Не кормить льва предрассудков: как дочь рабыни в начале ХХ века открыла торговый центр для темнокожих

Когда Мэгги Л. Уокер лишилась работы, она запустила бизнес и начала нанимать женщин. Когда она увидела, что темнокожим запрещают заходить в магазины через парадный вход, она открыла для них целый торговый центр. Рассказываем историю женщины, которая делала деньги сама и помогала зарабатывать другим

В 1901 году 37-летняя дочь бывшей рабыни и белого солдата Конфедерации обратилась к членам своего братства темнокожих в Ричмонде, штат Вирджиния, и задала провокационный вопрос. «Кто более беспомощен, чем негритянка? — спросила Мэгги Л. Уокер членов Независимого ордена св. Луки. — Кто на своем жизненном пути более ограничен со всех сторон в попытках достать хлеб, мясо и одежду, чем негритянка?»

Сама она ответила на свой вопрос смелым планом по устранению этого неравенства. Уокер предложила создать местный универмаг и газету, чтобы предоставить женщинам общины возможности для ведения бизнеса. А затем раскрыла главную часть своей затеи: «Нам нужен сберегательный банк». По мнению Уокер, высокомерие банков, принадлежащих белым, которые предоставляли темнокожим гражданам, в том числе женщинам, бизнес-займы по завышенным ставкам (если вообще предоставляли их), будет и дальше «кормить льва предрассудков». «Давайте объединим наши средства… Пусть у нас будет банк, который будет принимать центы и превращать их в доллары», — призвала она собратьев.

Это были не просто слова — Уокер уже удавалось претворять свои планы в жизнь. Два года спустя она открыла St. Luke Hall, офисное здание в районе Джексон Уорд в Ричмонде, где разместились ее личный кабинет, хранилище ордена и типография ее газеты The St. Luke Herald. Уокер пристально наблюдала за работой других банков, проводя несколько часов в неделю в принадлежавшем белым Merchants National Bank of Richmond. И одновременно привлекала новых членов в Орден св. Луки, чтобы создать клиентскую базу, необходимую для успеха.

В первый день своего существования St. Luke Penny Savings Bank принял депозиты на сумму более 9000 долларов
В первый день своего существования St. Luke Penny Savings Bank принял депозиты на сумму более 9000 долларов / Maggie L Walker National Historic Site

«Одно дело, сказать, что вы хотите что-то сделать. Совсем другое — действительно этого добиться, — говорит Шеннетт Гарретт-Скотт, преподавательница истории и афроамериканистики в Университете Миссисипи. — Было совершенно не ясно, получится ли у Уокер».

Однако 2 ноября 1903 года, спустя 38 лет после отмены рабства, Уокер открыла St. Luke Penny Savings Bank, став первой в Америке темнокожей женщиной — основательницей банка. Ее банк предлагал расчетные и сберегательные счета, ипотеку и инвестиционный фонд для местных предпринимателей. 

В первый же день 280 клиентов положили на депозит более $9400 (сумма, эквивалентная сегодня примерно $280 000), причем самый крупный депозит составил $441, а самый скромный счет был открыт всего с 31 центом. Уокер раздавала клиентам маленькие копилки, чтобы те копили деньги дома и, как только наберут хотя бы доллар, возвращались бы в St. Luke. Десять лет спустя банк Уокер управлял активами на $200 000 (или $5 млн на 2021 год). Район Джексон Уорд превратился в центр притяжения для компаний, созданных темнокожими людьми.

Что особенно важно, Уокер осознавала важность и других, косвенных эффектов от создания банка. «Чем бы она ни занималась, в ее офисах работали темнокожие женщины, — говорит ее праправнучка Лиза Микенс. — Она была крупнейшим в Ричмонде работодателем для темнокожих женщин».

 Уокер ( в черном) стал крупнейшим нанимателем чернокожих женщин в Ричмонде
Уокер ( в черном) стал крупнейшим нанимателем чернокожих женщин в Ричмонде / Maggie L Walker National Historic Site

Как правозащитница Паули Мюррей повлияла на Мартина Лютера Кинга и изменила американские законы, а потом ее все забыли

«Возьми ссуду в моем банке и создай бизнес»

Мэгги Лина Дрейпер родилась в июле 1864 года, за год до окончания Гражданской войны, когда Ричмонд еще оставался столицей Конфедерации. Ее мать, Элизабет Дрейпер, прислуживала на кухне у Элизабет Ван Лью, аболиционистки и самой известной шпионки Союза в Ричмонде.

Ее мать не умела читать и писать, однако она привила дочери глубокое уважение к образованию, и юная Мэгги добилась серьезных академических успехов. В 1883 году она окончила педагогическое училище Ричмонда для цветных людей и устроилась учительницей в местную среднюю школу, где ей платили $35 в месяц. Но брак с местным каменщиком Армстедом Уокером, с которым она познакомилась в воскресной школе при своей церкви, положил конец ее преподавательской карьере. В те времена законодательство Вирджинии запрещало замужним женщинам работать учительницами.

Когда ее карьера оказалась разрушена (из-за сексистских и расистских предрассудков), Уокер начала продвигаться в рядах Независимого ордена св. Луки, к которому она присоединилась еще в юности. Когда основатель ордена Уильям Форрестер едва не привел организацию к финансовому краху (Орден потерял почти две трети членов, в его казне оставался лишь $31, а долги достигали почти $400), Уокер увидела в этом возможность для себя. Согласившись на зарплату в три раза ниже зарплаты Форрестера, в 1899 году она встала во главе Ордена и наполнила его казну, установив более высокие взносы для давних членов и продавая страховку. Благодаря усилиям Уокер в течение года число членов Ордена выросло вдвое и достигло 907 человек, а чистые активы увеличились до $1288 (или $38 000 сегодня).

В 1903 году, чтобы продолжить наращивать капитал St. Luke Penny Savings Bank, Уокер продала его акции по $10 за штуку и потребовала, чтобы каждый член совета директоров приобрел по десять акций. В то время как некоторым пришлось брать в долг, чтобы достичь минимальной планки, банк в первый год работы ссудил своим клиентам $8400 (сегодня это примерно $250 000), что вдвое больше, чем Уокер получила от продажи акций.

Уокер занималась этим не только из-за денег. «Она не была эгоистичной, — отмечает Итан Буллард, куратор национального исторического памятника Мэгги Л. Уокер в Ричмонде. — Она говорила: «Возьми ссуду в моем банке и создай свой собственный бизнес».

Уокер основал банк, чтобы дать чернокожим женщинам возможность карьерного роста
Уокер основал банк, чтобы дать чернокожим женщинам возможность карьерного роста / Maggie L Walker National Historic Site

Чтобы клиентами банка могли стать представители рабочего класса, она установила более продолжительные часы работы в отделениях своего банка, в том числе по ночам и субботам. Она также принимала вклады размером менее доллара, чтобы побудить женщин приносить свои сбережения. Такие стратегии принесли свои плоды, и к середине 1920-х годов St. Luke накопил активы на $500 000 (около $7 млн сегодня) и предоставил ипотечные кредиты для 645 домов.

Настоящий «self-made»: Netflix выпустил мини-сериал о первой женщине-миллионере в США

В июне 1913 года у банка были непогашенные кредиты на сумму около $120 000 (или $3,8 млн сегодня) и депозиты на $17 004 (около $538 000). Он стал также одним из первопроходцев в том, что мы теперь называем микрокредитованием: выдавал ссуды всего на $5 (примерно недельная заработная плата для большинства клиентов в то время) и учитывал широкий спектр факторов при оценке платежеспособности заемщиков. Характер, трудовая этика и социальные связи часто имели большее значение при принятии решений о кредитовании, чем более традиционные критерии, такие как статус занятости и доход.

Но для Мэгги Уокер и эта мечта была недостаточной смелой.

«Покупайте у темнокожих»  

Хотя в то время темнокожим формально было разрешено делать покупки в торговом районе Брод-стрит, они не могли заходить в магазины через главный вход и пользоваться примерочными. Поэтому в 1905 году Уокер расширила свою империю и открыла торговый центр St. Luke Emporium, где располагался универмаг и новый офис St. Luke Penny Savings Bank. В магазине работали в основном темнокожие женщины, стояли черные манекены, а темнокожим покупателям позволяли входить через парадную дверь.

«Покупайте у темнокожих, — заявляла Уокер в своей речи 1906 года. — Каждый раз, когда вы переступаете порог магазина белого человека, вы кормите льва предрассудков».

Еще до открытия Emporium Уокер столкнулась с серьезным сопротивлением со стороны местных белых торговцев, которые опасались ее растущего влияния. Они предложили ей $10 000 ($300 000 на сегодня) — примерно на $3000 меньше, чем стоило одно только здание, —  за отказ от проекта. Когда она продолжила работу, они саботировали Emporium, лишая его ресурсов. «Они больше ничего не могли сделать, кроме как разорвать цепь поставок, чтобы ее остановить», — говорит Рашида Крейтон, бизнес-консультант из Ричмонда. 

При этом некоторые темнокожие продавцы отказывались торговать в Emporium, опасаясь преследования. Поэтому в 1911 году, всего через шесть лет после открытия, торговый центр закрылся.

Спустя пять лет местные белые торговцы вытеснили магазин из бизнеса
Спустя пять лет местные белые торговцы вытеснили магазин из бизнеса / Maggie L Walker National Historic Site

Как выйти из Депрессии

Личная жизнь Уокер в тот период была ненамного легче: в 1915 году ее сын Рассел случайно застрелил ее мужа, приняв его за злоумышленника, вломившегося в дом. Кроме того, Уокер заболела диабетом, из-за чего последние десять лет жизни провела в инвалидной коляске.

«Она всю жизнь подвергалась дискриминации, — говорит Буллард. — Она была женщиной в мире мужчин. Она была афроамериканкой в мире белых. Она была инвалидом в очень эйблистском обществе».

Упорство сослужило Уокер хорошую службу в конце 1920-х годов, когда Америку ждал финансовый крах. Уокер видела, какое давление белые чиновники оказывали на черные банки, вводя штрафы и фактически прекращая работу учреждений. К концу десятилетия в Ричмонде оставалось всего три банка, принадлежащих темнокожим. Белые банки тем временем скупали более мелких конкурентов, и Уокер решила им подражать.

«Для афроамериканцев Великая депрессия наступила очень рано, — объясняет профессор Гарретт-Скотт, автор книги «Ставка на свободу» («Banking on Freedom» — экономическая история темнокожих женщин до начала Нового курса). — Она отлично знала о махинациях, о том, как белые банки в последний момент пользовались закрытием черных банков. И хотела положить этому конец».

Уокер связалась с руководителями двух других банков, принадлежавших темнокожим людям — Second Street Savings и Commercial Bank and Trust — и предложила им объединить усилия. В конце 1929 года St. Luke слился с Second Street и превратился в Consolidated Bank and Trust Company. В 1931 году, после двух непростых лет, Commercial тоже присоединился к союзу. Это учреждение не просто пережило Депрессию, но и продолжило существовать до начала XXI века. В 2005 году Consolidated Bank из Ричмонда перестал быть старейшим банком страны, принадлежащим темнокожим, когда его материнской компанией стала Abigail Adams National Bancorp. В 2011 году Premier Financial из Западной Вирджинии купил Consolidated у Abigail Adams и создал Premier Bank — региональный банк, который сейчас управляет активами на $1,3 млрд.

Не все предприятия Уокер оказались настолько успешными. Во время Депрессии Независимый орден св. Луки, в котором к концу 1920-х годов благодаря усилиям Уокер состояли 100 000 человек, столкнулся с сокращением числа участников и задолженностями по уплате взносов, что, в свою очередь, означало сокращение финансирования газеты St. Luke Herald. В начале 1930-х годов Herald из еженедельного издания превратилась в ежемесячник.

Наследие Мэгги Уокер

В 1934 году Уокер умерла от диабетической гангрены. Как показывает анализ ее завещания, на тот момент ее чистое состояние равнялось $45 000 (что сегодня составляло бы почти $900 000). После смерти Уокер ее невестке достался двухэтажный дом с 18 комнатами, который она и Армстед приобрели в 1904 году. В 1935 году дом был оценен в $9810 (примерно $190 000). В 1979 году внучка Уокер, Мэгги Лаура Уокер, продала дом Службе национальных парков США. Теперь он официально признан исторической достопримечательностью.

В конце жизни Уокер была прикована к инвалидной коляске, которую она изобрела сама
В конце жизни Уокер была прикована к инвалидной коляске, которую она изобрела сама / Maggie L Walker National Historic Site

Сегодня, как и при жизни, Мэгги Уокер продолжает присматривать за Ричмондом. В 2017 году, за несколько лет до того, как статуи времен Конфедерации были убраны с Моньюмент-авеню, на пересечении Адамс и Броуд-стрит (неподалеку от первого помещения банка St. Luke) была установлена ее скульптура работы художника Тоби Мендеза.

Для Лизы Микенс, ее 23-летней праправнучки, место установки статуи наделено особым смыслом. «Когда Уокер встала у входа в Джексон Уорд, для нашего народа, для нашего сообщества круг замкнулся, — говорит она. — Ричмонд изменил отношение к своей истории и убрал те памятники, а это доказывает потребность в памятниках, напоминающих нам об историях, которыми пренебрегали и которые пытались стереть».

«Угроза невежеству»: кто такая Аманда Горман, которая читала свою поэму на инаугурации Байдена

В прошлом году в знак признания достижений Уокер в области финансовой инклюзии PayPal учредил премию ее имени для женщин-предпринимательниц, которые стремятся сократить разрыв в доходах. Но лучшее напоминание о ней — Jackson Ward Collective из Ричмонда. Этот инкубатор для малого бизнеса, который создали Мелоди Шорт, Рашида Крейтон и Келли Лемон, предоставляет микрогранты и бизнес-консультации компаниям, которыми владеют темнокожие из родного города Уокер. Предпринимательницы давно обсуждали создание акселератора для местных компаний, принадлежащих темнокожим, но официально запустили Jackson Ward только в 2020 году. В первые две недели после открытия проект привлек 150 резидентов.

Общая цель заключается в том, чтобы восстановить экосистему для темнокожих предпринимателей, за создание которой боролась Уокер, и предоставить компаниям капитал, который необходим им для выживания. «В нашем сообществе есть пожилые люди, — говорит Лемон, — и они называют нас буквально Дочерьми Мэгги».

Перевод Натальи Балабанцевой

Дополнительные материалы

Бывшая рабыня и первая женщина-миллионер: как афроамериканки строили бизнес в эпоху расовой дискриминации