«Я, конечно, не расист, но»: зачем Голливуду нужны слепые кастинги и почему зрители против «черной Гермионы»

Фото Getty Images
Фото Getty Images
«Странно, что британская королева еще белая» — так комментировали в Рунете сериал «Бриджертоны», где английскую знать ХIХ века в равной степени играли и белые, и темнокожие актеры. Журналист Вера Рейнер объясняет, зачем нужны слепые кастинги, почему они вызывают такой негатив и чем их можно заменить

Цитата про «белую королеву» — еще самая мягкая из обсуждения сериала «Бриджертоны», ставшего хитом новогодних праздников и главным поводом для интернет-баталий. Основной претензией стал кастинг: аристократов XIX века играли в том числе темнокожие актеры. «Недостоверно!» — взорвался русскоязычный интернет. По мнению протестующих, до британской королевы добраться должны активисты BLM, как уже добрались до Джеймса Бонда и до «Русалочки».

Впервые массовый разговор о методе слепых кастингов задала история с «черной Гермионой». Слепыми называют кастинги, в ходе которых актеров подбирают без оглядки на цвет кожи, а иногда и пол — только на талант. В 2016 году в постановке лондонского Palace Theatre «Гарри Поттер и Проклятое дитя» на роль Гермионы взяли темнокожую Ному Думезвени. И это вызвало скандал. Кто-то радовался разнообразию — многие фанаты и так считали Гермиону темнокожей. Кто-то возмущался — «я, конечно, не расист, но Гермиона не может быть такой». Сама Роулинг написала в своем Twitter: «Роулинг нравится черная Гермиона». И добавила: «Белая кожа не упоминалась». И уже это многие восприняли в штыки, припомнив ей момент с «бледным» лицом книжной Гермионы.

«Мужчинам для женитьбы достаточно иметь пульс»: почему сериал «Бриджертоны» так возмутил российские соцсети и стоит ли его смотреть

Но то было в театре. В театральных постановках слепыми кастингами никого не удивишь. Мужчин в них, скажем, постоянно играют женщины — для многих ролей это уже традиция. Тем же Гамлетом за всю театральную историю кто только не был. Просто аудитория «Гарри Поттера» куда шире привычной театральной. Когда слепые кастинги касаются по-настоящему массовых продуктов, тогда и начинается скандал. Так вышло с новой «Русалочкой», которая все еще в процессе съемок. О том, что героиню диснеевского мультфильма в киноадаптации сыграет Холли Бэйли, объявили летом 2019. На Алиссу Милано, с которой была списана мультяшная Ариэль, она совсем не похожа. «Мне физически больно от этой новости, с Русалочкой у меня связаны самые теплые детские воспоминания», — писали в комментариях на «Кинопоиске». В самых вежливых.

Русалок в мировых водах не водилось никогда — это вымышленный вид. Почему у героини может быть рыбий хвост, но ее не может играть не белая актриса?

Претензии к исторической достоверности, как в случае «Бриджертонов», здесь невозможны — британские аристократы в XIX веке все же были. А вот русалок в мировых водах не водилось никогда — это вымышленный вид. Почему у героини может быть рыбий хвост, зеленая кожа или жабры — что угодно, что подскажет фантазия сценаристов, — но ее не может играть не белая актриса? И почему выбор темнокожей Бэйли на роль в новом фильме кого-то физически ранит? Сложно представить какое-то логическое обоснование, кроме расизма — пусть и неосознанного.

Как мир разлюбил Джоан Роулинг и почему дело не только в ее твитах о менструации

«Холли обладает той редкой комбинацией духа, сердца, молодости, невинности и внутренним содержанием плюс роскошным голосом, То есть всеми необходимыми качествами для этой роли», — прокомментировал выбор актрисы режиссер проекта Роб Маршалл. Именно так и звучат принципы слепого кастинга.

Однако к этому методу — или как минимум к термину — есть вопросы. И не только у тех, для кого diversity — ругательное слово. Критикуют слепой подход и сторонники разнообразия. «Слепые кастинги так же опасны, как и фраза «я не вижу разных цветов кожи, все мы просто люди», — говорит арт-журналистка Дип Трэн. — Такой подход сводит на нет реальные структурные препятствия, которые встают перед актерами из числа PoC (People of Color — буквально «цветные люди») — и никогда перед белыми. Например, низкая оплата в театральной индустрии, нехватка этнически специфичных ролей, которые могут играть цветные актеры, и бессознательная предвзятость белых кастинг-директоров».

Тем более что посыл «мы выбираем человека, лучше всех подходящего для работы, а не «правильную» национальность» использовался в Голливуде десятилетиями. Роли людей из меньшинств получали белые актеры. Происходило такое в том числе с реальными историческими героями — скажем, Чингисхана в «Завоевателе» 1956 года играл Джон Уэйн. Ну и с вымышленными, конечно: из недавних примеров — экранизация манги «Призрак в доспехах». Главную героиню азиатского происхождения играет Скарлетт Йоханссон. Это называется вайтвошингом (whitewashing) — «обелением» не белых персонажей.

Мэр интернета: как основатель Reddit Алексис Оганян стал одним из главных борцов за права угнетенных

Почему вайтвошинг в глазах  общественности — плохо, а брать на роли традиционно белых персонажей PoC — нормально? Потому что не белых персонажей, чье происхождение прописано, в принципе немного. Немного и ролей, которые, если брать за необходимость пресловутую «достоверность», подходят для не белых актеров. Назначая на такую роль белого актера, кастинг-директора отнимают возможности у PoC. Тот же разговор ведется не только по поводу расы. Дискуссии идут в принципе обо всех группах, которые страдают от отсутствия репрезентации. Поэтому «прогрессивная» публика возмущается, например, когда ЛГБТ-персонажей играют не ЛГБТ-актеры. Или когда на роли людей с особенностями развития берут совершенно здоровых.

Заменой слепым кастингам видят colour conscious кастинг — «расово осознанный» подход к подбору актеров. Расовый вопрос в таком случае не игнорируется, а учитывается. Это комплексный подход: и писать роли для не белых актеров, и искать, если этого требует сюжет, актеров определенного этнического происхождения. И, да, менять расы персонажей. Но делать это, учитывая контекст, чтобы сделать историю глубже, дать ей новое направление — и даже новый смысл.

Отцов-основателей США в «Гамильтоне» играют представители самых разных групп, и это подчеркивает смысл истории: свобода — в равенстве и единстве

Раса персонажа может влиять на его восприятие — и восприятие ситуаций, в которые он попадает. И это влияние надо учитывать — иначе выйдет странно. Например, в 12-м сезоне «Доктора Кто» Доктор (его впервые за историю серии играет женщина, Джоди Уитакер) оказывается в оккупированном нацистами Париже. И там же ее вечный враг — Мастер, которого играет актер индийского происхождения. Мастер с помощью технологий скрывает внешность, прикидываясь арийцем, — и входит в высшие нацистские круги. Доктор же срывает маскировку, демонстрируя нацистам истинное лицо их «коллеги». То есть, по сути, сдает нацистам представителя PoC, за которыми, все знают, они исторически охотились. Несложно догадаться, какую реакцию вызвала эта сцена.

Другой пример уже действительно colour conscious кастинга — знаменитая бродвейская постановка «Гамильтон», у которой есть версия и для ТВ. Этот лихой мюзикл с хип-хопом, собравший кучу театральных наград и любимый вообще всеми. Отцов-основателей США (и не только их) в нем играют представители самых разных групп, и это подчеркивает смысл истории: свобода — в равенстве и единстве. Иммигранты — не враги. Сама страна была построена такими же иммигрантами. Такой посыл делает постановку, вышедшую еще в 2015 году, невероятно актуальной и сегодня, когда Америку разрывают протесты и борьба. Тем же образом сработал и разнообразный актерский состав фильма «История Дэвида Копперфилда» с Девом Пателем. 

От разговоров о слепом кастинге отмахивается и Крис Ван Дьюсен, шоураннер «Бриджертонов». В мире, где живут герои сериала, королева пожаловала представителям меньшинств титулы — в альтернативной реальности царит расовое равноправие. Эту линию вписали в сюжет осознанно. Во-первых, чтобы сделать шоу современным, актуальным для сегодняшнего зрителя. Во-вторых, чтобы создать приятный и в чем-то идеалистичный, красочный мир, куда обитатели нынешнего были бы не прочь сбежать. Потому что там меньше предубеждений, чем в нашем. А заодно такое решение задает вопрос: каким был бы наш сегодняшний мир, случись такое в прошлом в самом деле? 

«Кто я без ежедневных митапов»: какие главные вопросы поставил перед нами 2020 год 

В спорах о слепых кастингах часто звучит мысль, что для актеров из меньшинств — не только расовых, любых — нужно писать свои истории. А не вставлять в те, где их изначально не было. Новые истории нужны. Но почему в индустрии, которая работает с очень условным миром, люди не могут стать частью уже существующих любимых историй? Мы живем не в XIX веке, а в XXI. Не все хотят видеть, как представителям их группы достаются одни и те же роли. Не все считают, что в историческом кино темнокожие актеры должны играть только рабов и служанок — реализма ради. 

Вспомним недавний «Голливуд» Райана Мерфи — сериал о том, как несколько горемык в 40-х решают снять фильм. Сначала планировался фильм о белой актрисе по имени Пег, которая прыгнула со знака Hollywood. Потом Пег меняется на темнокожую Мег. В индустрии всем героям нет места: меньшинства не снимаются в крупных ролях, женщины не возглавляют киностудии. Но их фильм становится прорывом. Все причастные получают по «Оскару», все теперь звезды. В реальности в 1940 году темнокожую актрису Хэтти Макдэниел действительно номинировали на «Оскар» — за роль второго плана. Она даже выиграла. Вот только ее, как и всех ее темнокожих коллег по «Унесенным ветром», не пустили на церемонию из-за цвета кожи. А за главную роль «Оскар» темнокожая женщина получила и вовсе только в 2002 году — это была Холли Берри, и ей досталось за это немало плевков. 

Нет такого фильма, который может выйти на экраны — и разом изменить мир, обрушив прежний строй, всех уравнять. Магия поп-культуры работает иначе: меняет наше сознание постепенно — чем больше чего-то встречаешь, тем спокойнее реагируешь. Это пример того, как разнообразный актерский состав и впрямь может менять мир. Colour conscious подход становится новой нормой, и гневаться бессмысленно. 

Дополнительные материалы

Героини прошлого: 10 старых фильмов о сильных женщинах