«Единороги» мужского пола. Почему гендерное равенство не коснулось самых перспективных стартапов

Мэгги Макграт Forbes Contributor
Getty Images
Несколько дней назад американский Forbes представил ежегодный рейтинг самых быстрорастущих стартапов, которые скоро могут быть оценены в $1 млрд, — так называемый список будущих «единорогов». Из 25 вошедших в рейтинг компаний только три возглавляют женщины. Почему так происходит?

Чем больше мир меняется, тем больше он остается прежним. Люди по всему миру прячутся по домам и учатся работать удаленно, например, ведут дела через Zoom, что стало бы возможным только спустя годы, если бы не пандемия, но, к сожалению, одно остается неизменным: состояние венчурного финансирования для женщин и, как следствие, степень представленности женщин в рейтинге самых перспективных стартапов.

Из 25 будущих «единорогов» в списке 2020 года только три компании возглавляют женщины: соосновательница и CEO Homebound Никки Печет, основательница и CEO Mirror Бринн Путнэм и CEO Algolia Бернадетт Никсон. Четвертая компания, Lyra Health, была основана при участии доктора Дены Браваты, но она не является ее CEO.

Если говорить о CEO, то заметно небольшое улучшение по сравнению с показателями 2019 года, однако основателей и CEO женщин в рейтинге самых перспективных стартапов осталось столько же. И дело не в нехватке старания: Forbes и наш партнер TrueBridge Capital Partners более двух месяцев искали номинантов и получили 144 «годные» заявки (немного меньше, чем в прошлом году, когда мы получили 150 заявок). Лишь 11 из этих компаний возглавляли женщины.

Дело в постоянной нехватке финансирования. По данным PitchBook, в 2019 году компании, основанные женщинами, привлекли рекордные $3,3 млрд венчурного финансирования. Однако эта сумма представляет всего 2,8% от общей суммы инвестиций в американские стартапы. Глобальные данные от Crunchbase показывают схожие тренды: несмотря на то что в прошлом году стартапы, основанные женщинами или с участием женщин, получили около $20 млрд, команды, состоящие исключительно из женщин, получили всего 3% от общего объема венчурных инвестиций в мире.

Статистика оказывается не на стороне женщин и за пределами привлечения капитала. С 2009 года доля стартапов, основанных женщинами, выросла вдвое, однако она по-прежнему составляет лишь 20%, что создает неудачный математический расклад. «Лишь невероятно малая часть от всех созданных стартапов становится «единорогами», — говорит Алейна Персиваль, CEO Women Who Code и партнер Valor Ventures. — Если взглянуть на финансирование и поддержку, которые получают стартапы под управлением женщин, это настолько малая доля, что число стартапов, которые потенциально могут достичь престижного и эксклюзивного статуса стартапа на миллиард, становится, ожидаемо, еще меньше».

Ситуацию усугубляет и гендерный состав людей, которые выделяют капитал. «К сожалению, 91% людей, принимающих решения в венчурной индустрии, — мужчины, и это приводит к тому, что компании, ориентированные на мужчин, чаще получают поддержку», — рассказала партнер Sequoia Джесс Ли во время недавнего вебинара. Разные исследования приводят разные цифры, но в целом она права.

Белые мужчины точно так же способны инвестировать в компании, которыми управляют женщины, как и женщины, однако недопониманий и упущенных возможностей масса. Кэролин Чайлдерс, соосновательница и CEO платформы для нетворкинга женщин Chief, которая только на прошлой неделе объявила о раунде финансирования серии А1 на $15 млн, столкнулась с этим, пытаясь получить посевное финансирование.

«Мы так часто слышим комментарии вроде «а женщинам это вообще нужно?» или «это отличный бизнес для жизни, но я не представляю, как это может стать бизнесом на миллиард». Несмотря на то что мы можем показать, что запрос от потребителя есть и компания быстро растет», — говорит она.

Чайлдерс все же смогла привлечь таких инвесторов, как General Catalyst, Inspired Capital и GGV Capital, и говорит, что присутствие инвесторов, которые верят в ее видение, упростило следующие раунды финансирования по сравнению с посевным. Но она сразу отмечает, что даже сейчас Chief не достиг уровня серий В или С, что позволило бы ее компании считаться кандидатом в «единороги», и она не рассчитывает, что эти более поздние раунды будет легко провести.

«Я думаю, что доля женщин-руководителей, соосновательниц и основательниц резко снижается на стадиях финансирования В и С, — говорит она. — В серии А финансирование во многом зависит от того, насколько успешно вы проявили себя между посевным раундом и раундом А. Серии В и С — это «каков ваш следующий шаг, в чем заключается видение?». По ее словам, именно на этом этапе, когда у вас меньше показателей, на которые можно было бы опереться, а питчи должны становиться все более эффектными, женщины всегда сталкиваются с трудностями.

Продолжение диалога о недостаточной представленности женщин, а также работа организаций вроде Times Up и All Raise, должны постепенно изменить мир предпринимательства и венчурного финансирования, однако недавно появились два новых препятствия: доклад PitchBook о том, что в первом квартале 2020 года объем финансирования компаний, основанных женщинами, резко снизился по сравнению с первым кварталом 2019 года, и, конечно же, пандемия. Чайлдерс и другие предприниматели называют март месяцем, когда инвесторы заняли круговую оборону и больше думали о своих портфельных компаниях, чем о новых вложениях.

«Я опасаюсь возможного отката в этой области, — говорит Ли из Sequoia. — Я не хочу, чтобы женщины делали один-два шага назад, потому что [в условиях кризиса, вызванного коронавирусом] люди возвращаются к привычному и безопасному».

Ли отметила, что она продолжает каждый день встречаться с основательницами, и эти встречи внушают ей оптимизм по поводу будущего. «Лично я убеждена, что именно сейчас женщины могут блистать», — говорит она. Эту точку зрения разделяет и Алекса фон Тобель, основательница LearnVest и венчурной фирмы Inspired Capital.

«В течение следующего года и, несомненно, в будущем мы увидим, что переход к удаленной работе принимает более постоянный характер. Я думаю, подобный прилив продуктивности позволит все большему числу основательниц говорить: «Я хочу построить бизнес», — говорит фон Тобель.

Эти новые компании не станут моментально самыми перспективными стартапами, но фон Тобель говорит, что работа из дома может оказаться полезной и для крупных организаций.

«Мы экономим массу времени на вещах, которые не приближали нас к долгосрочным целям, вроде бесконечных путешествий, бесконечных поездок на такси, дороги до офиса, бесконечных сборов. Мы осознаем, что это продуктивный способ многого добиться, — говорит она. — Я мать троих маленьких детей, и я думаю, что тот факт, что на протяжении последних двенадцати недель я каждый день могла завтракать с ними и укладывать их спать, параллельно работая, вероятно, над лучшими проектами в моей карьере, свидетельствует о том, какой дивный новый мир мы могли бы построить. И это был бы шаг в сторону справедливых правил игры».

Перевод Натальи Балабанцевой

рейтинги forbes