К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«Я боюсь причинить неудобство другим людям»: когда на самом деле стыдиться не за что

Фото Getty Images
Фото Getty Images
В издательстве «Альпина Паблишер» выходит книга гештальт-терапевта Алины Адлер, рассказывающая о проблемах, с которыми люди обращаются к психологу: неуверенность, неспособность отпустить прошлое, неумение собраться с силами, ревность, давящее чувство вины, зависти, сожаление. Forbes Life публикует главу о том, как преодолеть ложный стыд

— Это нужные люди, — приговаривала мама, вытирая полотенцем хрустальный бокал.

Родители часто приглашали домой гостей. Пятилетняя Оля любила такие взрослые вечеринки. Ей разрешали ложиться спать на целый час позже, а гости наполняли карманы ее платья шоколадными гостинцами.

Когда разговоры и смех за столом густо перемешивались со звоном бокалов и стуком вилок, Оля просачивалась под стол и начинала хватать гостей за ноги. Тетя в блестящих колготках взвизгивала от неожиданности, подпрыгивая на стуле, а дядя понарошку хмурил брови и заглядывал под скатерть, грозя пальцем. Девочка заливалась смехом, подбираясь к следующим ногам.

 

Но игра обрывалась, когда под скатертью появлялась мамина напряженная рука и показывала «иди-ка сюда». С неловкой улыбкой на лице мама увлекала Олю в сторону и цедила:

— Немедленно прекрати, как тебе не стыдно! Ты позоришь нас с папой перед гостями. Разве хорошая девочка может так себя вести? Что люди скажут?!

В такие моменты у Оли голова вжималась в плечи, сухой язык прилипал к небу. Хотелось раствориться-рассыпатьсяисчезнуть, немело тело. Девочка не могла ничего сказать и двинуться с места. Она хлопала глазами, глядя на маму снизу вверх и не понимая, почему ей нельзя играть...

Да, Оле становилось стыдно. И она могла лишь догадываться после маминых слов о своей «неправильности».

 

Когда Оля в тридцать пять лет приходит ко мне в кабинет, садится в коричневое кресло и начинает рассказывать, я уже знаю, что ее мама не брала на себя труд разъяснять нюансы.

Тогда маме было важно спасти свою «репутацию», пристыдив и тем самым угомонив ребенка.

И это получилось — все, можно праздновать дальше. Но почему Оля помнит все это уже тридцать лет?

Оставаясь в одиночестве и не понимая, что же такого ужасного она натворила, Оля сама делала выводы. В ее маленькой голове складывался простой пазл:

«Когда я рассказываю стишок с табуретки или помогаю маме принести салат — я хорошая. А когда хочу играть с гостями и мне весело — плохая... Я не должна быть плохой девочкой равно я не должна веселиться. Потому что мама злится».

 

Дзинь! Гвоздик забит.

Не подавлять, а контролировать: как обуздать родительский гнев 

***

И здесь у меня как у психолога возникает вопрос о принадлежности чувства стыда. Чей же он — мамин или ваш? Стыд всегда появляется рядом с чьим-либо мнением, особенно непрошеным. Достаточно одной коротенькой фразы или въедливого словца, чтобы обездвижить вас, «забить» стыдом, как гвоздь забивают в доску.

Вам знакомо: «как тебе не стыдно!», «бесстыдница, не смотри туда!», «бессовестный, как ты смеешь!», «э-э-эх, постыдились бы...», «ты же мальчик, как тебе не стыдно плакать!»?

 

Стыдом вас «кормили» с детства, как противной склизкой кашей, которая в горло не лезет: «Сказано — полезно. Ешь! Мои родители ели, я ел, и ты будешь. Все полезно, что в рот полезло!» Но никто не пытается разобраться, из чего эта каша сделана, чем и кому полезна.

Дети беззащитны перед «варевом», именуемым стыд. Они просто «едят», впитывают и научаются стыдиться, даже когда это вовсе не к месту.

Один из ингредиентов этой каши — «тебе должно быть стыдно!». Должно? Одну минуточку — кому «должно»?

Мой французский коллега, гештальт-терапевт Жан-Мари Робин говорит об этом процессе так: «Я тебе говорю, что ты должен чувствовать, а меня это не касается, я ни при чем».

Удобно, не правда ли?

 

Что я слышу в своем кабинете от уже взрослых «Оленек», «Сереж» и «Анечек», которых научили стыдиться в детстве: «Мне неловко беспокоить человека».

«Я боюсь причинить неудобство другим людям». «Мне стыдно, что я не знаю этого». «Главное, чтобы ему хорошо было, а я уж как-нибудь обойдусь».

«Мне придется пойти на день рождения к тете, хотя я не хочу. Перед мамой неловко».

«Я никому не рассказываю, что муж изменяет мне. Стыдно».

«Я стесняюсь попросить».

 

Вам неловко... Вы чувствуете себя лишними, недостойными, неуверенными, как будто вы меньше и хуже других. Еще у вас нет возможности порадоваться, когда этого хочется от всей души. Вы погружаетесь в стыд и не можете разрешить себе насладиться удовольствием. Бывает даже, вам хочется опустить глаза и застыть в неловкости, когда рядом веселятся, прыгают от радости и обнимаются другие люди.

— Стыд забирает меня у меня, — говорит Оля на консультации. — Всплеск радости растекается по всему телу теплыми волнами, но дойдя до горла, сворачивается в горький ком. Эта горечь отравляет кровь, как яд.

— То есть тебе не удавалось в своей жизни никогда порадоваться на сто процентов?

— Да, точно... Моя радость не течет, она превращается в нечто тихонечко булькающее внизу живота. И я не могу ей довериться. Ощущение, что это буду не я, если дам волю эмоции. Как будто я исчезну, потеряюсь или даже умру. Поэтому я сдерживаю свою радость.

— А что появляется вместо твоей сдержанной радости?

 

Оля медленно перебирает кусочки разорванной салфетки на подоле бирюзовой юбки.

— Страх. Мне страшно, — говорит тихо.

Психика делает такую энергозатратную работу только ради того, чтобы не встретиться с токсичным стыдом. Потому что чувствовать себя не принятым собой же и правда страшно. А если страшно, значит, небезопасно.

Жертвы традиции: как патриархат вынуждает женщин становиться эмоциональной обслугой 

Вы бываете разными: веселыми, злыми, грустными, боязливыми, завистливыми, любящими, ненавидящими, тоскующими, жалеющими себя, беспомощными, ошибающимися, любопытными, отчаянными, заботливыми, радостными, сопереживающими. Вы имеете право на все состояния души, чувства и переживания, которые просто возникают, вне зависимости от того, нравится это кому-то или нет.

 

И вы умеете жонглировать этими «разностями» в зависимости от того, кто сейчас с вами на арене. Приходится, ведь вы живете в социуме. У кого и как настроен механизм регулирования, зависит от ряда факторов — вашего психотипа личности, характера, темперамента, воспитания, уровня культуры, интеллекта, окружения, ментальности.

Личность растет и воспитывается на протяжении всей жизни. Только в детстве в этом процессе активное участие принимают близкие и учителя. А вот взрослые уже сами «воспитывают» друг друга посредством обратной связи в своих отношениях, а также опыта — как желанного, так и непрошеного.

Как психолог я знаю, что ни одно чувство не возникает на пустом месте. Сотни раз в своем кабинете я видела людей, которые говорили: «Не знаю, почему я так чувствую. Просто так». А я не верю в «просто так», поэтому мы распутывали эту цепочку и всегда находили причину. Боже, как это освобождает! И каким бы тяжелым, болезненным ни было переживание, оно необходимо, чтобы мы могли отреагировать на раздражитель.

«Главное отличие голоса Стыдящего от голоса совести в том, что он не пытается ничего прояснить, пронаблюдать и расспросить. Он просто лепит ярлык — «Ты неправильный, ты не будешь принят мною и обществом таким, каким являешься сейчас».»

У стыда бывают оттенки. Чувство неловкости, смущения и того же стыда срабатывают как автоматический шлагбаум в моменты, когда вы рискуете оказаться в социально неприемлемой ситуации, а также когда ваше поведение и слова могут причинить дискомфорт или страдания другому человеку. Стыд сигналит. Если вы все же не совладали с собой и накричали на старушку в очереди или, будучи в подпитии, голышом сплясали на площади, то благодаря чувству стыда вы сделаете правильные выводы и больше не повторите подобный опыт.

Стыд — Великий Регулятор. Это его плюс. Но есть и другая сторона — токсичная.

 

На токсичной стороне расположились ситуации, в которых стыдиться не за что, а все равно стыдно. И всю эту возню возглавляет непрошеный Стыдящий внутри вас. Им может оказаться кто угодно — близкий родственник, учитель, кондуктор, дворник. Стыдящий уверен: он привносит свой бесценный вклад в перевоспитание «недочеловека», при этом он отбирает у вас право быть живым и разным.

Когда мы разные, когда живые, у нас строятся настоящие отношения. Вы видели слезы мужчины, который впервые берет на руки новорожденную дочку? Вы слышали дрожащий голос участника конференции, которому вручают награду? Кроме «я очень взволнован» он долго не может ничего вымолвить. «Меня как заблокировало... Ты такая красивая», — говорит парень на первом свидании девушке, почти не глядя на нее. И вдруг он превращается из «странного» в искреннего и открытого.

Ваша разность и живость — это не только право, это еще и красивое проявление личности.

Главное отличие голоса Стыдящего от голоса совести в том, что он не пытается ничего прояснить, пронаблюдать и расспросить. Он просто лепит ярлык — «Ты неправильный, ты не будешь принят мною и обществом таким, каким являешься сейчас».

Под указкой Стыдящего может стать стыдно за свои естественные состояния и потребности.

 

Стыдно за то, что почувствовал страх или растерялся, когда остановила полиция. Стыдящий уже шлепнул ярлык «Слабак».

Стыдно за то, что не хочешь делиться чем-то личным, кровным, дорогим твоей душе. Например, не даешь подруге надеть на вечеринку свое любимое платье. От Стыдящего прилетело: «Жадная».

Стыдно за то, что сейчас ты слаб и нуждаешься в поддержке. Стыдящий уже подсуетился рассказать о твоей неправоте и дал свою бездарную инструкцию к действию: «Не думай об этом. Возьми себя в руки!» Ну и что, что вчера ты похоронил любимую собаку...

Стало стыдно за то, что пустился в пляс и завизжал от неожиданной радостной новости! Стыдящий нацарапал на столе: «ЭТО НЕПРИЛИЧНО».

Стыдящий путает устыжение с поддержкой.

 

Он не вникает в нюансы ситуации. А зачем ему? Это же доставляет хлопоты и напрягает. Он «все знает», он «всегда прав», да что уж там мелочиться — он «идеален»! Ему так проще.

Вот как это бывает.

Много лет назад я перенесла хирургическую операцию в области живота. После снятия швов стала осторожно, неуверенно, на маленькие расстояния передвигаться по улицам.

Рана еще болела, и я с трудом могла полностью выпрямиться, но врач говорил, что гулять необходимо.

Как-то мне пришлось воспользоваться трамваем. Я с трудом преодолела ступеньки и упала на первое попавшееся свободное место. Подошел кондуктор. Знаете этот взгляд, под которым хочется уменьшиться до размеров ноготка и спрятаться в потайном кармане собственной куртки? В глазах женщины считывалась готовность к броску. Она сунула мне билетик и нарочито громко, чеканя слова и выдерживая театральные паузы, извергла:

 

— Уступила бы место бабушке. Стыдно должно быть! Такая молодая, где только воспитывают?..

Я растерянно нащупала взглядом бабушку, стоявшую чуть позади меня, и обратилась к ней:

— Простите, не могу вам уступить место, я только после операции, мне тяжело стоять. Возможно, вам уступит место кто-нибудь другой.

Похоже, бабушка изначально не претендовала на чье-либо место, к тому же ей сразу уступил сиденье кто-то другой.

А вот кондуктор не собиралась размыкать челюсти:

 

— Ишь, чего удумала: «после операции» она! Фантазерка! Постыдилась бы врать людям в глаза. Тьфу! Ни стыда ни совести!

Ну и, конечно, как водится в подобных ситуациях, к скандалистке подключилась группа поддержки. В накалившейся атмосфере вагона защебетали про бесстыжую молодежь, будущую мать (то есть про меня) и катящийся в безнадежность мир.

Я была среди людей и в одиночестве. За окном плыла весна. Я тихонько плакала. Было обидно и стыдно не потому, что сделала что-то плохое, а потому что застыдили, отвергли. Вроде как я — вне общества, плохая и неправильная. Есть в этом чувстве что-то иррациональное, похожее на маленькую смерть...

А кондуктор «всегда прав»: бабушки должны сидеть, а девушки стоять. Разве возможны иные варианты? И, конечно, кондуктор «все знает» про девушек с зашитыми животами. «Бесстыдница» поставлена на место и облагодетельствована уроком жизни No. Поддержка народа получена, долг перед трамваем выполнен, перед нами «кондуктор года»! Едем дальше.

С больной головы: женщины, изменившие наше отношение к психическому здоровью 

 

Стыдящий есть и у вас. Если не в реальном времени, то застрявший в памяти, как подкожный клещ. И даже когда человек остается наедине со своими мыслями, его может подрезать стыд.

Со временем забывается взгляд, слова и образ самого стыдящего. Но остается токсичность, которая бесконтрольно разливается внутри, даже когда стыдиться абсолютно не за что.

Вернемся к истории Оли, чтобы посмотреть, что можно делать вместо устыжения ребенка. А чуть ниже я расскажу, как можно избавиться от стыда, когда вы уже взрослый.

Девочка не понимала, почему стала вдруг плохой для мамы. Если посмотреть на ситуацию со стороны, то ничего социально неодобряемого не происходило. Ребенок пытался поиграть с гостями, никто не злился, даже замечаний не делал. Но мама, как интеллигентная женщина и заботливая хозяйка, должна была следить за благополучием своих гостей. А еще она хотела оставаться хорошей матерью, у которой растет культурная дочь. Это понятно. И даже можно согласиться с тем, что игра девочки в какой-то момент все же могла доставить неудобство кому-то из присутствующих, люди разные. Допустим. Ребенка нужно воспитывать.

Стыдящий есть и у вас. Если не в реальном времени, то застрявший в памяти, как подкожный клещ. И даже когда человек остается наедине со своими мыслями, его может подрезать стыд.

Где же нестыковка? Вот здесь: мама знала, к чему может привести такая игра, а Оленька нет. Мама — взрослая женщина с жизненным опытом, она способна была предположить варианты развития событий, а Оленька ничего просчитывать не умела. Маме было важно, что про нее подумают люди, а ребенку — повеселиться, ведь он живет ощущениями здесь и сейчас. Маме тридцать, а Оленьке пять.

 

Как было бы хорошо для Оленьки? Какие слова мамы помогли бы ребенку понять ситуацию, а не заставили захлебываться стыдом?

Простое пояснение: почему нельзя играть именно так, какие могут быть последствия. Например, нарисовать сюжет: тетя от неожиданного прикосновения к коленке может резко вздрогнуть, уронить вилку со свекольным салатом на свою любимую светлую юбку и расстроиться. Затем мама могла поинтересоваться у дочки: «Ты хочешь, чтобы наши веселые гости расстраивались?» О нет! Оленька любит гостей и точно не хочет, чтобы у них испортилось настроение.

А еще девочке хочется, чтобы мама заметила ее настроение. И чтобы у нее осталось право на игру. Возможно, в другой форме, например хватать за ноги только маму с папой и родного дядю Борю, который на все согласен ради любимой племянницы, — в общем, людей понимающих и подготовленных к неожиданности.

При таком развитии сюжета мама, гости и Оленька остаются при своих интересах. И никаких «гвоздей».

Итак, вывод.

 

Вместо того чтобы стыдить ребенка, будет лучше:

— Сделать подробную раскладку ситуации, описать в красках: что происходит, к чему это может привести и как на это среагируют другие люди. Предложить ребенку встать на место другого человека.

— Дать понять ребенку, что он замечен и принят в своем проявлении, желании. Не забирать у него моральное право быть разным. Он не должен быть всегда удобным для вас.

— Вместе поискать способ делать то же самое, но без последствий для окружающих, или предложить альтернативу. Зачастую устыжение ребенка — это следствие родительской лени, спешки, плохого настроения, а также банального нежелания сделать пару шагов навстречу и разобрать ситуацию на понятном ребенку языке.

А как быть со стыдом взрослого человека? Ведь почти у каждого наберется своя горстка таких «гвоздей». Как можно помочь себе выдернуть «гвоздик» и отобрать молоток у того, кто замахивается, чтобы забить новый?

 

Четыре шага к тому, чтобы перестать стыдиться, когда стыдиться нечего:

— Осознанно посмотрите на ситуацию. Вам есть за что стыдиться? Так ли это? Вы сейчас делаете нечто социально неприемлемое? Дайте четкое название происходящему, или проще — назовите вещи своими именами. И тогда вы сможете сказать себе: «Я в порядке, я справляюсь».

— Определите, в каком состоянии вы сейчас находитесь или какую потребность испытываете. Человек в принципе может такое переживать? Право имеет? А вы имеете право? «Со мной такое иногда случается. Да, так бывает, потому что я живой человек, а не компьютерная программа». Дайте себе право быть разным.

— Найдите стыдящего. Кто стыдит в данный момент — конкретный человек или некий образ из прошлого? Если предыдущие два шага пройдены гладко, то логично вывести, что стыд принадлежит не вам. «Я — здесь и сейчас. Мне хватает сил, опыта и уважения к себе, чтобы не надевать на себя чужие чувства».

— Верните стыдящему его стыд обратно: «Это не мой стыд, а твой. Забери его обратно. С меня достаточно. Теперь я выбираю сам, как оценивать свои поступки!»

 

Пробуйте, осознавайте! И смело реализовывайте свое право быть настоящим и разным.

13 идей для выходных: что делают в свободное время успешные люди

13 идей для выходных: что делают в свободное время успешные люди

Фотогалерея «13 идей для выходных: что делают в свободное время успешные люди»
13 фото

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+