С больной головы: женщины, изменившие наше отношение к психическому здоровью

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Создательница когнитивно-поведенческой терапии, исследовательница психологии расизма, CEO стартапа, который помогает заботиться о ментальном здоровье сотрудников, и доктор, рассказавшая всему миру о послеродовой депрессии, — Forbes Woman рассказывает о женщинах, которые помогают миру не сойти с ума

Коронавирус и связанный с ним экономический спад привели к развитию новой «эпидемии» — волны проблем с психическим здоровьем. В США четверо из десяти сообщают о симптомах тревожного или депрессивного расстройства, тогда как до пандемии эти состояния встречались лишь у каждого десятого; более трети населения сообщают об ухудшении сна или питания, а 12% говорят, что стали потреблять больше алкоголя, чем до 2020 года. Эти статистические данные сами по себе способны пошатнуть стигму в отношении проблем с психическим здоровьем, однако до ее полного преодоления еще далеко. А значит, май снова стал месяцем осведомленности о психическом здоровье (как и каждый год с 1949-го), его нынешний девиз — «Ты не один». В этой подборке — женщины, которые внесли ощутимый вклад в борьбу с предрассудками вокруг психических заболеваний. Помимо прочего, все они старше 50 лет — потому что возраст тоже является предметом предубеждений.

СиСи Моркен

63 года

На протяжении большей части своей карьеры Моркен работала в области технологий и финансовых услуг. Она окончила факультет экономики в Университете Северной Дакоты (где заодно познакомилась со своим супругом), получила степень MBA и возглавила отдел продаж в John H. Harland Company, поставщике офисных принадлежностей, который теперь называется Harland Clarke. В 2007 году она пришла в IT-компанию Intuit, где управляла рядом направлений, включая финансовые услуги и стратегические бизнес-сегменты.

Однако в 2020 году, на пике пандемии, Моркен перешла в Headspace — это крупный игрок на рынке приложений для медитации — и стала его президентом и операционным директором. Через шесть месяцев работы в боевых условиях ее повысили до генерального директора. «Меня очень интересовало, считают ли сейчас генеральные директора психическое здоровье сотрудников важной зоной своей ответственности, — рассказала Моркен Forbes в октябре. — Число генеральных директоров, которые сейчас говорят о важности психического здоровья, — что позволяет сделать эту тему менее стигматизированной, — заметно изменилось».

Эти изменения помогли бизнесу Headspace: программа Headspace for Work, продукт для повышения благополучия сотрудников, привлекла компании вроде Tesco, Hewlett Packard Enterprises и Publicis, а Microsoft интегрировал сервис в платформу Teams.

«Помирать на работе — неправильно». Карьерные советы главы IBS

Марша Линехан

78 лет

Доктор Линехан — создательница диалектической поведенческой терапии (ДПТ), разновидности когнитивной поведенческой терапии (КПТ), которая сейчас используется для помощи людям с чрезмерными эмоциональными реакциями или людям с пограничным расстройством личности. Изначально Линехан разрабатывала ее для помощи пациентами с суицидальными мыслями, которые не могли получить необходимую помощь с помощью традиционной терапии.

ДПТ уделяет эмоциям и отношениям больше внимания, чем КПТ, и один из ее ключевых элементов — фраза, которая по популярности может сравниться с рекламным слоганом: радикальное принятие. Идея заключается в том, чтобы осознать, что именно причиняет вам дискомфорт (эмоциональный или физический), и полностью это принять, а не пытаться изменить или минимизировать.

Линехан признавалась, что желание помочь людям с суицидальными мыслями началось с ее собственной борьбы с психическим расстройством. «В то время я действительно не понимала, что имею дело с самой собой, — говорила она. — Но, думаю, будет справедливым сказать, что я разработала терапию, которая дает мне то, что мне было нужно на протяжении многих лет и что я не могла получить».

Мир перевернулся: как выйти из психологического кризиса

Беверли Даниэль Татум

66 лет

Работа доктора Татум, почетного президента в отставке Колледжа Спелмана, находится на пересечении психологии, образования и исследований расизма. Татум называет себя «дитя интеграции» — она родилась через четыре месяца после того, как Верховный суд запретил расовую сегрегацию в образовании, и часто оказывалась единственной темнокожей ученицей в Массачусетской начальной школе. В 1984 году Татум получила степень Ph.D в клинической психологии в Университете Мичигана.

С 1988 по 1998  год она работала клиническим психологом и стала экспертом по вопросам обучения разнообразию и развитию мультикультурных организаций, однако основную часть своей карьеры Татум провела в академической среде, где ей удалось совместить интерес к психологии и к межрасовым отношениям. Она начала преподавать в Университете Калифорнии в Санта-Барбаре, где вела курс по исследованиям темнокожих людей (Black Studies), а позднее работала в Колледже Маунт-Хилиок в своем родном штате и вела курс по психологии расизма.

Этот опыт привел к тому, что в 1997 году Татум написала и опубликовала свой главный труд — «Почему все черные ребята в столовой сидят вместе? Психолог объясняет, как развивается расовая идентичность». В 2020 году, через 23 года после первой публикации — и после убийства Джорджа Флойда и последовавших протестов, — книга 12 недель оставалась в списке бестселлеров.

На вопрос о том, почему важно продолжать говорить о расизме и его последствиях для общества, Татум опирается на один из ключевых принципов терапевтических бесед: если вы не можете что-то проговорить, то вы не можете это вылечить. «Для меня особое значение имеет тот факт, что люди не просто сталкиваются [с расизмом], но и усвоили идею, будто мы не должны об этом говорить, — сказала она. — И это, мне кажется, настоящая проблема, если мы хотим когда-нибудь избавиться от расизма как препятствия для социальной справедливости в нашем обществе, потому что сначала нам нужно начать об этом говорить».

Саманта Мельцер-Броди

52 года

Председатель кафедры психиатрии Университета Северной Каролины и директор Центра расстройств настроения среди женщин Университета Северной Каролины, доктор Мельцер-Броди посвятила значительную часть своей карьеры изучению послеродовой депрессии — заболевания, которое затрагивает одну из семи недавно родивших матерей. 

Одно из важнейших событий ее карьеры произошло в 2019 году, когда Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) одобрило Zulresso — первый препарат, созданный специально для лечения послеродовой депрессии. Мельцер-Броди была научным руководителем группы разработчиков препарата. «Поскольку самоубийство — одна из ведущих причин материнской смертности, есть большая потребность в лечении, которое давало бы быстрые результаты, так что это потрясающий препарат — раньше у нас не было ничего подобного», — заявила она.

«Не просто устала». Как работа влияет на женщину в постродовой депрессии

Мельцер-Броди движет стремление понять фундаментальные биологические причины расстройств настроения и послеродовой депрессии. Но она хочет также разрушить остатки стигмы вокруг психического здоровья матерей.

«Исторически так сложилось, что нам сложно сказать: «Да, у меня появился ребенок, но я несчастнее, чем когда-либо, — говорит она. — [Нужно], чтобы стало приемлемым говорить, что психиатрические осложнения — одни из самых частых в перинатальный период. Если мы будем их диагностировать и лечить, мы сможем существенно изменить последствия родов для матери в лучшую сторону, а это, несомненно, отразится и на ребенке».

Перевод Натальи Балабанцевой.

Дополнительные материалы

Первооткрывательницы: 6 женщин, чьи научные достижения были несправедливо забыты