К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Формы угнетения: как дресс-код связан с гендерным неравенством

Фото Dylan Martinez / Reuters
В июле украинская авиакомпания SkyUp отказалась от высоких каблуков и юбок для стюардесс — теперь они носят брючные костюмы и кроссовки. А чуть позже стало известно о штрафе, который получила норвежская женская команда по пляжному гандболу за самовольный выход на матч в удобных шортах вместо бикини. Все это — часть глобального тренда на пересмотр женского дресс-кода. Почему так происходит?

Скромная одежда

Когда в сентябре 2019 года стартовала крупная международная арктическая экспедиция MOSAiC, вскоре после ее начала женщинам, находившимся на одном из двух исследовательских судов — российском «Академике Федорове», — объявили о запрете носить обтягивающие и «сексуальные» вещи. Например, одежду для йоги или теплые шерстяные леггинсы. Формально поводом для разговора стало появление одного из участников экспедиции на капитанском мостике в пижаме — это было расценено как неуважение к членам экипажа. Но затем женщинам намекнули, что скромность в одежде убережет их от домогательств со стороны моряков, слишком долго пробывших в море.

Требование скромности — одно из самых ранних в истории предписаний женского дресс-кода. Оно исходит из предположения, что не привлекающий внимания, не «вызывающий» наряд может спасти женщину от посягательств на ее безопасность, однако это опровергается практикой. В 2013 году в зале Студенческого союза Университета Арканзаса прошла выставка «Во что ты была одета?» — на ней были представлены аналоги вещей, которые были на женщинах в моменты изнасилований. Выставка, наглядно показавшая, что мешковатые свитера и невзрачные джинсы не спасают от нападений, превратилась в социальную франшизу и регулярно проходит по всему миру — в том числе в России.

О том, что скромный наряд не спасает от домогательств, рассказывают и участницы движения #MeToo из мусульманских стран. Их истории приводит The Independent: «В Пакистане на базаре меня схватили за промежность. Было очень многолюдно, и я не видела, кто это сделал. Я была одета в никаб (головной убор с прорезью для глаз, полностью закрывающий лицо, — Forbes Woman). До этого, когда мне было 16, портной, снимавший с меня мерки в присутствии моей матери, ощупывал мою грудь, а я даже не понимала, что происходит», «Хиджаб не остановил мужчину, который меня изнасиловал». Журналист Джош Шахрияр, пишущий для The Guardian и PBS Frontline, рассказывает, как в детстве сопровождал свою сестру в школу: «Каждый рабочий день в течение многих лет, пока мы вдвоем шли к школе, мужчины смотрели на нее, оценивали ее тело за темной одеждой, шептали что-то друг другу, делали [неприличные] жесты, улюлюкали, смеялись, говорили, что она красивая, — хотя единственное, что можно было разглядеть у моей сестры, были ее глаза». Шахрияр упоминает проповедников, которые, призывая мусульманок одеваться скромно, указывают на высокое количество изнасилований на Западе, но «игнорируют тот факт, что сексуальное насилие в консервативных обществах невидимо из-за табуированности и связанной с ним стигмы».

Реклама на Forbes
Экспозиция выставки «Во что ты была одета?»
Экспозиция выставки «Во что ты была одета?»·Getty Images

Требование скромности лежит и в основе школьного дресс-кода. В 2015 году одну из учениц Средней школы округа Вудфорд (штат Кентукки) вызвали к директору, а затем на день отстранили от занятий за то, что ее топ и кардиган не прикрывали ключицы — по мнению педагогов, это отвлекало от учебы мальчиков. Несколько подобных случаев спровоцировали в США широкую общественную дискуссию не только об устаревших нормах, но и о дискриминации девушек, на которых возлагается ответственность за способность юношей быть внимательными на уроках. В результате в штате Орегон местное отделение Национальной организации женщин даже разработало обновленную политику внешнего вида для школ: она не столько предписывает, какой одежда должна быть, сколько устанавливает некоторые ограничения (на демонстрацию интимных частей тела или белья, скрывание лица, использование символики криминальных группировок и т.п.).

Костюмы и каблуки

В 1938 году воспитательница детского сада Хелен Халик пришла на заседание суда Лос-Анджелеса, чтобы дать показания против двух мужчин, обвиняемых в ограблении. Однако в итоге оказалась под стражей сама — за ношение брюк. Заседание несколько раз переносили, но Халик каждый раз приходила в брюках и отказывалась переодеваться: «Они удобные!». Судья счел это препятствованием отправлению правосудия и отправил Халик на пять дней в тюрьму, где ей тут же выдали форменное платье.

Запрет на ношение мужских вещей (как и запрет на отказ от специфических женских предметов гардероба) — еще одно традиционное требование женского дресс-кода, восходящее еще к библейским временам. Попытки преодолеть его нашли свое отражение в сарториальных практиках деловой среды — присутствие в ней женщин с самого начала многими воспринималось как посягательство на мужские привилегии. В 1950-е женщины носили строгие юбочные костюмы, аналогичные мужским брючным. В 1960-е в моду вошли блузки с бантом — по словам CEO Hewlett Packard Мег Уитман, в качестве эквивалента галстука: «Это была наша попытка быть женственными, но при этом вписаться в то, что тогда было мужским миром». В 1970-е в женском гардеробе окончательно закрепились брюки. А 1980-е запомнились как эпоха пауэр-дрессинга — с короткими стрижками и массивными подплечниками, исключающими любой намек на женственность.

Что такое «пауэр-дрессинг», или как женщины смогли выбраться из-под каблука

В 1990-е деловой стиль стал более расслабленным, а с начала нового века все чаще говорят о его отмирании. Впрочем, как пишет автор книги «Дресс-коды: как законы моды вошли в историю» Ричард Томсон Форд, нарочито небрежный внешний вид — джинсы, футболки, кроссовки, — распространившийся благодаря стартап-культуре, сам в конце концов превратился в униформу. Отказывающаяся от нее женщина может быть подвергнута остракизму: Форд рассказывает, что когда генеральный директор Yahoo Марисса Майер в 2013 году появилась в съемке журнала Vogue в платье Michael Kors и шпильках Yves Saint Laurent, реакция Кремниевой долины была неодобрительной. Один комментатор резюмировал обвинения в адрес Майер, сказав, что та «выглядит так, будто она в отпуске — расслабляется, пока все работают».

В 1938 год Хелен Халик пришла на заседание суда Лос-Анджелеса, чтобы дать показания против двух мужчин. Однако в итоге оказалась под стражей сама — за ношение брюк.
В 1938 год Хелен Халик пришла на заседание суда Лос-Анджелеса, чтобы дать показания против двух мужчин. Однако в итоге оказалась под стражей сама — за ношение брюк.·Getty Images

В то же время ношение туфель на каблуках как раз предписывается многими корпоративными (и не только) стандартами. В 2017 году в британском парламенте прошло обсуждение случая, произошедшего с сотрудницей бухгалтерской фирмы Portico —  подрядчика PricewaterhouseCoopers. Ее не пустили в офис в туфлях на плоской подошве и вычли зарплату за вынужденно пропущенный день. Случай вызвал возмущение общественности, дело чуть не дошло до поправок в трудовое законодательство, а Portico пришлось изменить корпоративные правила внешнего вида.

Двумя годами ранее из-за отсутствия каблуков нескольких женщин не пустили на кинопоказы на Каннском фестивале. Среди них, например, была продюсер из Дании с серьезной травмой ноги. В последующие годы в знак протеста против дресс-кода некоторые актрисы, например, Джулия Робертс и Кристен Стюарт, выходили на красную ковровую дорожку фестиваля босиком.

Волна протеста против каблуков прокатилась в 2019 году по Японии. Актриса, писатель-фрилансер и по совместительству сотрудница похоронного бюро Юми Исикава запустила хэштег #KuToo (созвучен #MeToo, а также японскими словами kutsu — «обувь» и kutsuu — «боль»), чтобы привлечь внимание к дискомфорту и проблемам со здоровьем, с которыми связано постоянное ношение туфель на каблуках, а также к глубоко укоренившейся в японском обществе дискриминации женщин. Исикава подала в Министерство здравоохранения, труда и социального обеспечения петицию с требованием разработать закон, который закрепил бы за женщинами право носить на работе более удобную обувь. Требование до сих пор не выполнено, но Исикава продолжает бороться с традициями японского женского дресс-кода — не только с каблуками, но и, например, с запретом на очки (некоторые японские работодатели считают, что с ними женский взгляд кажется «холодным»).

Подавать чай боссу и быть хорошей женой: почему в Японии все так плохо с феминизмом

«Официантка с функциями гейши»

Кое-какие плоды движение #KuToo все же принесло: в марте 2020 года авиакомпания Japan Airlines отказалась от обязательных каблуков и юбок для стюардесс. Теперь женщины, работающие на рейсах компании, могут выбирать между юбкой и брюками и носить такую обувь, в которой им комфортно.

История костюма стюардессы идет рука об руку с историей сексизма. К женщинам в составах экипажей предъявляли высокие требования: например, в 1930-е годы на вакансии стюардесс рассматривали «красивых, миниатюрных незамужних медсестер в возрасте от 21 года до 26 лет, весом от 100 до 120 фунтов (от 45 до 54 кг, — Forbes Woman)». Относились к ним при этом как к «декоративным официанткам с функциями гейш», пишет в книге «Моя жизнь в дороге» журналистка Глория Стайнем.

Бети МакКэнн, работавшая стюардессой на рейсах PanAmerican в 1950-е, вспоминает, что во время полета им разрешалось ходить в обуви на плоской подошве. А вот снимать шляпку — нет. Также нельзя было снимать форменную куртку в аэропорту, даже если в помещениях не было кондиционеров, а на летном поле палило солнце. Были и вовсе странные правила: например, чтобы блузка не топорщилась под юбкой, стюардессы должны были носить специальный пояс. Гладкость бедер проверяла старшая бортпроводница.

Размер не имеет значения: Мосгорсуд поддержал бортпроводниц в споре с «Аэрофлотом»

Стюардесса работавшая на рейсах PanAmerican в 1950-е, вспоминает, что во время полета им разрешалось ходить в обуви на плоской подошве. А вот снимать шляпку — нет.
Стюардесса работавшая на рейсах PanAmerican в 1950-е, вспоминает, что во время полета им разрешалось ходить в обуви на плоской подошве. А вот снимать шляпку — нет. ·Getty Images

Сексуальная революция 1960-х, вылившаяся не только в сексуальную свободу, но и в еще более явную сексуальную объективацию, не обошла стороной и воздушный дресс-код. Авиакомпании начали одевать сотрудниц в мини — например, стюардессы лоукостера Pacific Southwest Airlines носили короткие юбки или микрошорты и высокие сапоги на каблуках (так называемые go-go boots). В нулевых девушки в коротких шортах появились в экипажах Hooters Air — авиакомпании, основанной владельцем одноименной сети баров. Они не были стюардессами — настоящие бортпроводницы носили традиционную форму, состоявшую из синего платья с вышитым логотипом и шейного платка, — а находились на борту для того, чтобы развлекать пассажиров так, как это было принято в барах Hooters. Авиакомпания просуществовала с 2003-го по 2006 год и закрылась, не выдержав роста цен на топливо, с убытками в $40 млн.

Официантки в коротких шортах и обтягивающих майках продолжали обслуживать клиентов Hooters на земле (в 2014 году заведение сети открылось в Москве, позже оно было закрыто). В 2017 году появились сообщения о том, что дела у сети идут не очень хорошо — бары закрываются, концепция, придуманная представителями поколения X, не работает для миллениалов. Однако объективация официанток, хостес, продавцов-консультантов (словом, женщин на «обслуживающих» позициях) с помощью дресс-кода — по-прежнему распространенное явление, могущее иметь серьезные негативные последствия. Исследование, опубликованное в 2016 году, выявило корреляцию между сексуальной объективацией официанток и их эмоциональным выгоранием.

Реклама на Forbes

Гайдлайн по харассменту: что такое абьюз, где заканчивается флирт и начинается насилие и как писать об этом в медиа

Что касается авиакомпаний, то все больше перевозчиков отменяют лукистские требования к внешним данным и обновляют форму стюардесс. Так, в 2019 году Virgin Atlantic разрешила бортпроводницам носить брюки и не пользоваться косметикой. А в июле 2021 года каблуки и юбки отменила украинская частная авиакомпания SkyUp. Теперь форма стюардесс состоит из мягкого брючного костюма и кроссовок с повышенной подушкой амортизации. По просьбам бортпроводниц традиционный шейный платок решили крепить к эполету, а от головного убора отказались вовсе. Как рассказала Ольга Цареградская, соосновательница консалтингового агентства Frame Fashion Consultancy, которое разрабатывало новую форму для SkyUp, основное пожелание стюардесс касалось даже не комфорта, а уважительного отношения, исключающего сексуальную объективацию.

Быстрее, выше, женственнее

В июле 2021 года участницы норвежской женской команды по пляжному гандболу вышли на матч Чемпионата Европы не в бикини, а в шортах — и были оштрафованы на €1500. По правилам Европейской ассоциации гандбола, форма должна состоять из облегающего бюстгальтера с глубоким вырезом и трусов шириной не более 10 см по бокам. Мужчины при этом играют в футболках и шортах.

Тогда же на чемпионате Англии по прыжкам в длину паралимпийская чемпионка Оливия Брин получила замечание от организаторов турнира за «слишком короткие и неуместные» трусы. Спортсменка отметила, что уже много лет выступает в спринт-брифах, и формально они не нарушают никаких правил. Но теперь по требованию организаторов купила шорты.

Оливия Брин из Портсмута во время чемпионата Великобритании по легкой атлетике
Оливия Брин из Портсмута во время чемпионата Великобритании по легкой атлетике·Getty Images

В 2018 году судья US Open вынес предупреждение «за неспортивное поведение» теннисистке Ализе Корне — обнаружив, что футболка надета задом наперед, спортсменка переодела ее прямо на корте, ненадолго обнажив спортивный бюстгальтер. Судья руководствовался правилами турниров Большого шлема, которые предписывают теннисисткам переодеваться только в специально отведенных местах. Но, например, для мужчин такого ограничения нет — теннисисты вроде Новака Джоковича или Роджера Федерера неоднократно меняли футболки прямо на корте. Решение судьи вызвало протесты зрителей, представители Женской теннисной ассоциации встали на сторону Корне, а официальные представители турнира выпустили заявление, в котором пообещали обновить правила.

Реклама на Forbes

Обожглись на молоке: как женщины кормят грудью в офисах и на Олимпийских играх

История спортивного дресс-кода — это причудливое сплетение швейных технологий (специальные ткани, бесшовный крой, всевозможные амортизирующие вставки и т.п.), правил, устанавливаемых спортивными федерациями для обеспечения честной борьбы (например, запрет «сверхскоростных» костюмов для плавания), и моды. В случае женщин к этому списку добавляются все те же противоречивые требования — скромности, сексуальности и женственности.

Например, в 2012 году Международная ассоциация любительского бокса (AIBA) предложила женщинам-боксерам носить во время соревнований юбки — якобы потому, что из-за защитных шлемов, закрывающих лица бойцов, зрители во время матча не могут понять, кто находится на ринге. Комментируя это предложение, польский тренер Лешек Пиотровский заявил, что это хорошая идея, ведь юбки производят более «женственное впечатление». Звучала и критика, в том числе со стороны самих спортсменок. В итоге AIBA оставила выбор одежды на усмотрение боксеров.

Подобные ситуации возникают оттого, что спортивными федерациями, в том числе женскими, зачастую управляют мужчины, считает профессор Университета Торонто и автор книги «Олимпийские игры: критический подход» Хелен Джефферсон Ленски. Требования к женским спортивным костюмам диктуются вкусами гетеросексуальных мужчин и их представлениями о женской привлекательности. Свою роль играют и маркетинговые соображения, ведь доходы от трансляций матчей зависят от того, насколько «картинка» соответствует вкусам публики. Особенно в эстетических видах спорта, таких, как фигурное катание или художественная гимнастика.

«По умолчанию человек — это мужчина»: почему из-за дискриминации женщины чаще умирают от инфаркта и гибнут в авариях

Реклама на Forbes

Впрочем, спортсменки все чаще берут дело в свои руки. Как, например, немецкие гимнастки Сара Восс, Ким Буи и Элизабет Зайц, выступившие в апреле этого года на чемпионате мира в комбинезонах вместо традиционных купальников. Они прямо заявили, что выбор такой формы — реакция на чрезмерную сексуализацию женщин в спорте. Некоторые гимнастки отмечают, что у комбинезонов есть и минусы — для выполнения ряда элементов необходимо чувствовать снаряды буквально кожей. Однако важно, чтобы выбор в конечном счете оставался за спортсменками. И шире — чтобы правила женского дресс-кода определяли сами женщины, руководствуясь своими потребностями и здравым смыслом, а не сторонними представлениями о том, как должна выглядеть женщина, чтобы быть удобной.

История унисекса: какие предметы одежды женщины «отняли» у мужчин и сделали своими

История унисекса: какие предметы одежды женщины «отняли» у мужчин и сделали своими

Фотогалерея «История унисекса: какие предметы одежды женщины «отняли» у мужчин и сделали своими »
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021