О любви и работе: журналисты Тихон Дзядко и Катерина Котрикадзе в новом сезоне подкаста Forbes «Тандемократия»

Из личных архивов
Из личных архивов
В первом выпуске третьего сезона подкаста Forbes «Тандемократия» семейная пара — главный редактор «Дождя» Тихон Дзядко и ведущая «Дождя» Катерина Котрикадзе рассказывают, как совмещают семью и работу на новостном телеканале, как относятся к табу «новой этики» и почему не боятся рисковать ради любимой профессии

В понедельник, 15 марта, стартовал третий сезон «Тандемократии» — подкаста Forbes об известных тандемах предпринимателей и деятелей искусства. Ведущие — заместитель главного редактора Forbes Анастасия Карпова и главный редактор Forbes Life и Forbes Woman Юлия Варшавская — вместе со своими гостями обсуждают, как формируются и развиваются отношения в паре — друзей, родственников, супругов, которые строят вместе бизнес или создают творческие проекты, почему именно в тандеме рождаются и реализуются самые смелые идеи, а также как найти «своего» человека, чтобы составить идеальный тандем.

В первом выпуске нового сезона — главный редактор «Дождя» Тихон Дзядко и ведущая «Дождя» Катерина Котрикадзе. Они познакомились много лет назад в Грузии, виделись в Москве на «Эхе Москвы» и снова встретились в США на телеканале RTVI. Каждые выходные Тихон ездил к Катерине на автобусе из Вашингтона в Нью-Йорк, а потом летал туда из Москвы. Сейчас они вместе работают на «Дожде», воспитывают сына и покупают биткоины, при этом не отрываясь от производства новостей. Forbes LIfe выбрал лучшие моменты из разговора с тандемом Дзядко — Котрикадзе, а полностью выпуск можно послушать здесь

Подписывайтесь на наш подкаст и слушайте там, где удобно: Apple PodcastsGoogle PodcastsCastbox, Spotify и Яндекс.Музыке

О табу на отношения на работе

Тихон Дзядко: Мне кажется, это неправильное табу, которое слишком сужает поле возможностей. Я недавно отвечал на вопрос: «Не является ли противоречием так называемой «новой этики» — или без кавычек, просто новой этики — то, что я как главный редактор «Дождя» взял на работу свою жену Катю Котрикадзе?» На что я ответил, что я был бы ужасным руководителем, если бы из-за табу или новой этики не взял Катю на работу. Потому что Катя — один из лучших профессионалов в новостной журналистике и один из лучших телеведущих. Если я лишу своего зрителя ее работы, потому что мне кажется, что это недостаточно корректно, то я лишу зрителя прекрасной ведущей и, как следствие, замечательного контента. 

Катерина Котрикадзе: Я боялась этого ужасно, потому что сложилось много разных факторов и одновременно в моей жизни происходило несколько значительных событий: в июне я ушла с RTVI, в июле родила нашего Мишку, было очень трудно в пандемию, адский роддом и невозможный стресс. Плюс — положение безработной матери. Это очень странное состояние для меня, потому что я работаю всю жизнь, сама все делаю. А тут я оказалась домохозяйкой. В этом состоянии было трудно, и Тиша говорит: «Все, хватит, ты идешь на «Дождь»». 

Было чрезвычайно важно понять, не буду ли я обузой для него на этой работе. И не будут ли в редакции разговоры, что он «притащил свою жену». Но там классные ребята, они лишены злобной завистливой истории в духе: «Ах, еще один приперся». Абсолютно этого нет, все профессионалы, все уже настолько успешные, что им не до этих дрязг.

Ну послушай! 5 лучших подкастов о бизнесе и карьере

О совместной работе на «Дожде»

Тихон Дзядко: Борьбы за лидерство в публичном поле между нами нет. Она нужна, когда нужно что-то друг другу доказывать или что-то доказывать окружающему миру. А поскольку нам друг другу ничего доказывать не нужно, мы восхищаемся друг другом и, соответственно, не нужно ни за что бороться. 

Катерина Котрикадзе: Мы поменялись ролями, в США на RTVI я была руководителем Тиши, а здесь он мой руководитель. И я этого момента страшно опасалась, честно говоря, и думала, как эта ситуация будет для меня работать. Я знала, что Тише будет нормально, что он будет стараться делать так, чтобы я никогда не ощущала перемен и каких-то с его стороны начальственных ноток. И я правда их не ощущаю. Я опасалась, что мне будет как-то неловко и неправильно в такой роли, но нет. Все очень естественно и гармонично.

«Татьяна стреляет птичек, а я их готовлю». Евгений Чичваркин и Татьяна Фокина о том, как строят ресторанный бизнес в Лондоне

О разговорах о работе дома

Тихон Дзядко: Это проблема, потому что мы говорим о работе дома практически все время. Дело в том, что наша работа и работа вообще людей, которые занимаются новостями, она не заканчивается никогда. Ты выпадаешь на несколько часов из информационного потока, и тебе нужно потом больше времени, чтобы в него вернуться. Поэтому ты работаешь 24 на 7. Дома ты говоришь только об этом, причем как о новостях, так и о форматах, об отношениях внутри коллектива, вопросах редакции. 

Это проблема только в том плане, что иногда хочется отключиться, а ты это не умеешь. Но является ли это проблемой в том смысле, что нам нужно поговорить и обсудить, как это поменять, — нет. Это образ жизни, стиль жизни, который абсолютно сознательный. Если бы нам это не нравилось, то мы бы этим не занимались.

Катерина Котрикадзе: Я иногда Тишу, конечно, пинаю за то, что он открывает утром глаза и начинает пялиться в телефон, скролить информационные агентства. Но понимаю, что я делаю то же самое. Может быть, чуть с меньшей интенсивностью, но я очень хорошо знаю это желание контролировать поток и знать о том, что происходит, и понимать, как прогнозировать работу информационной службы. Тиша правильно говорит, что это выбор сознательный. Мы понимали, что мы идем в новости, в такую журналистику, но она нам очень нравится. Я не знаю, что я еще умею делать. Наверное, ничего. Это крутая работа.

О тандеме

Катерина Котрикадзе: И семья сложилась, и тандем на работе сложился, потому что мы в ценностном и идеологическом плане очень похожи, вот этот мэтч — про то, что мы считаем правильным, а что неправильным. Что достойным, а что недостойным. В моей жизни это впервые — настолько тонко, детально, в мельчайших подробностях — совпало. У нас нет никогда разногласий по каким-то вещам для нас базовым, мы никогда не спорим о том, правильно ли поступает российское правосудие, условно говоря. Или никогда не спорим о том, нужно ли ребенку покупать солдатиков.

Тихон Дзядко: Мне кажется, мэтч сложился, потому что нам интересно друг с другом. И интересно жить, и интересно работать. Этот интерес вообще залог того, чтобы все работало, и поскольку он есть — все работает.

О слабых и сильных сторонах друг друга

Тихон Дзядко: Поскольку мы одно целое, вопросов о заполнении слабого места нет, поскольку оно априори заполнено.

Катерина Котрикадзе: У Тиши есть такая особенность, он очень по-мужски относится к окружающим его людям, то есть иногда не замечает каких-то драм у него под носом, что кто-то расстается, влюбляется. Я такие вещи замечаю всегда и его периодически дергаю: «Тиш, Тиш, вот там надо осторожнее, а здесь надо тоньше, а здесь, наоборот, жестче». Если Тихон считает, что я достаточно аргументированно ему это все рассказываю, то он мои советы принимает. А меня Тихон иногда очень правильно одергивает, когда у меня перебор с эмоциями, когда я ухожу в какие-то облака или много переживаю из-за незначительных вещей. Тиша мне говорит: «Спокойно, давай разберем ситуацию». И приводит меня в чувство.