К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Ерунда и пиар вместо импакта: почему работодателям пора перестать скрывать зарплаты

Зарплату скрывают не только от сотрудников, но и от соискателей, и это также поддерживает токсичность на рынке труда (Фото Getty Images)
Зарплату скрывают не только от сотрудников, но и от соискателей, и это также поддерживает токсичность на рынке труда (Фото Getty Images)
В колонке для Forbes Life хедхантер и основатель сервиса Facancy Алена Владимирская рассуждает, почему компания не может быть устойчивой и заявлять о своем импакте, пока продолжает скрывать зарплаты от соискателей и собственных сотрудников

Сейчас в России «импакт» — это одно из самых модных понятий. Компании хвастаются друг перед другом: кто здесь полезнее, кто лучше, кто сколько добра принес миру. Бесконечно проходят встречи и конференции, где каждый показывает, у кого импакт больше. 

До недавнего времени я с большим воодушевлением относилась к импакт-компаниям, считая, что мир становится лучше, работодатели становятся круче, интереснее, человечнее, а импакт — это то, что нам всем нужно. До одного прекрасного момента, пока я сама на этот импакт не попала. Три недели назад мы в Facancy стали публиковать вакансии с указанием зарплаты. Если компания не указывала зарплату, мы ставили экспертные значения, то есть то, сколько, на наш взгляд, на этой позиции готовы платить за данного специалиста в компании определенного уровня. При этом HR-менеджер, если его не устраивала экспертная оценка вакансии, мог поставить свою цифру, но не мог оставить вакансию совсем без указания зарплаты. Из-за нововведения мы стали получать претензии, что открытые зарплаты нарушают корпоративную этику. Некоторые запросы исходили от компаний, которые позиционируют себя как импакт-компании. Это, прежде всего, зарубежные компании с представительствами в России, либо очень крупные российские компании.

Многое из того, что сейчас делается с точки зрения импакта в России, — это ерунда и пиар

Это поставило меня в тупик как рекрутера, как руководителя сервиса и просто как человека и привело к мысли о том, что многое из того, что сейчас делается с точки зрения импакта в России, — это ерунда и пиар. Импактом пользуются для увеличения капитализации компании, в попытке поймать хайп и соответствовать моде. 

 

Почему я так считаю? Потому что нельзя быть немножко беременной. Нельзя, с одной стороны, заявлять, что вы импакт-компания, которая несет пользу: сажает деревья, кормит детей, сортирует мусор, заменяет пластик на более полезные материалы, — и при этом сохранять токсичную внутреннюю культуру. Закрытые зарплаты и непрозрачность — это токсичность и дискриминация по возрасту, полу или даже по функции, которую сотрудник выполняет в компании. HR-менеджеры прикрываются словами о том, что каждый человек по-своему ценен, но это неправда. Сокрытие зарплат говорит о том, что они несправедливо распределяются, возможно, в пользу новых дефицитных направлений. Например, диджитал-маркетологам платят значительно больше, чем бухгалтерам того же уровня. Возможно, это дискриминация в пользу мужчин, женщин или сотрудников определенного возраста. Если бы условия для установления разных зарплат не были дискриминирующими, они бы были прозрачными. 

Второй момент: зарплату скрывают не только от сотрудников, но и от соискателей, и это также поддерживает токсичность на рынке труда. Компании говорят: «Мы идем от человека, поэтому мы не можем указать зарплату». Но это неправда. На самом деле всегда можно указать зарплату, например в зарплатной вилке, скажем, позиция стоит 250 000-350 000 рублей, а дальше в этой вилке можно оценивать опыт. Не называя зарплаты, не указывая даже вилку, компании с самого начала ставят себя в неравное положение с кандидатами. Это игра  «в темную»: ведь кандидат не знает, какая на самом деле у вас вилка. Вы как компания кого-то по этой вилке отсеиваете, отбираете, торгуетесь до последнего, пытаетесь получить сумму ниже. Ведь в конечном счете почему компании до последнего не называют зарплаты? Чтобы сэкономить. 

На самом деле такая компания проигрывает. Не зря же сейчас весь мир движется в сторону импакта. Это не потому, что бизнес решил озаботиться экологией, начать лечить детей Эфиопии или сажать деревья. Бизнес понимает, что если не начнет делать это сейчас, то через несколько лет наша планета или люди, которые на ней живут,  окажутся в таком состоянии, что жить станет просто невозможно. И понятие импакта возникло не от того, что мы все хорошие. Оно возникло от некоторой вынужденности. И избавление от дискриминации на рынке труда — это тоже большая и необходимая часть импакта. Компания не может быть прогрессивной и устойчивой, если дискриминирует своих же сотрудников. 

Пока вы токсичны к вашим собственным людям (а скрытые зарплаты — это абсолютная токсичность), все, что вы делаете, — это имитация импакта

Поэтому в мире сейчас набирает обороты тренд на прозрачность зарплат. Достаточно вспомнить про знаменитые попытки Дэна Ауэрбаха и Эрики Бейкер из Google запустить анонимные таблички с данными о зарплате сотрудников и самую масштабную подобную акцию — Ask a Manager Salary Survey, в которую пользователи анонимно добавляли данные с зарплатами сотрудников по штатам, возрасту соискателя, отраслям. 

Мы провели опрос среди пользователей Facancy, и 96% ответили, что готовы делиться данными о своих зарплатах на условиях конфиденциальности. Это говорит о том, что кандидаты устали от непрозрачности. Поэтому если вы как компания сейчас не начнете раскрывать зарплаты, то сколько бы деревьев вы ни сажали, сколько бы полезного ни делали, вы окажетесь в самом конце хвоста в очереди за кандидатами. 

 

Люди хотят, чтобы компании играли в открытую на старте — еще до заключения договора. Если компания не готова честно рассказать о начальных условиях, чтобы кандидат понял, идти туда или не идти, то он не выберет эту компанию. Лучшие кандидаты не просто не идут, они не смотрят на эти вакансии. По данным британского сервиса Find Your Flex 84% кандидатов не откликаются на вакансии без указания зарплаты. В России тренд пока только зарождается — опрос пользователей Facancy показывает, что 19% кандидатов не откликаются на вакансии без указания зарплат, но мы видим, что количество таких кандидатов стремительно увеличивается. Важно понимать, что это самые «лакомые» кандидаты: те, которые не находятся в открытом поиске, отлично знают себе цену и могут выбирать из предложений различных компаний.

В России этот тренд будет расти, особенно среди поколения миллениалов и следующих за ними зумеров и альфа, привыкших выбирать компании, которые предоставляют наиболее полную информацию. В США открытость зарплат начинает регулироваться уже на законодательном уровне: например, в штате Колорадо работодателей обязали предоставлять соискателю информацию о зарплате после первого интервью. Именно те компании, которые наиболее прозрачны, будут привлекать наиболее сильных кандидатов и по праву называть себя импакт-компаниями, поскольку будут влиять на прозрачность и открытость рынка труда. 

Подытоживаю: импакт — это всегда про людей и для людей. Пока вы токсичны к вашим собственным людям (а скрытые зарплаты — это абсолютная токсичность), все, что вы делаете, — это имитация импакта. И люди, конечно, это чувствуют. Поэтому реакция на все ваши дорогие модные инициативы так и останется скептической. И не надо удивляться: «Мы такие импакт-импакт, а люди в это не верят». Потому и не верят.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+