Эффект домино. Кто еще пострадает от атаки дронов и почему стоит ожидать дальнейшего роста цен на нефть

Алексей Кокин Forbes Contributor
Фото Reuters
Скачок цен на нефть — не единственное и, возможно, не самое серьезное последствие атаки беспилотников на нефтяные объекты в Саудовской Аравии

В субботу утром были нанесены удары с воздуха по двум объектам в Саудовской Аравии — комплексам подготовки нефти в Абкейке и на месторождении Хурейс. Ущерб от атаки привел к остановке части добычи в стране, По некоторым данным, речь идет о 5,7 млн баррелей в сутки, что соответствует, по нашей оценке, 58% добычи нефти всей Саудовской Аравии и почти 6% добычи жидких углеводородов во всем мире до инцидента. Это больше, чем среднесуточная добыча нефти в любой отдельно взятой стране, за исключением США, РФ и самой Саудовской Аравии.

Кроме того, прекращена подача попутного газа для переработки, что снизило на 0,7 млн баррелей в сутки производство газоконденсатных жидкостей.

Подвергшийся нападению объект в Абкейке — крупнейший в мире комплекс подготовки нефти мощностью около 7 млн баррелей в сутки. В прошлом году, по данным Saudi Aramco, через него прошла половина добытой компанией нефти — около 5 млн барр./сутки. К нему подключено крупнейшее месторождение в стране, Гавар, с мощностью добычи 3,8 млн баррелей в сутки. Другой поврежденный комплекс имеет меньшую мощность (1,45 млн баррелей в сутки), однако обслуживаемое им месторождение Хурейс — второе после Гавара в Саудовской Аравии по уровню возможной добычи.

Выход из строя комплексов подготовки нефти неизбежно приводит к остановке добычи. Товарная нефть, поступающая в экспортные терминалы, в трубопроводы и на НПЗ, должна соответствовать определенным требованиям к содержанию примесей и растворенных газов. Добытая на месторождениях жидкость, как правило, им не соответствует и поэтому должна подвергнуться многоступенчатой обработке, включающей дегазацию, стабилизацию, обезвоживание и обессоливание, для получение товарной нефти. Это не такие сложные операции, как переработка нефти на современных НПЗ, и не требуют такого же дорогостоящего оборудования, однако они составляют неотъемлемую часть технологического процесса в отрасли. Не прошедшую очистку нефть нельзя использовать для экспорта или переработки.

Саудовская Аравия располагает большими товарными запасами нефти — около 200 млн барр., которые позволят ей выполнять свои обязательства по экспорту в течение нескольких недель, если работу комплексов в Абкейке и Хурейсе не удастся восстановить. Saudi Aramco уже заверила своих клиентов в Индии в том, что объемы экспорта для них не сократят. Кроме того, стратегические и коммерческие запасы нефти США — 645 млн и 416 млн барр. соответственно — могут помочь компенсировать глобальный дефицит нефти в течение одного-двух месяцев. Если Саудовская Аравия в течение нескольких дней восстановит добычу до уровня, близкого к уровню до воздушной атаки, и рынок будет уверен в том, что она не повторится, то рост цены Brent в ближайшую неделю может ограничиться 10-15% от цены закрытия в пятницу, 13 сентября.

Таким образом, в этом сценарии цена Brent будет в диапазоне 65-70 долл./барр. (о том, что произошло на открытии торгов в Азии, можно прочитать здесь).

Однако нельзя исключать и другие сценарии. Во-первых, нападение на нефтяную инфраструктуру Саудовской Аварии показало, насколько она уязвима. Высокая уязвимость — следствие централизации инфраструктуры. Используя в полной мере положительный эффект масштаба, комплекс Абкейк позволяет Saudi Aramco упростить процесс очистки нефти и минимизировать сопутствующие затраты, однако его выход из строя парализует половину мощностей добычи в стране.

Возможно, теперь в ценах нефти будет учитываться новый риск — временного выхода из строя мегаобъектов Saudi Aramco.

Во-вторых, политико-экономические последствия атаки могут затронуть далеко не только Саудовскую Аравию. Ответственность за нападения взяли на себя йеменские повстанцы-хуситы: они заявили, что задействовали крупную группировку дронов. Хуситы неоднократно атаковали саудовскую территорию. В частности, в августе их дроны нанесли удар по месторождению Шейба с мощностью добычи 1 млн баррелей в сутки. Тогда ущерб был небольшим и на объем добычи не повлиял. На этот раз масштаб и сложность атаки с воздуха превзошли все, что хуситам удавалось в прошлом. США обвинили Иран в нанесении этого авиаудара, но Иран все обвинения отверг. Возможно, с точки зрения участников рынка вероятность военного столкновения в регионе сейчас резко выросла. Не исключено, что рынок даже посчитает военный конфликт неизбежным. Поскольку масштаб проблем в Абкейке наглядно показывает, насколько серьезными могут быть последствия военных действий для крупнейшего производителя нефти, такие настроения рынка могут вызвать значительно больший рост цены нефти, чем мы ожидаем.

В-третьих, вынужденная остановка добычи может оказать негативное влияние на крупнейшие месторождения Саудовской Аравии. Поскольку это исключительное событие, ущерб для их продуктивности трудно оценить, но это еще один потенциальный фактор долгосрочного роста цены нефти.

В-четвертых, планы проведения IPO Saudi Aramco, скорее всего, будут снова скорректированы.

Саудовская Аравия стремится разместить акции по цене, при которой капитализация компании была бы не ниже двух триллионов долларов. До сих пор международные инвесторы с осторожностью относились к такой высокой оценке. После субботних событий рыночная оценка риска инвестиций в акции компании, скорее всего, вырастет.

Кроме того, Saudi Aramco понесет затраты на ликвидацию последствий атаки, восстановление инфраструктуры, восполнение товарных запасов. Вероятно, значительно вырастут в будущем страховые расходы компании. В результате желаемая капитализация может окончательно стать недостижимой, а размещение отменено или отложено на неопределенный срок.

Парадоксально, но это может стать негативным фактором для цены нефти, если после отмены IPO Saudi Aramco Саудовская Аравия изменит стратегию на нефтяном рынке и откажется играть роль локомотива сокращения добычи в ОПЕК.

Новости партнеров