Бьешь как девчонка: как российский женский бокс отвоевывает место в мировом спорте

Фото Наталии Федосенко / ТАСС
Фото Наталии Федосенко / ТАСС
Впервые выехав на чемпионат мира по боксу в 2001 году, россиянки сразу стали лидерами в командном зачете, однако на то, чтобы привлечь внимание зрителей и спонсоров, потребовалось еще почти десять лет. Сегодня все больше женщин в России бьются за равенство с боксерами-мужчинами. Forbes Woman рассказывает, как развивается российский женский бокс

Как женский бокс зарождался в России 

Всего 25 лет назад в России никакого женского бокса не было. Девушки занимались единоборствами, изучали тхэквондо и кумите (японские боевые искусства, связанные с борьбой на татами), но зайти в классический ринг не имели ни права, ни возможности. Тем не менее всего за несколько лет такие великие спортсменки, как Зульфия Кутдюсова, Наталья Рагозина, Ольга Домуладжанова, Татьяна Чалая, доказали, что российские девчонки не просто могут боксировать, а умеют делать это лучше всех в мире.

Светлана Андреева, чемпионка Европы по боксу и чемпионка мира по кикбоксингу, которая сейчас возглавляет один из самых знаменитых боксерских клубов в Москве КИТЭК (это аббревиатура, которая расшифровывается как «кикбоксинг и тхэквондо»), пришла в этот спорт, когда ей было 15 лет. Тогда, в 1994 году, никакой индустрии и инфраструктуры женского бокса в России просто не было. Светлана долгое время занималась тхэквондо, но планировала уйти в кикбоксинг, а для этого нужно было поставить удары руками (в тхэквондо их почти нет), и она начала заниматься боксом. «Первые пару лет я даже не слышала про какие-то соревнования, турниры, поединки. Потом появилась первая профессиональная спортсменка — Зульфия Кутдюсова, которая провела бой с американкой, выиграла его, и этот поединок транслировали в России», — вспоминает Светлана. 

Постепенно в стране начали интересоваться женским боксом, и в 1999 году прошел первый чемпионат России среди женщин. «До этого я ни разу не стояла с девчонками в парах — у меня в клубе просто не было женщин вообще, — вспоминает Светлана. — Я была в себе очень уверена. Думала, что на тренировках с пацанами стою, на пятую точку их сажаю — неужели с девчонкой не справлюсь? И когда был мой первый бой, на ринг вышла такая же спортсменка, как и я. Которая тоже занималась всегда с пацанами и сажала их на задницу. Бах, и тут кость в кость, бой чисто психологический. Тогда я поняла, что стоять нужно именно с девчонками в парах, потому что психология и соперничество тогда совсем другие».

Чемпионат состоялся благодаря тренеру Александру Мельникову. Он пригласил девушек, которые успешно занимались разными единоборствами, в группу по боксу, а затем организовал их показательные выступления на мужских российских турнирах. Потом Мельников, который всегда верил, что россиянки ни в чем не уступают американкам, считавшимся тогда лучшими боксерами в мире, организовал выезд в Бостон, чтобы провести два поединка. Всем казалось, что исход этих встреч очевиден — наши спортсменки позорно проиграют, вернутся на родину, и на этом история женского бокса в России закончится. Но подопечные Мельникова одержали победу в обоих боях и приехали домой с абсолютной уверенностью в том, что нам нужно развивать женский бокс. Так в России появился тот самый чемпионат — уже тогда в нем приняли участие 44 спортсменки из 15 регионов, которые кровью и потом добивались в своих маленьких городах и деревнях права тренироваться и боксировать. 

После того как в России провели первый чемпионат, женский бокс постепенно начал развиваться. За пару лет появились новые турниры — например, Кубок России. Женская сборная начала выезжать на международные соревнования — в 1999 году российские спортсменки выступали на Кубке Европы и завоевали восемь золотых медалей из десяти, в 2001 году впервые поехали в США на чемпионат мира и завоевали четыре золотые, две серебряные и две бронзовые медали и заняли первое место в командном зачете. Но денег на тот момент в индустрии не было совсем. 

Какие-то средства выделяла Федерация бокса, на них кое-как выживала Москва. Спортсменки из регионов, чтобы как-то развиваться, пытались попасть в столицу. «Мне очень обидно за наших первых тренеров, которые сделали всю грязную работу, вкладывались в нас, формировали базу, но денег на профессиональное развитие не было. Кого-то, конечно, поддерживали родители, выделяли какие-то деньги, но для меня это был неприемлемый вариант, поэтому я уехала в Москву», — вспоминает начало карьеры Светлана Андреева. 

Женский бокс развивался с космической скоростью, но только благодаря силе и желанию самих спортсменок. Хотя они год за годом доказывали свое лидерство на чемпионатах Европы и мира, спонсорские деньги и поддержка со стороны брендов и корпораций появились только в 2005 году и только в столице. До того как в 2012 году женский бокс вошел в программу летних Олимпийских игр, спонсоры и инвесторы им почти не интересовались. В регионах денег на его развитие практически не было и нет. 

Например, Саадат Далгатова, которая сейчас готовится к грядущим Олимпийским играм, для того чтобы развивать свою карьеру, переехала из Дагестана в Москву. Она никогда не ставила себе больших целей — планировала получить разряд мастера спорта и на этом закончить. Но в 2011 году на чемпионате России Саадат выделилась за счет своей техники. Спортсменку заметил тогдашний главный тренер сборной Виктор Лисицын, и это был переломный момент в ее жизни. «Он мне сказал: «Если ты останешься в Дагестане, то тебе будет сложно чего-то добиться». Я тогда потеряла отца, было тяжело. Но я обрела новый смысл в жизни. Меня пригласили в Москву жить и тренироваться. Тогда я поняла, что смогу добиться большего, чем планировала изначально», — рассказывает Далгатова. 

Почему женский бокс часто подвергается критике 

Многие считают, что бокс для женщин не подходит. Девочкам якобы не хватает физических данных, а начиная заниматься профессионально, они становятся грубыми и маскулинными. Они не понимают, как выстраивать тактику боя. Из-за тренировок не уделяют времени семье и перестают быть женщинами. У всех этих стереотипов нет никакого фактического подтверждения. 

«Я вообще не согласна с тем, что бокс убивает в девочках женственность. Боксеры не качаются, у нас нет невероятных рельефных мышц. Максимум руки накачанные, а это же хорошо. У штангисток фигуры меняются, они становятся похожи на мужчин. А девчонки, которые занимаются боксом, остаются женственными», — уверенно заявляет Далгатова, едва речь заходит о том, что «бокс — мужской вид спорта». И Людмила Воронцова с ней соглашается: «То, что девочки-боксеры не женственные, — это даже не стереотип, просто миф. Есть виды спорта, для которых важна внешность, антропометрические данные. В баскетболе, допустим, — высокие игроки, в художественной гимнастике — худенькие. В боксе все индивидуально, есть разные весовые категории, и все девочки разные».

«Ребенок то со мной, то с мужем, мы часто не видимся. Это тяжело психологически, но для меня это новый барьер. Я хочу, чтобы, когда дочь вырастет, она гордилась своей мамой»

Что касается тактики, то навык ведения боя вообще не зависит от гендера.  Это исключительно вопрос того, сколько времени спортсмен тратит на изучение приемов и коронных связок противников и как часто прорабатывает собственную манеру выступления. «Я не согласна, что мужчины тактически сильнее, потому что тренируюсь с парнями постоянно и могу сказать: они не делают даже половину того, что делаю я в тактическом плане», — считает Далгатова. 

«Мы делаем на поле все то же самое, что и мужчины». Футболистка Надежда Карпова о том, почему ее бесит неравноправие в спорте

Спорт высоких достижений по всему миру ассоциируется с железной волей, уверенностью, силой, твердостью и настойчивостью. Такие черты характера общество привыкло приписывать мужчинам, хотя ни одной девушке умение идти вперед и побеждать или достойно переживать поражение еще не помешало. А когда спортсменки заводят семью, рожают детей, им приходится проявлять еще большую силу духа. «Совмещать профессиональный спорт и личную жизнь сложно. Я замуж вышла в Ростовской области, мой муж и ребенок сейчас там, а я в Дагестане. Ребенок то со мной, то с мужем, мы часто не видимся. Это тяжело психологически, — признается Далгатова. — Но для меня это новый барьер. Я себя тренирую. Иногда успокаиваю, что раньше даже телефонов не было, а сейчас мы можем по видеосвязи поговорить. Моя цель — выиграть Олимпиаду — помогает мне оставаться сильной и не давать слабину, даже когда я скучаю по ребенку, когда мне грустно, когда я виню себя в том, что мы с дочерью мало видимся. Я знаю, что делаю это ради нее. Я хочу, чтобы, когда дочь вырастет, она гордилась своей мамой. Чтобы, когда ей тоже будет трудно в какие-то моменты, она смотрела на меня и понимала, что должна быть сильной. Сейчас такое время — нельзя быть слабым человеком».

Валерий Шарифулин / ТАСС
Валерий Шарифулин / ТАСС / Валерий Шарифулин / ТАСС

Сама Саадат, когда только начинала заниматься боксом, отставала от других девчонок в клубе. Многие из них уже были мастерами спорта или готовились к получению звания, а Далгатова изучала самые азы единоборства. «Чтобы показать первые результаты, мне нужно было быстрее догнать других девочек из клуба. А для этого я должна была найти способ перебороть свой страх. Занятия боксом всегда сопряжены со страхом, потому что тебя бьют по лицу соперники, которые сильнее и опытнее. И у многих людей, даже мужчин, несколько лет уходит на то, чтобы его перебороть. Но я начала пользоваться своими знаниями по психологии, чтобы перебороть страх и сделать рывок».

«Если с девочкой с детства работать, можно в ней развить любые данные»

Людмила Воронцова, которой сейчас всего лишь 22 года, говорит, что спорт поглотил всю ее жизнь: «Семья — это, безусловно, важно, но сейчас я сосредоточена только на боксе и Олимпиаде. На данный момент мне помогают возраст и здоровье, это время нельзя упускать, а об отношениях я еще успею подумать». 

Почти все спортсменки в интервью признавали, что женщинам действительно сложнее осваивать бокс и добиваться хороших результатов, но это скорее мотивирует и заставляет бороться и не сдаваться. Светлана Солуянова считает, что девчонки часто эмоциональнее парней, поэтому к ним нужен чуть другой подход, тренер иногда должен быть мягче, хотя нагрузки у мужчин и женщин абсолютно одинаковые. Далгатова же уверена, что в будущем девушки вообще не будут отставать: «На мой взгляд, женский бокс от мужского почти не отличается. Единственное преимущество мужчин — это их скоростные и силовые данные. Да и то, мне кажется, если с девочкой с детства работать над этим, можно в ней развить любые данные. Просто мужчинам проще, они от рождения готовы боксировать. А нам нужно это в себе развивать».   

Как тренеры и спортсмены-мужчины относятся к женщинам-боксерам

И Далгатова, и Воронцова, и Солуянова подчеркнули, что, как правило, ни другие спортсмены, ни тренеры не позволяют себе унижать девушек или как-то умалять их успехи и возможности. «Я никогда не чувствовала со стороны тренера недостатка внимания. Я занималась в группе с пацанами, и не было никакой дискриминации или неуважения», — вспоминает Солуянова. 

Когда Воронцова сказала маме, что хочет заниматься боксом, та немного посмеялась над дочерью, зато подруги поддержали: «Они тоже стали ходить на тренировки. Нас набралась группа, наверное, человек 15–20. Первый тренер мой не ожидал, что разом столько девочек придет в секцию. Но бокс — отличная проверка силы и характера, и постепенно некоторые девчонки бросили и ушли, остались только самые сильные. Парни первое время смотрели на нас с ухмылкой, мол, девчонки и бокс, вы шутите? Но главное, что тренер, конечно, видит в первую очередь перед собой спортсмена, для него нет гендерного разделения. Какая разница — девочка или парень? Задача тренера — тренировать. Здесь нет места дискриминации и негативу».

«Меня, профессионального спортсмена-международника, пытались из зала выгнать!»

Правда, Далгатовой один раз все же пришлось столкнуться с предрассудками, — когда она была уже всемирно известной спортсменкой. «Был инцидент в 2019 году, тогда я уже была спортсменом-международником. Из-за декретного отпуска я тренировалась тогда в Дагестане в зале, где у меня были знакомые. Мой приятель разрешил мне прийти потренироваться, но в тот день в школе работал другой тренер, он меня не знал. Я переоделась, начала делать разминку. И он у меня спросил: «Девушка, вы куда пришли?» Я сказала: «На тренировку». И он с таким негативом, с такой злостью начал мне говорить, мол, у нас тут девочки не тренируются. Начал выгонять меня из зала. Для меня это был, честно, шок. За 10–11 лет у меня никогда такого не было. Это первый случай, который я никогда не забуду. Меня, профессионального спортсмена-международника, пытались из зала выгнать. Ему потом все объяснили про меня, он успокоился. И я его сейчас даже иногда встречаю — мы в соседних залах занимаемся, но до сих пор с ним не здороваюсь».

Саадат, выросшей и прожившей большую часть жизнь в Дагестане, в принципе было сложнее объяснить близким и семье, что каждый человек имеет право заниматься тем видом спорта, который ему нравится. «Я с детства была активной, но в Дагестане просто не принято было девочкам на бокс ходить. И поэтому родители старались все мои амбиции заглушать. Но даже когда я выросла и училась в институте на психолога, внутренний голос говорил мне попробовать бокс, я чувствовала в себе силы, желание и энергию», — вспоминает Далгатова. В один прекрасный день в 2007 году она все-таки попала в боксерский клуб, несмотря на запреты, и поняла, что это ее судьба и что она должна заниматься единоборствами. Саадат тогда было уже 19 лет, в этом возрасте не принято начинать профессиональную спортивную карьеру. «Я уверена, что на меня никаких надежд в клубе никто изначально не возлагал — просто взяли девчонку в школу. Но тренер начал замечать, что я не просто так пришла похудеть, у меня огонь в глазах был». 

«Побегала по полю — и успокойся, тебе замуж пора»: как вопреки всему в Дагестане была создана первая женская футбольная команда

Родители Далгатовой по-прежнему не знали, что она пошла на бокс. Папа Далгатовой сам был когда-то профессиональным спортсменом — занимался волейболом — и считал, что если дочери очень уж хочется быть в спорте, то пусть выбирает волейбол. «Мы поговорили, родители были против, чтобы я продолжала заниматься боксом. Тогда я рассказала тренеру, что очень хочу тренироваться, но у меня такая ситуация — семья запрещает. И он пришел к моему отцу, поговорил с ним. У меня отец был очень мудрый человек на самом деле, его, к сожалению, уже нет в живых. Он выслушал тренера и разрешил мне продолжать».  

Насколько тяжело женщине стать тренером по боксу

Когда в женском боксе только начали появляться деньги, Светлана Андреева уже заканчивала выступать и развивала свою тренерскую карьеру. Тогда, в 2005 году, она вряд ли задумывалась о том, что станет самой успешной женщиной в российском боксе, и мужчины будут выстраиваться в очередь, чтобы попасть к ней на тренировки. Андреева была всецело погружена в развитие КИТЭКа. Школу основал Юрий Ступеньков — обладатель черного пояса по каратэ, родоначальник кикбоксинга в России и участник Курганской ОПГ. В 1994 году, когда Ступенькова убили, КИТЭК возглавил Марк Мельцер, последний тренер Андреевой. Светлана начала активно продвигать клуб в соцсетях и интернете и в итоге возглавила школу. 

«Куда ты, баба, лезешь в мужскую дисциплину?»

Она стала тренером очень рано, уже в 13 лет помогала проводить занятия по тхэквондо. Такими видами единоборств, как карате, квушин, айкидо, начинают заниматься намного раньше, чем боксом, поэтому к 20 годам у Светланы был большой опыт, и она могла сама тренировать спортсменов. Будучи тренером по другой дисциплине, женщине проще стать наставником по боксу: спортсмены уже воспринимают ее как специалиста по единоборствам и начинают прислушиваться. Для многих бокс — по-прежнему исключительно мужское занятие, и парни не хотят признавать, что женщина тоже может быть тренером. 

«Мужчины по-прежнему часто рассуждают в таком ключе: «Куда ты, баба, лезешь в мужскую дисциплину?» Я на этом собаку съела. И сейчас понимаю, как себя вести и как завоевывать свою целевую аудиторию. Но в целом это очень сложно. Мне постоянно приходится доказывать делом, что я тренирую не хуже мужчин, чтобы не было этих разговоров о том, что я не могу ничему научить», — рассказывает Андреева. Чтобы убедить своих клиентов, спортсменов и врагов в том, что она профессиональный тренер, Светлана постоянно делилась своими успехами и знаниями в инстаграме: «Я считаю, что, если ты профессионал своего дела, выставляй свою работу напоказ, рассказывай всем, что ты крутой». 

Мария Шарапова — Forbes: «Я горжусь тем, что молодые девушки берут с меня пример»

Мужчин в боксе действительно по-прежнему намного больше. Мало тренеров и школ, которые обучают девушек. Мужских турниров, напротив, больше, и парням легче отобраться на соревнования — хотя бы потому, что весовых категорий значительно больше, чем в женском боксе. В 2012 году на Олимпиаде девушки боксировали всего лишь в трех категориях, на ближайших Играх спортсменки смогут побороться за медали в шести весах, а среди мужчин разыгрывается свыше 10 комплектов. И тот факт, что парней больше и что у них по-прежнему есть привилегии, мешает девчонкам развиваться и становиться наставниками. В большинстве случаев тренировать приходится не только девушек, но и парней, которые регулярно отказываются прислушиваться к мнению тренера-женщины. 

Андреева нашла способ переломить эту тенденцию для себя. Многие другие тренеры в Москве называют Светлану тираном, диктатором и монстром, но, несмотря на критику и скепсис, ее методика работает. Стоит Андреевой грозно взглянуть на спортсмена, как он начинает с тройным усердием отрабатывать удары на мешке.  

Светлана уверена, что тренеров-женщин со временем наверняка станет больше, но им все равно придется постоянно доказывать свое право быть наставниками: «Девчонки, которые сейчас выступают, умеют только боксировать. И когда они уйдут из сборной, им останется только в тренеры идти. Но на мой взгляд, это не так уж просто».

Спортсменки, которые планируют выступать на Олимпийских играх в 2021 году, действительно чаще задумываются о том, чтобы стать тренерами и тем самым повлиять на развитие женского бокса в России. Во-первых, чем больше женщин добиваются успеха, тем меньше людей продолжают думать, что бокс — это исключительно мужской вид спорта. Во-вторых, чем чаще маленькие девочки слышат о том, как женщины выигрывают соревнования и начинают тренировать, тем легче им представить, как они сами построят карьеру в боксе. «Мне предлагают в будущем, после Олимпиада, стать тренером. Говорят, что очень мало в России женщин-тренеров, у которых есть большой опыт, которые могут работать. Софья Очигава (российский профессиональный боксер, двукратная чемпионка мира, трехкратная чемпионка Европы и серебряный призер Олимпиады в 2012 году. — Forbes Woman) сейчас начала тренировать, и я думаю, у нее все получится. Мне кажется, наше поколение спортсменок в будущем перейдет в тренеры», — считает Саадат Далгатова.  

Как развивается женский бокс в России сейчас

«Конечно, женский бокс в силу исторических причин пока отстает от мужского, но в последнее время все больше и больше девушек приходит в секции, а соревнования собирают все больше зрителей. Я смотрю на наших сегодняшних юниорок — очень сильных — и вижу, что программа развития работает и лет через пять конкуренция будет очень высокой», — рассказывает Кирилл Щекутьев, генеральный секретарь и член исполнительного комитета Федерации бокса России. Людмила Воронцова тоже считает, что женский бокс в России идет в гору и не отстает от мужского: «У нас конкуренция растет с каждым годом. Появляются кумиры, всемирно известные женщины-боксеры, глядя на которых другие девушки приходят заниматься. И мне кажется, Федерация бокса России сейчас большое внимание уделяет женскому боксу и активно помогает нам развиваться. Почти каждый месяц проходит всероссийский сбор, где собираются девочки со всех регионов, тренируются, получают опыт». «Мы не делаем разницы между мужским и женским боксом», — подтверждает Щекутьев. — Финансирование одинаковое. Раньше различались призовые на турнирах, но в этом году мы постараемся их уравнять». Призовой фонд чемпионата России, прошедшего осенью 2020 года, составил 10 млн рублей — столько же, сколько и в мужском.

Далгатова уверена, что в контексте женского бокса Россия — одна из сильнейших стран в мире. «На чемпионате России мы проводим по четыре и даже по пять боев, конкуренция просто невероятная. Да, в плане развития индустрии, маркетинга, инвестиций женский бокс в Европе и в США по-прежнему намного более развит. За границей всем уже давно плевать, боксирует парень или девчонка, а у нас еще есть разница. Девушки получают меньше спонсорской поддержки и рекламных контрактов. Но мировое сообщество пытается всем объяснить, что нельзя женщину отодвигать на второй план или обделять. Потому что мы тренируемся не меньше, а иногда даже делаем больше, чтобы доказать свое право. В России тоже есть положительные изменения. Например, в этом году впервые на чемпионате России у девчонок будут абсолютно такие же призы, как и у мужчин. Это большой шаг вперед».    

Правда, нужно учитывать, что женский бокс активно развивается исключительно в рамках любительского направления. Светлана Андреева объясняет, что любительский бокс — это три раунда по три минуты в рамках соревнования или турнира, на которых вручают грамоты, медали и сертификаты. «Это история про спортивную карьеру. А профессиональный бокс — это коммерческие выступления, которые могут длиться как четыре раунда, так и двенадцать. Как правило, сперва платит спортсмен, чтобы принять участие в поединке, а потом, если он выигрывает, гонорар платят ему. И есть несущественные различия в том, как выглядят бойцы и как судят бои». 

В женском боксе по-прежнему нет постоянных спонсоров и поддержки со стороны брендов. Этот вид спорта живет преимущественно благодаря финансированию со стороны государства. Многие спортсменки ищут спонсоров и поддержки, чтобы развивать карьеру в профессиональном боксе и популяризировать женский бокс в регионах, но не находят отклика. Хотя мужчин-спортсменов регулярно поддерживают компании разного уровня и сегмента — например, «Аэрофлот», «Авилон», «Лига ставок» и Adidas.

За последние 10 лет даже женский профессиональный бокс в России очень вырос, но до уровня Америки, Мексики и Европы мы пока не дотягиваем. Как минимум потому, что в России организаторам приходится платить за трансляцию профессиональных поединков по телевидению. Другая проблема заключается в том, что никто не занимается продвижением и развитием профессионального бокса целенаправленно. Любительский бокс — олимпийский вид спорта, его финансирует министерство. А профессиональный — чистая коммерция, но инвестировать в него никто не хочет. 

Впрочем, в мужском профессиональном боксе, который развивается в России гораздо дольше, картина такая же, так что тут дело вовсе не в дискриминации.

Дополнительные материалы

Свои в доску: 6 выдающихся шахматисток