«Бедное искусство» за сотни тысяч евро: зачем покупать поролоновые скульптуры и арт-объекты из пепла

DR
DR
Зачем художники создают скульптуры из хлеба и поролона, нужно ли в них вкладываться и чем русское бедное искусство отличается от итальянского, рассказывает искусствовед Кристина Краснянская

В галерее «Эритаж» открылась выставка «Антология бедного в изобразительном искусстве и дизайне». Экспозиция состоит из произведений arte povera (буквально — «бедное искусство», так называется движение в итальянском искусстве конца 1960-х и середины 1970-х годов. — Forbes Life) и того, что с 2008 года благодаря Марату Гельману принято называть «русским бедным». О том, почему художники решают работать с бедными материалами (поролоном, хворостом, пеплом, даже хлебом), чем эта сложившаяся в Италии традиция отличается от российской и в чем ее актуальность, рассказывает основательница галереи «Эритаж» искусствовед Кристина Краснянская.

— Кристина, как возник замысел выставки?

— Я люблю и изучаю итальянское искусство, так как достаточно много путешествую, в том числе и по Италии. Я довольно давно обратила внимание на то, какой повышенный интерес сегодня вызывает arte povera в мире, в том числе и среди коллекционеров. Поэтому решила организовать выставку на эту тему в Москве. Традиционно наша галерея создает проекты, построенные на диалоге культур. В этот раз мы решили сопоставить итальянское arte povera и русское бедное.

Урано Пальма. Лампа«Леонардо». / Риккардо Дализи. Стул.
Урано Пальма. Лампа«Леонардо». / Риккардо Дализи. Стул. / DR

«Кризис на всем ходу врезался в вершину пирамиды Маслоу»: как 2020 год подвинул современное искусство ближе к людям

— В чем основное отличие этих двух направлений, русского и итальянского бедного?

Основательница галереи «Эритаж», искусствовед Кристина Краснянская
Основательница галереи «Эритаж», искусствовед Кристина Краснянская / DR

— Как вам кажется, в чем актуальность этого искусства сегодня?

— Несколько лет назад, побывав на Венецианской архитектурной биеннале, которую курировал лауреат Притцкеровской премии Алехандро Аравена, я поняла, что время роскошных и масштабных проектов Захи Хадид или Нормана Фостера прошло. Сегодня мы возвращаемся к социально ориентированной архитектуре и решению проблем, связанных с городскими трущобами, лишенными экосреды мегаполисами, необходимостью решать задачи по расселению простых людей. Это очень напоминает период возникновения временных сооружений во времена Хрущева. Тема массовой застройки вновь вышла на мировую сцену. Архитектура, дизайн и искусство сегодня очень переплетены и тесно связаны с теми событиями, которые происходят в политике и экономике.

— Откуда происходят работы, которые вы показываете на выставке?

Сергей Шеховцов. Стая собак. Пенопласт, эмаль. 50-60 см. 2020
Сергей Шеховцов. Стая собак. Пенопласт, эмаль. 50-60 см. 2020 / DR

Отмычка для миллиардера: как русское искусство используют для попадания в высшее общество на Западе

— Термин «русское бедное» придумал и ввел в оборот в 2008 году Марат Гельман. Принимал ли он какое-то участие в подготовке выставки?

— Мы, безусловно, делаем отсылку к Марату Гельману, но пошли по несколько другому пути. У нас, например, хорошо известные художники Валерий Кошляков, Сергей Шеховцов и Александр Бродский соседствуют с молодыми авторами, которые просто не могли участвовать в выставке 2008 года. Так, например, мы показываем инсталляцию петербургской мультимедийной художницы Анны Слобожаниной «Приданое», посвященную традициям Русского Севера, где сочетаются графические работы и видеоарт. Этот проект содержит глубокий культурный код, как и еще одна работа, посвященная архитектуре Русского Севера, которую мы сегодня стремительно утрачиваем. Я думаю, что в создании этих произведений определенную роль сыграла пандемия, которая закрыла границы, заставила людей больше путешествовать по России и изучать ее.

Валерий Кошляков. Пролетарский Пантеон из серии «Галерея русских фантазий», 2020; Пролетарский Пантеон из серии «Галерея русских фантазий», 1998.
Валерий Кошляков. Пролетарский Пантеон из серии «Галерея русских фантазий», 2020; Пролетарский Пантеон из серии «Галерея русских фантазий», 1998. / DR

Великая пермская революция: как чиновники, бизнесмены и культурные деятели меняли Пермь — и что из этого вышло

— В январе вы уже частично показали этот проект в рамках ярмарки BRAFA, которая в связи с пандемией проходила в онлайн-формате. Почему вы выбрали именно его?

— Для меня выбор очевиден. Западным коллекционерам понятна значимость итальянской составляющей, а русская — скорее любопытна. У нас, кстати, в прошлом году один бельгийский коллекционер, живущий между Брюсселем и Лондоном, купил все произведения Сергея Шеховцова, которого мы показывали на ярмарке. И в 2020 году творчеством этого художника очень активно интересовались. Что касается цен, то в отношении русского бедного они сегодня довольно невысокие. Это относительно недорогое искусство, в то время как arte povera стоит сотни тысяч евро и находится в лучших собраниях мира.

Дополнительные материалы

Миллионные продажи: 20 самых дорогих современных художников России