Отказ от выбора: к чему приведет ставка российских властей на инерционный сценарий развития

Фото Evgenia Novozhenina / Reuters
Фото Evgenia Novozhenina / Reuters
Ключевой фактор, определяющий российскую экономическую модель с момента восстановления после кризиса 2008–2009 годов, — это поддержание стабильности. Минимизация рисков давно уже стала более важной задачей, чем увеличение прибыли и роста, считает ректор РЭШ Рубен Ениколопов

С одной стороны, это позволило добиться действительно устойчивого макроэкономического положения, которое, в частности, очень помогло России во время пандемии. С другой стороны, система во многом сводится к перераспределению ресурсной ренты в рамках дирижистской политики, где государство и приближенные к нему играют непропорционально большую роль, тогда как геополитические соображения приводят ко все большей изоляции национальной экономики

Ловушка среднего дохода 

Такая модель наименее выгодна для самых активных групп населения — молодежи, квалифицированных специалистов, а также высокотехнологичного сектора с высоким экспортным потенциалом в целом, то есть именно тех экономических агентов и игроков, которые могли бы стать мотором экономического роста. В результате Россия оказывается в так называемой ловушке среднего дохода, которая не позволяет ей догнать развитые страны. Более того, в такой системе устойчиво растут риски, связанные с ожидаемым сокращением доходов от экспорта и демографическими проблемами, вызванными снижением общего числа занятых в экономике, в том числе молодых и образованных работников.

Вырваться из этой ловушки помогла бы стратегия, основанная на таких преимуществах России, как географическая близость и к Европе, и к Азии, а также высокое качество человеческого капитала. В полной мере используя эти факторы, страна могла бы расширять свое участие в глобальных цепочках создания стоимости и капитализировать региональное лидерство в цифровой экономике. Но ключевыми условиями для этого являются отказ от политики изоляционизма и выбор в пользу открытости экономики, а также смена приоритетов от конфронтации к развитию.

Политика перераспределения

Но на разворот в отношениях с внешним миром сейчас никто, конечно, не рассчитывает. Недаром от последнего послания президента ждали, наоборот, сигналов о еще большем обострении. Эти опасения не подтвердились, но, к сожалению, не подтвердились и другие ожидания общества, связанные с посланием. 

Кризис жанра: каким стало семнадцатое послание Владимира Путина

В нем не была представлена стратегия, способная придать новый импульс экономическому развитию и вывести страну из стагнации. В частности, накануне эксперты обсуждали возможную программу масштабного увеличения государственных инвестиций за счет использования средств ФНБ, а также ослабление бюджетного правила и изменения налоговой нагрузки, которые должны были бы ускорить рост ВВП. Это вряд ли решило бы проблему стимулирования частных инвестиций, но могло бы стать хоть каким-то, пусть и временным, но новым фактором экономического роста.

Однако, как это часто случается в последнее время, в итоге был озвучен набор точечных мер, направленных на решение текущих задач, но не затрагивающих структурные проблемы. Наиболее важными из объявленных оказались меры социального характера. Самая заметная инициатива — одноразовые выплаты семьям со школьниками — во многом аналогична прошлогоднему пакету помощи семьям с детьми. Эта мера помогает остановить падение доходов населения во время кризиса, однако выплаты являются разовыми и не строятся по принципу адресной социальной помощи. Более многообещающим было поручение разработать именно адресную систему мер поддержки семей с детьми. Переход к такой системе может существенно повысить эффективность государственной социальной помощи.

Но это все меры, связанные с перераспределением доходов, а не со стимулированием экономического роста. В этой области не видно никаких действительно новых идей, помимо правильных, но абстрактных утверждений о важности рыночных механизмов, поддержке малого и среднего предпринимательства, стимулировании частных инвестиций.

Пожалуй, единственный важный и при этом новый сюжет экономической политики — это то внимание, которое российские власти стали уделять проблеме изменения климата и новой энергетике. Путин говорил об этом в послании, а на следующий день принял участие в международном климатическом саммите. Хотя никаких конкретных инициатив в этой области Россия пока не объявила, сам факт обсуждения темы, которая до сих пор даже в рамках риторики оставалась на вторых ролях, внушает оптимизм. Активная климатическая политика может стать фактором долгосрочного экономического роста.

Русский путь в Европу. Как разогнать экономику и не остаться на обочине

Но это лишь гипотетическая возможность. А пока что в стране отсутствует внятно сформулированная стратегия, которая позволила бы вывести экономику из стагнации. Без подобного видения будущего мы не можем ожидать значимого увеличения инвестиций. А это единственный способ добиться хотя бы среднемировых темпов роста, которые позволили бы избежать дальнейшего отставания от ведущих стран и роста социальной напряженности. Учитывая, что подстройка экономики под любую новую стратегию происходит небыстро, времени на то, чтобы избежать серьезного кризиса, остается все меньше. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Дополнительные материалы

Короли бури: самые устойчивые к коронавирусу участники рейтинга Forbes