Дочерние компании: как занимается бизнесом Ксения Шойгу

Фото DR
Ксения Шойгу Фото DR
Младшая дочь министра обороны Ксения Шойгу начала карьеру на госслужбе, потом стала советником зампреда правления Газпромбанка, управляет венчурным фондом АФК «Система» Владимира Евтушенкова и восстанавливает заброшенные форты в Кронштадте. Она ведет разнообразные проекты, но многие из них оказываются связанными с Минобороны

Молодой предприниматель Ксения Шойгу встречает журналистов Forbes зимним вечером в своем московском офисе, где иногда засиживается допоздна. Несмотря на разнообразие бизнесов, в которые она вовлечена, Шойгу остается близка со своей семьей: рассказывает, как проводит один день в неделю со своим отцом и прерывается по ходу интервью на звонок маме. Какую роль в ее карьере сыграло родство с высокопоставленным чиновником? 

Поддержка семьи

Сергей Шойгу перебрался с семьей из Абакана в Москву в начале 1990-х, незадолго до рождения младшей дочери Ксении. Тогда он получил первую крупную должность в столице, а через год возглавил Российский корпус спасателей (впоследствии ставший МЧС России). В некоторым смысле профессиональный путь Ксении Шойгу можно назвать типичным для дочери крупного чиновника: окончила школу экстерном, год готовилась к поступлению в МГИМО, затем поступила на факультет международных экономических отношений. «Я всегда очень радуюсь, когда люди сразу понимают, что они прирожденные музыканты или художники, писатели или юристы от Бога. Я не чувствовала c раннего детства рвения к какой-то конкретной профессии, но мне всегда было интересно, как что устроено, — признается Ксения. — Как только я начала немножко сталкиваться с друзьями моего отца, я поняла, что есть какая-то система, которая работает по определенным законам, которые я не понимаю. Допустим, отец мне рассказывал, как работает система экономической географии, мне это показалось очень интересным». 

Путь Сергея Шойгу во власти: катастрофы, награды, друзья

Во время учебы Ксения стажировалась в банке «Санкт-Петербург», где отвечала на звонки, носила документы, обслуживала клиентов. Затем устроилась помощником заместителя руководителя в Ростехнадзор. «Не могу сказать, что это была суперинтересная работа, но тем не менее она позволила понять, что коммуникации мне удаются, что в общем и целом я умею договариваться с людьми. Не праздный навык, особенно если у тебя социальные проекты и ты постоянно собираешь под них деньги», — говорит она. В 2013 году Шойгу пришла на работу в Газпромбанк и в 2018 стала советником зампреда правления. 

«Ксению отличают две черты — прирожденное лидерство и зашкаливающая коммуникабельность. Благодаря им ей удалось быстро добиться авторитета и доверия среди сверстников и коллег», — говорит Владимир Шаров, президент Ассоциации внутреннего и въездного туризма России, коллега и знакомый семьи Ирины Шойгу, матери Ксении. По его словам, Ксения всегда понимала, что любой ее шаг в развитии собственных проектов будет комментировать широкая общественность с акцентом на родство с министром обороны. «Конечно, нельзя сбрасывать со счетов наличие административного ресурса, но сколько примеров, которые были построены только на нем, но так и не были реализованы. Успех дает комбинация личных черт Ксении и поддержки ее семьи», — добавляет Шаров.

На первый взгляд, бизнес-интересы Ксении Шойгу выглядят очень разносторонними. Однако многие ее проекты оказываются так или иначе связаны с могущественным министерством, которое возглавляет ее отец.

«Гонка» на полигоне 

В 2013 году Ксения Шойгу приняла участие в организации экстремальных забегов «Гонка героев». Она стала лицом этого проекта. Еще двое создателей — банкир и основной инвестор Юрий Новожилов, а также бизнесмен из Калининграда Глеб Юн. Бывший чемпион мира и Европы по бразильскому джиу-джитсу среди любителей, он и стал автором концепции «Гонок»: беговая трасса в 10 км с препятствиями в виде рвов, окопов, пятиметровых стен и колючей проволоки.

За первые три дня с момента анонса «Гонки героев» в соцсети проекта «ВКонтакте» зарегистрировались почти 400 человек. Чтобы провести игру на такое количество участников, нужна была большая открытая площадка, поиском которой и занялась Шойгу. Как раз в 2012 году ее отец перешел с должности губернатора Московской области на пост министра обороны. «Когда я стала узнавать, есть ли какая-то свободная площадка (по факту нам нужно было поле), то поняла, что большое количество разных мероприятий, например страйкбол [игра с мягкой пневматикой. — Forbes], проходит на военных полигонах», — объясняет она. 

Первый официальный забег состоялся в мае 2014 года на военной базе Таманской дивизии в подмосковном Алабино и собрал больше 1000 участников. Игру открыл лично Сергей Шойгу. Всего за тот год удалось организовать десять забегов с участием 12 000 человек, в 2015 году — 20 забегов, причем уже не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге, Казани, Владивостоке, Екатеринбурге, Грозном, Петропавловске-Камчатском и даже в Крыму. Кроме забегов в разное время проводились квесты «Битва героев», всероссийский полумарафон «Забег», выпускается спортивная одежда — все это под брендом «Лига героев».

«Гонка героев» зарегистрирована как автономная некоммерческая организация (АНО) в декабре 2014 года. Соучредителями АНО, по данным пресс-службы «Гонки героев», выступают Денис Анников, Милош Пайич и Глеб Юн (по 33% у каждого). По данным компании, Глеб Юн «в деятельности компании на данный момент участия не принимает», а ведет свой детский проект «Школа героев Gymnasium». «Юрий Новожилов изначально не был в компании. Он был меценатом проекта, затем перестал его поддерживать», — уточняют в пресс-службе. Знакомый банкира утверждает, что тот не занимается «Гонками» уже 3,5 года. «Ни Новожилов, ни Юн давно не ассоциируют себя с «Гонкой героев», — говорит собеседник Forbes. — Изначально они занимались исключительно гонкой в Алабино, а Ксения — регионами. Потом сказала, что хочет заниматься Москвой. Первое время проект существовал без бюджетных денег и был коммерчески успешным, но многое зависело от военных». По его словам, к бюджетным деньгам Новожилов и Юн всегда относились с опаской в отличие от Ксении, которая «хорошо себя чувствует в этом». Сам Новожилов от комментариев отказался. В пресс-службе АНО подтверждают: «Он [Юрий Новожилов] поддерживал развитие проекта только в Москве, но не в регионах. Ксения видела перспективы масштабирования проекта. Он региональное развитие проекта не поддержал». 

Крупные и коммерчески успешные гонки с препятствиями Spartan Race или Tough Mudder собирают от 5 млн до 8 млн участников в разных странах. Российский аналог, которым занималась Ксении Шойгу, собрал в 2019 году более 41 000 участников, в 2020 году — 35 000 участников. Компания стала крупнейшим в России организатором любительских спортивных событий. Билет участника в Москве и Петербурге стоит в среднем 4000 рублей, в регионах — 2500-3000 рублей. Удается ли организаторам заработать на проекте? 

«Классическая модель заработка крупнейших гонок с препятствиями, например западных Spartan Race или Tough Mudder, состоит из нескольких элементов: доход от продажи билетов (доля доходит до 50% от общего дохода), сдачи выставочных площадей, продажи сувенирной продукции, реферальных программ и, конечно, спонсорство», — комментирует Владимир Волошин, управляющий партнер спортивного маркетинг-агентства Newman Sport и сооснователь международных соревнований по триатлону Ironstar и фестиваля бега Rosa Run.

«Гонки героев»
«Гонки героев» / «Гонки героев»

«Смета на организацию одной гонки составляет 3-4 млн рублей, если у вас уже есть инфраструктура: препятствия и иное оборудование, команда и сайт. Сделать мероприятие с нуля дороже, около 10 млн рублей», — говорит руководитель российского экстремального забега «Стальной характер» Андрей Потапов. Проект запустился в 2014 году, в 2019-м он получил первую прибыль. По данным «СПАРК-Интерфакс», выручка тюменского проекта в 2019 году составила 32,5 млн рублей, чистая прибыль — почти 760 000 рублей. По словам Потапова, расходы такого бизнеса, как массовые спортивные забеги, можно разделить на две составляющие: 20% связаны с обеспечением деятельности команды организаторов и 80% — с проведением самих мероприятий. «Затраты включают: аренду территории и оборудования, монтаж препятствий и персонал, транспортные расходы, маркетинговые расходы, медали участникам», — перечисляет он. Найти подходящую площадку для большого количества участников непросто, в идеале это должна быть лыжная база, горнолыжный курорт, биатлонный центр, автодром.

Основная статья затрат «Гонки героев» — строительство и подготовка трассы (монтаж и демонтаж препятствий, производство и монтаж баннерной продукции, логистика). Также значительная часть затрат приходится на организацию работы фан-зон мероприятий (монтаж сцены, аренда звукового оборудования, экрана, работа ведущих, диджеев, аниматоров, фотографов, затраты на наградную атрибутику, изготовление манишек).

В 2015 году РБК писал о существовании рамочного соглашения о партнерстве между «Гонкой героев» и Минобороны, согласно которому ведомство предоставляет инфраструктуру, технику и военнослужащих спортивных взводов (помогают участникам преодолевать препятствия). Работа массового персонала, инструкторов и волонтеров всегда оплачивается, говорит представитель пресс-службы «Гонки» и уточняет: «Военнослужащие могут выполнять работу инструктора только в том случае, если они сами выражают такое желание». По версии пресс-службы, соглашения с Министерством обороны не существует, есть только соглашение с ЦСКА на организацию проекта «Игры героев» и проведение обучения инструкторского состава «Гонки» на территории манежа клуба. Взамен ЦСКА получает бесплатное участие в проектах «Лиги героев» и возможность организовывать этапы соревнований «Курсантского броска» на ее площадках.

А вот на аренде организаторы «Гонки героев» могут сэкономить. На гражданских территориях (60% случаев) часто работают по бартеру, на военных полигонах — безвозмездно. «Полигоны по закону не имеют права зарабатывать на этом, поэтому предоставляют территорию в пользование безвозмездно, — объясняет Шойгу. — Но «Гонка героев» за свой счет строит трассы, которые переходят в собственность министерства, и в рабочие дни на них тренируются военнослужащие. С гражданскими локациями бывает и бартер: нам предоставляют площадку, а мы — трафик из тысяч людей. Обеспечиваем загрузку гостиницам и точкам общепита, входящим в структуру компании, которая владеет площадкой. Это нам снижает аренду». По данным пресс-службы «Гонок», доля затрат на аренду в общей смете составляет не более 5% от общей суммы.

Дополнительного финансирования на проведение «Гонки героев» Минобороны не выделяет, но у организаторов есть доступ к уникальным военным объектам. К примеру, для «Гонки героев» на Камчатке применялись беспилотные летательные аппараты «Орлан-10», которые контролировали с воздуха передвижения участников соревнований и передавали информацию организаторам. В Чечне забег провели на антитеррористическом полигоне — крупнейшем в мире центре подготовки спецназа.

По словам Шойгу, продажи билетов приносят «Гонке» около 40% выручки, 60% — партнеры и спонсоры: РЖД, Газпромбанк, «Почта России», ‎Toyota, WorldClass и другие. Бюджетных средств проект не получает, подчеркивает пресс-служба «Гонок». Но до окупаемости еще далеко. По данным «СПАРК-Интерфакс», выручка АНО «Гонка героев» в 2019 году составила 215 млн рублей. Компания имеет два дочерних предприятия: ООО «Гонка героев» и «ЛГ Спорт Проджектс» — оба глубоко убыточные (74 млн и 93 млн рублей чистого убытка по итогам 2019 года соответственно). «На Западе это бизнес, а здесь, к сожалению, бизнеса пока не получается, — признает Шойгу. — Я изначально занималась «Гонками» именно как социальным проектом. А место, где я зарабатываю деньги, — это банк и венчурный фонд».

Работа с прототипами 

В августе 2019 года стало известно, что Ксения стала бенефициаром инвесткомпании «Кэпитал перформ». По данным СПАРК, она была основана в мае 2018 года, 100% в ней принадлежало предпринимателю Кириллу Демченко, также владеющему долями в ООО «Максима» (специализируется на розничной торговле мороженым и замороженными десертами) и ООО НТЦ ИСТ (занимается деятельностью в области архитектуры). В августе 2019 года Демченко передал 59% компании Ксении Шойгу. По словам Шойгу, с ним она познакомилась, когда поступала в МГИМО. Он в тот момент оканчивал вуз. Связаться с ним Forbes не удалось. 

Среди активов «Кэпитал перформ», например, компания MedPoint24 — разработчик сервиса автоматизированных медосмотров водителей автотранспорта. Пункты медосмотра таксистов находятся в Москве и области, Санкт-Петербурге, Казани, Калуге и других городах. Партнером компании в этом проекте выступает «Яндекс.Такси». Среди клиентов MedPoint24 — Toyota, «Азбука вкуса», «Сбер», X5 Retail Group и другие. По словам ведущего маркетолога MedPoitn24 Екатерины Галустян, эту компанию создали два «энтузиаста-изобретателя». В 2017 году основатели привлекли бизнес-ангела, который помог им разработать масштабируемую бизнес-модель, а деньги на дальнейшее развитие получили еще от трех инвесторов. Год спустя основатели покинули компанию, уверяет Галустян. «Ксению интересует общая стратегия компании, она принимает участие в ее обсуждении и предпочитает лично познакомиться с ключевыми людьми, отвечающими за ее разработку и реализацию. Но бывает и более точечное вовлечение, например, бренд Medpoint24 был придуман именно ей. В операционных вопросах Ксения не принимает участия», — рассказывает Галустян. 

Сама Ксения на вопрос о том, как появилась «Кэпитал перформ», отвечает, что «это был прототип венчурного фонда». «Все, что я ни делаю, и «Гонка» в том числе, — это стартапы. Я хорошо, на мой взгляд, умею собирать команды и в целом неплохо вижу конъюнктуру рынка. Мне было интересно себя попробовать в инвестициях. И я себя попробовала. В целом мне результат пока нравится, хотя 2020 год подкосил, по-моему, всех. И эти компании [в которые вложилась «Кэпитал перформ»] в том числе», — рассказывает Шойгу.

Сейчас «Кэпитал перформ». помимо доли в MedPoint24, владеет также долей в транспортном проекте. В каком именно, Ксения не раскрывает, но говорит, что в отличие от MedPoint24, не принимает активного участия в его деятельности. По ее словам, она приняла решение стать миноритарным партнером, поверив в стратегию и команду.

По данным СПАРК, 100% MedPoint24 принадлежит ООО «Арциус», который, в свою очередь, на 34,76%  принадлежит «Кэпитал перформ». 17 марта Ксения Шойгу сообщила Forbes, что «Кэпитал перформ» продает долю в Medpoint24, сумма сделки, по ее словам, может составить от 500 млн рублей. «У MedPoint24 четыре инвестора, в числе которых «Кэпитал перформ». Один из текущих акционеров выкупает долю «Кэпитал перформ». Проект завершает инвестфазу и более не является венчуром», — говорит Шойгу. 

По данным СПАРК, помимо тех активов, которые в разговоре с Forbes упоминает Шойгу, в портфеле «Кэпитал перформ» есть еще одна компания — «Информационные технологии», зарегистрированная в 2013 году. Ее основным видом деятельности по ОКВЭД является «деятельность рекламных агентств». До 2019 года «Информационные технологии» была глубоко убыточной, свидетельствуют данные СПАРК (так, в 2018 году компания показала убыток 23 млн при выручке 100 млн). При этом активы компании в виде рекламных конструкций вдоль шоссе были заложены в Газпромбанке. В июле 2018 года в один день прекратили свое действие все залоги Газпромбанка, хотя они делались и в 2015-м, и в 2017 годах. С 2013 года Шойгу работала на разных должностях в Газпромбанке, с 2018 года заняла пост советника зампреда правления. 

В ноябре 2018 года владельцем 50% «Информационных технологий» стал «Кэпитал перфом», акционером которого в 2019 году стала Ксения Шойгу. В том же 2019 году компания получает выручку в 148 млн рублей и прибыль в 43 млн рублей. В 2020-м выигрывает первый в жизни госконтракт от Ростуризма на 29 млн рублей. В конце февраля 2021 года компания «Информационные технологии» заключила два контракта с Ростуризмом на сумму 40,7 млн рублей. На это также обратили внимание «Открытые медиа». По контракту на 8,9 млн рублей «Информационные технологии» проведут рекламную кампанию на заправках и в бизнес-центрах. Второй контракт на 31,8 млн рублей обеспечит рекламу туров выходного дня в соседние города и курортного отдыха в России.

На вопрос о том, чем убыточная компания «Информационные технологии» заинтересовала «Кэпитал перформ», Ксения Шойгу отвечает, что «Кэпитал перформ» работает с венчурными проектами и готовит их под продажу: «Убыточность компании «Информационные технологии» носила абсолютно естественный характер, так как в тот момент она проходила через инвестиционную фазу». Представитель Шойгу отрицает связь между работой Шойгу в Газпромбанке и снятием залогов: «Залоги были сняты только после погашения кредита новым инвестором. Ксения при этом не была совладельцем «Кэпитал перформ», когда компания стала владельцем «Информационных технологий». Шойгу уверяет, что уже завершены переговоры о продаже 50% «Информационных технологий» и «Кэпитал перформ» продаст свою долю в 2021 году. Газпромбанк на запрос Forbes на момент публикации не ответил. 

По словам Шойгу, «Кэпитал перформ» покупала доли в стартапах «под продажу». «С появлением венчурного фонда я планирую переключиться на эту составляющую, так как там гораздо больше возможностей», — поясняет Ксения. Речь идет об инвестфонде Sistema SmartTech. 

Право на один заход

В феврале 2020-го АФК «Система» объявила, что Ксения Шойгу станет управляющим партнером четвертого по счету венчурного фонда корпорации Владимира Евтушенкова Sistema SmartTech целевым объемом в 5 млрд рублей. По данным АФК «Система», фонд создавался на восемь лет с инвестиционным периодом пять лет. Тогда «Система» была готова выделить ему до 1,5 млрд рублей. Фонд планировал инвестировать в основном в российские компании. На вопрос о том, как сложилось ее партнерство с АФК «Система», Шойгу обращается к своему опыту, полученному с «Кэпитал перформ»: «Для меня это большой успех — то, что мы подняли раунды, то, что нами заинтересовались, что мне предложили должность. Я на нее согласилась».

Одна из структур АФК «Система» — РТИ («Радиотехнические и информационные системы») — несколько лет сотрудничает с Минобороны. А в 2019 году министерство требовало с АО «РТИ» 4,3 млрд рублей неустойки. Как писало РБК, министерство обвиняло РТИ в срыве гособоронзаказа при выполнении опытно-конструкторской работы по созданию национального центра управления обороной. Суд постановил «удовлетворить иск частично», но других подробностей нет — дело засекречено.

Впрочем, Ксения не скрывает, что попасть на личную встречу к основателю АФК «Система» помогла в том числе фамилия: «Сначала АФК «Система» начали смотреть медицину. Были встречи с несколькими вице-президентами. Мы поднимали раунды, и меня спросили, есть ли что-то еще. Я запросила встречу. Большое спасибо, довольно быстро ее согласовали, не всегда бывает так. Понятно, что я имела право на один заход, чтобы сказать что-нибудь умное и понравиться или не понравиться», — рассказывает Шойгу. По ее словам, целью встречи с Евтушенковым было получить инвестиции от АФК «Система» на другие проекты, например «Остров фортов». Об инвестициях не удалось договориться, но Ксения получила предложение возглавить фонд.  

«Ксения Шойгу возглавляет проектную команду фонда Sistema SmartTech, ориентированного на поддержку компаний на ранней стадии развития, — говорит управляющий партнер АФК «Система» Артем Сиразутдинов. — У АФК «Система» есть серьезный опыт оценки инвестиционной привлекательности проектов, однако для стартапов на самой ранней стадии нужна специальная экспертиза. Именно такой экспертизой, которая подразумевает глубокое понимание проектов на начальной стадии и большую сбалансированность, обладает Ксения Шойгу». Где именно Ксения получила опыт работы со стартапами на ранних стадиях, Сиразутдинов не уточнил. Владимир Евтушенков на просьбу Forbes рассказать о сотрудничестве с Ксенией Шойгу и о деятельности Sistema SmartTech отказался от комментариев. 

За первый год существования Sistema SmartTech в публичном поле не появилось информации ни об одной сделке фонда. По словам представителя Ксении Шойгу, три проекта готовятся к подписанию в ближайшее время, а в предыдущий период «велась вся необходимая подготовительная работа». «Безусловно, определенное время ушло на подготовку фонда к операционной деятельности, — рассказывает Сиразутдинов. — Фонд зарегистрирован в виде инвестиционного товарищества, собрана команда, выстроены внутренние процессы, подготовлена документация. Активную инвестиционную деятельность фонд начал в сентябре и в I-II квартале 2021 года планирует войти сразу в три компании». 

Ксения Шойгу уверяет, что «вообще не планировалось в этом году инвестировать»: «Мы провели несколько инвестиционных комитетов. Очень много проектов отсмотрели, нам мало что понравилось. В воронке мы посмотрели около 700 проектов. Из них порядка 25 активных, которые мы прорабатываем. Но уже на инвестиционном комитете принято решение инвестировать в три». По словам Ксении, за первые полгода работы были получены коммитменты о присоединении к фонду на большую сумму, чем от якорного инвестора. Один из инвесторов — Владимир Евтушенков.

Несколько опрошенных Forbes венчурных инвесторов отказались публично комментировать деятельность Sistema SmartTech и роль Ксении Шойгу в нем. «Эффективность инвесторов и управляющих фондов можно оценить только через несколько лет, когда будет понятно, что происходит с портфолио, — говорит партнер международного венчурного фонда Gagarin Capital Анастасия Швецова. — В США инвесторы подобного объема и стадии начинают активно инвестировать с первого года, зачастую первые сделки намечают еще до создания фонда». 

Остров на 45 млрд

В июне 2019 года белоснежную яхту «Баттерфляй», принадлежащую флотилии Radisson Royal миллиардеров Года Нисанова и Зараха Илиева, специально перегнали из Москвы в Санкт-Петербург. На лодке планировали катать гостей форума ПМЭФ, но первыми пассажирами стали журналисты, приглашенные на презентацию глобального проекта туристско-рекреационного кластера «Остров фортов» в Кронштадте. Курирует проект дочь министра обороны Ксения Шойгу. 

Музейно-исторический парк
Музейно-исторический парк / «Остров фортов»

Визитной карточкой проекта являются три памятника культуры фонда ЮНЕСКО — форты «Петр I», «Кроншлот» и «Александр I». «Морские крепости были построены посреди Финского залива в XVIII-XIX веках как часть оборонной системы Петербурга. Исторически всегда находились на балансе Министерства обороны и медленно разрушались», — рассказывает гид-экскурсовод «Острова фортов» Александр Еськов. В 2006 году форт «Александр I», который сохранился лучше остальных, арендовал «Дворец конгрессов» (создан указом Владимира Путина на базе Константиновского дворцово-паркового ансамбля), чтобы привозить туда высоких гостей. Но, по словам Еськова, для официальных приемов место оказалось неподходящим и скоро сюда начала приезжать питерская золотая молодежь. «Устраивали рейвы, свето-лазерные шоу, игрища в стиле Форт Боярд», — говорит Еськов. Его слова подтверждают до сих пор не стертые граффити «Грибоедов-клуб» на старинных кирпичных стенах форта. «Жители Кронштадта прозвали вечеринки «чумными шоу» («Чумной» — второе название форта, так как здесь работала лаборатория по исследованию чумы. — Forbes). Они были недовольны, писали жалобы и в какой-то момент все прекратилось», — добавляет Еськов.

По словам Ксении Шойгу, предложение об участии в проекте она получила три года назад от своего начальника в Газпромбанке Алексея Матвеева. «Он сказал, что мне нужно работать с крупными клиентами. В банке рассматривали проекты различных туристических локаций, Кронштадт стал одной из них», — вспоминает она. Начиная с лета 2018-го, Шойгу и ее команда трудится над масштабной концепцией города-музея в Финском заливе.

Сделать из Кронштадта туристическую Мекку пытаются на протяжении последних двадцати лет. С начала 2000-х были разные предложение: от идеи перебазировать сюда флотские вузы и профильные оборонные предприятия до создания музея затонувших кораблей. В 2016 году Министерство обороны решило открыть в Кронштадте филиал военно-патриотического парка «Патриот». С 2018-го на 26 га ведомственных территорий, утративших свое военное назначение, сейчас строят водолазный комплекс, яхт-клуб и шлюпочную базу, школу юнг, аэродром.

Одного «Патриота» ведомству показалось недостаточно. Весной 2019-го Минобороны совместно с Комитетом по инвестициям Санкт-Петербурга создали новую АНО «Остров фортов». Концепцию кластера Владимиру Путину озвучил сейчас уже бывший министр экономического развития Максим Орешкин в декабре 2018 года. Президенту идея понравилась, и он поручил включить ее в программу развития внутреннего и въездного туризма до 2025 года. «Здесь все сошлось: это высвобождаемые военные территории; надо поднимать большое количество инвестиционных денег, договариваться о спонсорстве — все это я уже делала для спортивных проектов, — объясняет Ксения. — Меня назначили курировать некоммерческий фонд, который и собирал деньги сначала на первую очередь парка, проектирование и на саму верстку проекта. Моя задача состоит в том, чтобы проект был привлекательным в глазах инвесторов и туристов».

Чем привлечь инвесторов? Проект «Остров фортов» устрашающе амбициозен. До 2025 года на территории 150 га должны появиться исторический парк, военно-морской музей, две гостиницы, два жилых квартала (на 1060 и 370 квартир соответственно), лицей и поликлиника, многофункциональный тренировочно-спортивный, выставочный и еще два образовательных центра, яхтенная марина на 552 судна. Отдельно обустроят набережную и даже проведут канатную дорогу протяженностью 1,2 км до одного из фортов. Летом 2020 года открылась первая очередь проекта — музейно-исторический парк и «Лагерь настоящих героев», построенные на средства меценатов. Объем инвестиций в пресс-службе «Острова фортов» не разглашают.

Сколько стоит такой проект? Создание крупнейшего в мире города-музея «Остров фортов» в Кронштадте — это первое комплексное развитие столь большой территории после олимпийской стройки в Сочи. Общий объем инвестиций по разным оценкам составляет от 36 млрд до 45 млрд рублей. Проект финансируется за счет бюджетных средств и денег частных инвесторов. По данным пресс-службы «Острова фортов», эта пропорция примерно 30% на 70%. В долю бюджетного финансирования, в частности, вошли 4,5 млрд, которые на реконструкцию двух фортов выделило правительство в феврале 2020-го. 

Задача Ксении Шойгу — поиск частных инвесторов. «Это люди и компании, которые рассчитывают на окупаемость своих инвестиций, и меценатство, это компании и большие корпорации, частные бизнесмены, которые решили поддержать инвестированием в Кронштадт», — объясняла она сама ранее. В сентябре 2019 года Шойгу договорилась с бизнесменом Олегом Дерипаской о строительстве яхтенной марины в Кронштадте.

Представитель Дерипаски сообщил, что в настоящий момент проектом «Остров Фортов» занимается компания «Главстрой Санкт-Петербург» — дочерняя фирма одного из крупнейших девелоперов России, которой до 2018 года владел миллиардер. «Компания оказывает консультационные услуги по разработке маркетинговой и градостроительной концепции проекта Остров Фортов», — сообщил собеседник, не упомянув о яхтенной марине. На вопрос о том, какое отношение Олег Дерипаска имеет к компании, 100% акций которой три года назад он продал новому акционеру, представитель ответил, что «Олег Владимирович навсегда останется основателем «Главстроя».

По словам Ксении Шойгу, сейчас пул инвесторов для «Острова фортов» сформирован на 80%, но их имена не разглашаются. Два источника на рынке недвижимости сообщили Forbes, что проектом интересовался крупнейший девелопер «Киевская площадь» Года Нисанова и Зараха Илиева. «Они рассматривали строительство развлекательного кластера и музея, но дошло ли до чего-то реального, непонятно», — комментирует представитель международной компании в сфере коммерческой недвижимости. «Киевская площадь» этим проектом не занимается. Более того, не рассматривала и не обладает информацией о нем. На ближайшую перспективу планов по развитию в Санкт-Петербурге нет», — сообщили в пресс-службе компании.

«Сейчас ведутся переговоры с несколькими инвесторами на разные функции (гостиничная, ретейл и другие), но окончательных договоренностей нет ни с одним», — рассказывает другой собеседник Forbes. По его оценке, около 40% от общей площади кластера составляют коммерческие объекты (150 000 из 347 000 кв. м): гостиницы, торговые улицы с магазинами и ресторанами, выставочная площадка. Объем вложений в гостиничные и ретейловые объекты составляет 150 000 рублей на один квадратный метр. Объекты (музеи, учебные заведения, поликлиника) выступают как обременение для инвестора.

Источник Forbes, компания которого работала над гостиничной функцией «Острова фортов», рассказывает, что в рамках проекта предусмотрено строительство двух отелей: объект высокого уровня с инфраструктурой для семейного отдыха и второй более простой для туристических групп. По его словам, участие в этой части проекта рассматривают «все крупнейшие игроки, кто вкладывается в гостиничный бизнес и управляет активами в России, в том числе господин Клячин». Российский бизнесмен Александр Клячин управляет сетью Azimut Hotels, владеет отелем «Метрополь» в Москве. Он отказался комментировать участие в «Острове фортов»

Папин день

На вопрос о том, как именно наличие могущественного отца влияет на ее профессиональную деятельность, Ксения отвечает вопросом: «Вы ко мне предвзято относитесь? Ну наверное, в каком-то смысле да. Известная фамилия людям мешает или помогает? Я, наверное, постараюсь ответить максимально откровенно, потому что, честно говоря, этот вопрос всегда подразумевается. Это отчасти помогает. Но постоянно приходится доказывать, что ты не зря ешь свой хлеб, что ты действительно являешься профессионалом».

Об отношениях с отцом Ксения говорит открыто. Например, рассказывает, что по воскресеньям у нее «папин день»: «У нас есть «папин день», и перед ним я проверяю несколько раз, как я выгляжу, как я одета. Чистая ли у меня обувь, нормально ли я уложена. Все ли у меня готово? А что я собираюсь спросить? Он очень за меня болеет, очень переживает, я это вижу, и мне приятно». По словам Ксении, отец дает ей советы только по житейским вопросам: «Я часто с ним советуюсь по поводу каких-то житейских вопросов. Он не бизнесмен, он государственный служащий, и это просто разные совсем вещи».

Дополнительные материалы

Родные люди: чем занимаются родственники чиновников