать ему лицензию. И летом 2001-го в Москве на Варшавском шоссе, 146, Маслов открыл свой первый Spar. «Решили лучше открыть один просторный магазин площадью 1700 кв. м, чем несколько маленьких. Вложили $3 млн — большие деньги по тем временам», — говорит предприниматель. Его партнером был инвестиционный фонд The U.S. Russia Investment Fund (с управляющей компанией Delta Capital Management). Американцы получили контрольный пакет в созданной ими с Масловым компании «Спар Москоу Холдингс» и ее дочернем ЗАО «Спар Ритэйл». «У нас не было стратегического инвестора, одержимого исключительно розничной торговлей, поэтому мы развивались как классический инвестиционный проект — медленно и верно. Фонд лишь тщательно следил за нашими показателями», — рассказывает Маслов, работавший в «Спар Ритэйле» с момента основания до 2010 года.

Партнерство с американцами позволило ему уже через год запустить еще один супермаркет, на этот раз в центре Москвы, на Таганке. Ускорить развитие Spar Маслов решил и через франшизу (лицензия это позволяла), первым ее приобрел московский холдинг «Марта» Георгия Трефилова. В 2004 году, когда франчайзинговая сеть достигла 15 супермаркетов, Трефилов предложил Delta Capital Management выкупить у них за $24 млн розничный бизнес в России вместе с лицензией Spar, но американцы от сделки отказались. «Мы хотели закрепить свои права за маркой Spar, единолично распоряжаться ею в Московском регионе, а в дальнейшем — и во всей стране», — рассказывал Трефилов о своих планах в интервью Forbes осенью 2004-го. «У нас возникло недопонимание, ведь с самого начала мы обсуждали другую схему сотрудничества», — комментирует Дмитрий Маслов.

Получив отказ от американцев, Трефилов начал работать с другой европейской сетью — Rewe Group (сети Billa, Rewe, miniMAL, Penny). Так в России появилась Billa, бренд второй по величине (после Metro) торговой компании Германии. В «Спар Ритэйле» тогда заявили: «Объемы закупок мы восстановим за полгода. Никаких санкций из-за расторжения договора к «Марте» мы применять не собираемся». «Марта» обанкротилась в 2009 году, в 2010-м Трефилов был объявлен в международный розыск по обвинению в мошенничестве, предприниматель перебрался в Великобританию, где живет и сейчас.

Магазины без будущего: куда и почему уходят гипермаркеты

Новыми партнерами «Спар Ритэйла» стали компании в Туле, подмосковном Жуковском и Электростали. В Поволжском регионе лицензию Spar (такую же, как у Маслова с партнерами) приобрел молодой предприниматель Альберт Гусев. Его бизнес начинался с торговли сладостями на городском рынке в Нижнем Новгороде, в 1992 году Гусев организовал с товарищами оптовую компанию «Сладкая жизнь». Сегодня это крупнейший продуктовый дистрибьютор в Волго-Вятском регионе с выручкой почти 100 млрд рублей, входящий в рейтинг 200 крупнейших частных компаний России по версии Forbes.

В начале 2000-х талантливого бизнесмена заметил топ-менеджер Delta Capital Пол Прайс и предложил Гусеву развивать голландскую сеть супермаркетов в Поволжье. За пару лет компания Гусева «Спар Миддл Волга» вместе с Delta Capital (американцы владели в ней 75%) открыла семь супермаркетов Spar. Новость, которую голландцы получили в 2003 году накануне Рождества, стала для них потрясением: нижегородская компания сообщила штаб-квартире Spar в Амстердаме о продаже всех своих супермаркетов торговому дому «Перекресток». «Голландцы были в шоке, хотя повлиять на решение партнера они, конечно, не могли», — говорит один из бывших сотрудников «Спар Ритэйла». Стоимость сделки оценивалась в $14–16 млн.

В 2005 году Альберт Гусев вернулся к голландцам уже без американских партнеров. «После продажи в его распоряжении оказался капитал, достаточный для самостоятельного развития без участия консервативных партнеров из американского инвестиционного фонда», — объясняет знакомый предпринимателя. «У «Спар Миддл Волга» было сильное желание сотрудничать с всемирно признанным брендом и четкое соответствие нашим принципам и ценностям, — говорит представитель голландского офиса Spar. — Предпринимательский дух и деловые амбиции сделали бизнес идеально подходящим для Spar International». Сам предприниматель отказался от комментариев для Forbes.

В итоге нижегородский предприниматель стал самым успешным партнером Spar в России. За 15 лет он построил сеть почти из 200 магазинов в Нижегородской, Пензенской, Саратовской областях, в Чувашии, Марий Эл, Мордовии и Татарстане. В 2012-м во многом благодаря «Спар Миддл Волга» Россия впервые вошла в десятку крупнейших стран-партнеров Spar International с суммарным оборотом €1,13 млрд (под вывеской сети тогда работало в России 300 магазинов). «Со времени открытия первого супермаркета и по сей день история роста Spar была историей энтузиазма и стремления отдельных людей создать отличные магазины», — подчеркивается в одном из глобальных отчетов Spar.

Сеть развивается в четырех форматах торговли: супермаркет Spar, супермаркет покрупнее Eurospar, гипермаркет Interspar и магазины быстрого обслуживания Spar Express
Сеть развивается в четырех форматах торговли: супермаркет Spar, супермаркет покрупнее Eurospar, гипермаркет Interspar и магазины быстрого обслуживания Spar Express

В истории голландской сети в России отметились и российские миллиардеры, правда, не так успешно, как Гусев. В июле 2006 года Delta Capital продала свой пакет «Спар Москоу Холдингс» фонду «Ренова Капитал» Виктора Вексельберга. В 2009 году 61% акций компании приобрел Александр Мамут через структуру ANN, 36% осталось у фонда Russian Retail Growth Мамута и Вексельберга, 3% — у Дмитрия Маслова.

Весной 2015-го X5 Retail Group полностью выкупила «Спар Ритэйл» и на 26 магазинах компании заменила вывеску Spar на «Перекресток». Годом ранее под «Азбуку вкуса» «ушли» восемь подмосковных магазинов Spar компании «СВА-Трейдинг» и «СВА-Регион» Сергея Иноземцева. А самые существенные потери голландцы понесли на Северо-Западе.

«Интерторг» без торга

В конце декабря 2019 года Мушвиг Абдуллаев был в отчаянии. На протяжении нескольких месяцев владелец 500 магазинов под брендами «Народная 7Я», «Идея» и Spar безуспешно пытался договориться с банками о реструктуризации долга. «Все банки отказывались его перекредитовывать, якобы по команде основного кредитора — Сбербанка», — рассказывает знакомый Абдуллаева. 31 декабря бизнесмен начал процедуру ликвидации основной компании — торгового дома «Интерторг». В тот же день в Петербурге прошел шумный митинг его сотрудников, которым компания задолжала зарплату, а самого Абдуллаева задержали в Пулково при посадке на рейс в Дубай. Силовики настоятельно рекомендовали предпринимателю расплатиться с сотрудниками. В интервью «Фонтанке» 9 января 2020 года Мушвиг Абдуллаев пообещал обязательно это сделать и заявил, что «Спар СПб» будет ликвидирован: «Столько грязи за последний месяц — моя психика не выдержала». От интервью для этой статьи он отказался.

Двадцатого января Сбербанк подал семь исков к компаниям Абдуллаева на сумму более 8 млрд рублей, Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области наложил арест на имущество «Интерторга». «Исковые заявления Сбербанком были поданы в арбитражный суд с целью защиты своих интересов в судебном порядке. Ранее от клиента не поступали обращения о рефинансировании задолженности. Со стороны банка не было публикаций о намерении банкротить компанию», — заявила пресс-служба банка. Еще около 7 млрд рублей компания задолжала поставщикам.

Сумерки гипермаркетов: почему Metro Сash & Carry сдает позиции в России и меняет форматы

Девять лет назад о таком партнере, как «Интерторг», Spar International мог только мечтать: на момент покупки лицензии у Абдуллаева было 160 магазинов в Петербурге, Москве, Ленинградской, Новгородской, Вологодской, Мурманской областях и в Карелии. В 2011 году «Интерторг» получил эксклюзивное право на развитие Spar в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Сеть под голландским брендом росла стремительно: за первый год Абдуллаев открыл 10 магазинов, через год — вдвое больше. 2015 год Spar завершил уже с 77 магазинами на Северо-Западе, выручка за год выросла на 28%, через год сеть увеличилась еще на 43 магазина. Развитие нового партнера помогло российскому подразделению Spar компенсировать потери в Московском регионе. В 2018 году общая выручка голландской сети в России увеличилась на 27,8% и превысила €2 млрд. Под брендом Spar работало 534 магазина, поволжский «Спар Миддл Волга» и «Интерторг» Абдуллаева владели по 180 из них. «Абдуллаев был абсолютным лидером среди нас по темпам развития новых магазинов. Работал по принципу «пятилетка за год», — отмечает в беседе с Forbes партнер Spar в Челябинске Дмитрий Бухарин (у компании работает в регионе 64 супермаркета Spar).

Spar International и Сергей Локтев официально банкротство сети не комментируют, но отмечают: «Бренд Spar и других российских партнеров это не затронуло». «Проблемы «Интерторга» стали заметны весной 2019 года», — рассказывает Forbes один из партнеров Spar в России. Согласно внутренней отчетности, которую российский Spar подает в штаб-квартиру в Амстердам ежеквартально, «Интерторг» начал терять доходность и закрывать магазины год назад. «Собственник объяснял это «временными финансовыми трудностями» и усилением конкуренции в домашнем регионе», — уточняет источник Forbes, знакомый с ситуацией. По его словам, голландские коллеги пытались разобраться и помочь Абдуллаеву, даже приезжали в Россию и исправляли ошибки в конкретных магазинах: работали с позиционированием товаров и брендов, где-то пересматривали локации.

Петр Антонов для Forbes
Петр Антонов для Forbes

Самая сложная ситуация была в гипермаркетах. Абдуллаев сделал ставку на крупный формат магазинов, и в этом была его главная ошибка: гипермаркеты все менее и менее востребованы у покупателей. «Гипермаркеты во всем мире чувствуют себя плохо. Carrefour, Casino, Walmart сокращают торговые площади. В их традиционном формате нет будущего», — уверен директор по стратегии X5 Retail Group Владимир Салахутдинов. Вложения в запуск одного гипермаркета Spar составляют в среднем 500 млн рублей. «Абдуллаев за короткий срок купил шесть таких гипермаркетов. Это огромные деньги, такой прибыли у них точно не было», — говорит Дмитрий Бухарин. По итогам 2018 года чистая прибыль ТД «Интерторг» составила 721,5 млн рублей, на 315 млн рублей меньше, чем годом ранее. В 2016 году прибыль компании превышала 1,7 млрд рублей.

«Надо было быстрее делать ребрендинг и переводить магазины других брендов «Интерторга» под бренд Spar, а не вливать миллиарды в гипермаркеты», — считает Михаил Бурмистров, глава «Infoline-Аналитика». По его мнению, голландская марка остается привлекательной для России. Правда, проблемы отдельных партнеров сказываются на всем российском бизнесе ретейлера.

По словам Сергея Иноземцева, «Интерторг» всегда успешно развивал дискаунтеры и был в этом профессионалом. «Spar — совершенно другой формат, это современные вкусные супермаркеты западного образца. Перейти от дискаунтера к полноценному супермаркету «Интерторгу» не удалось».

За пару месяцев до краха своего бизнеса Абдуллаев решил внедрить систему лояльности, раздал покупателям пластиковые карты, которыми теперь негде воспользоваться. Пока кредиторы разбираются с остатками его бывшей торговой сети, голландцы уже ищут партнера ему на смену. Тем временем у Spar в России прибавилось два новых партнера — на Дальнем Востоке и в Бурятии. Требования невысокие — голландскую вывеску можно заказывать при обороте от 3 млрд рублей.

Дополнительные материалы

10 стартапов, за которыми нужно следить в 2020 году. Выбор Forbes