Человек, решающий вопросы: что известно о лидере сопротивления петербургских рестораторов

Фото Александра Демьянчука / ТАСС
Фото Александра Демьянчука / ТАСС
Александр Коновалов, автор «Карты сопротивления», выступившей против новых ограничительных мер для ресторанов Петербурга, называет себя совладельцем более 200 баров и ресторанов. При этом на его имя не зарегистрировано ни одного юрлица с соответствующим видом деятельности, зато числится 83 проигранных иска. Кто такой Коновалов и зачем он пошел войной на губернатора Петербурга?

«Профессиональный юрист, бывший мент и коммерс с двадцатилетним стажем, который прошел все круги ада российского малого бизнеса, съев по пути мегатонны говна вперемешку с солью», — так описывает свою биографию в личном аккаунте Instagram Александр Коновалов. Он начинал карьеру оперативником в местном отделении полиции, успел поработать в «Пятерочке» и поторговать контрафактными мобильниками, а сейчас известен большей части рестораторов и уличных торговцев Петербурга как человек, «решающий вопросы». 

Коновалов входит в состав владельцев бизнеса, переоформляет его на свое ИП и договаривается с правоохранительными органами и проверяющими службами о лояльном отношении к малому бизнесу, а если не удается — платит штрафы за нарушение «бредовых правил» и выступает обвиняемым на суде. За эти услуги берет небольшую сумму — около 1000 рублей в день с заведения. «Не хочу обелить то, что делаю — я «черный» насквозь. Но стремлюсь приносить пользу родине и верю, что делаю это. Если все будут выполнять все правила, бизнеса просто не станет», — говорил он в интервью «Медузе».

В декабре 2020-го у Коновалова появилась новая цель: достучаться до губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова, который запретил ресторанам принимать гостей с 30 декабря по 3 января, а в остальное время ограничил часы работы дневным временем. Чтобы обратить внимание на проблему, Коновалов создал «Карту сопротивления», на которой были отмечены рестораны, игнорирующие официальный запрет. В первую же ночь после создания карты в присоединившихся к ней барах прошли рейды с участием сотрудников Следственного комитета и Росгвардии, а еще через два дня движение перестало существовать — по словам организаторов, потому что им удалось «прорвать блокаду безмолвия» чиновников и выйти с ними на диалог.

Когда «Карта сопротивления» только начала свою работу, Коновалов активно давал комментарии, но как только диалог с органами власти наладился, перестал отвечать на звонки и сообщения корреспондентов. Тем не менее, Forbes поговорил с его «подопечными» и коллегами и собрал все, что известно о лидере восстания петербургских рестораторов. 

Опер в «Пятерочке»

39-летний Александр Коновалов родился в семье военного в закрытом городе Гаджиево Мурманской области. Семья жила бедно, вспоминал Коновалов в интервью«Медузе»: мясо он, по собственным словам, в первый раз попробовал в 17 лет. В 1998 году Коноваловы перебрались в Санкт-Петербург, где Александр поступил в местный университет МВД на факультет подготовки оперативных работников. 

В Петербурге Коновалов познакомился с будущей женой. Чтобы «хоть в кино ее сводить», устроился на работу в предвыборные штабы сразу нескольких кандидатов — уничтожал агитационные материалы конкурентов. Первый стабильный заработок появился в 19 лет, когда он, будучи курсантом, открыл магазин по продаже сотовых телефонов в городе Колпино недалеко от Петербурга. Через три дня после открытия первого магазина к Коновалову, с его слов, пришли сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями и конфисковали все телефоны за контрабанду (тот факт, что техника и правда была куплена неофициально, Коновалов не скрывает). Тем не менее, ему удалось восстановить бизнес и к окончанию вуза открыть 11 точек в городе и области. 

Выпустившись из вуза, Коновалов, не оставляя бизнеса, устроился по специальности — оперативником в 28-е отделение милиции Петербурга. Но проработал там всего около года. Причиной увольнения, по его словам, послужил один курьезный случай. В отделение привезли человека, обвиняемого в мелких кражах на улице. Следователь отвлекся, сам Коновалов пошел за протоколами — в этот момент задержанный выпрыгнул из окна второго этажа и сбежал. «Виноватым оказался я, были проблемы из-за этого», вспоминал Коновалов.

После увольнения из МВД управлять сетью магазинов, по его словам, стало сложнее. «До этого все вопросы как-то решались, ведь как можно что-то отжимать у сотрудника милиции? После увольнения мои точки и жгли, и грабили», рассказывал он. Сеть Коновалов закрыл и устроился заместителем управляющего в магазин «Пятерочка». Но и там надолго не задержался: первый раз его уволили за то, что он поймал вора в магазине, облил его водой, закрыл в морозильнике, закрутился по работе и забыл про него (вора спасли грузчики). Коновалову нравилось там работать из-за коллектива: он «напряг связи» и вернулся. Но спустя еще несколько месяцев его снова уволили — за воровство. «Просто взял помидор после официального закрытия магазина, а деньги положил на кассу. У нас была такая практика, но на выходе из магазина меня встретила служба безопасности», — рассказывал Коновалов «Медузе». По найму он больше никогда не работал.

Серый кардинал 

На странице Коновалова во «ВКонтакте» указано, что в 2003 году он стал соучредителем и директором сразу нескольких заведений в Санкт-Петербурге: сети салонов красоты «Леди» (насчитывает 62 салона), сети пышечных и пельменных «Веселый пекарь» (насчитывала 15 точек, но в начале 2010-х закрылась) и двух саун «Карамаджа». Как после увольнения из «Пятерочки» он превратился в серийного предпринимателя, неизвестно.

В конце 2000-х Коновалов, по собственным словам, занялся еще и уличной торговлей: вместе с партнерами поставил на петербургских перекрестках минивэны, в которых продавал «кофе с собой». К 2016 году в центре Петербурга было уже 20 таких машин, принадлежащих Коновалову — по информации «Медузы», их работа с контролирующими органами никак не согласовывалась. На прямой вопрос журналиста издания о том, давал ли он взятки за работу на улицах, Коновалов отвечал расплывчато: «Тема взяток очень скользкая. Когда про нее говоришь, можно сказать что-то не так. Кто-то платил взятки, кто-то нет».

«Если все будут выполнять все правила, бизнеса просто не станет»

В начале 2010-х в работе Коновалова появилось новое направление, которое он сам называл «решением вопросов», писал РБК. «ИП Коновалов Александр Николаевич» выступал арендатором или субарендатором помещения, в котором работает заведение, и за счет этого становился ответчиком по претензиям к его работе: брал на себя штрафы за нарушение пожарной безопасности, продажу алкоголя без лицензии и пр. «Подопечные» Коновалова из числа уличных торговцев могли вести бизнес, не участвуя в аукционах на аренду земли и не подчиняясь другим требованиям Смольного — например, могли не красить крышу в обязательный для уличной торговли бордовый цвет.

За доступ под «зонтик» Коновалова предприниматели платили от 1000 рублей в день, писали РБК и «Деловой Петербург». Точки, работающие под «волшебным» ИП, несмотря на нарушения не закрывали, но довольно часто штрафовали: по данным СПАРК, с 2011 года на ИП «Коновалов Александр Николаевич» было подано около 50 исков за нарушение требований к производству, обороту, продаже спиртосодержащей продукции или нарушение законодательства о государственной регистрации. Коновалов рассказывал, что на штрафы уходила большая часть платы партнеров за вход под его опеку. Общая сумма штрафов, выписанных на ИП Коновалова, на сегодняшний день, по данным СПАРК, превысила 2,6 млн рублей.

Один из партнеров Коновалова, Константин Савченко, владелец бара «Базара нет», в 2015 году тоже запускал в Петербурге «кофемобили». «Вложил много денег, чтобы купить эти машины и оборудование, а когда начал работать, столкнулся с проблемами», — рассказывает предприниматель. По его словам, правоохранительные органы потребовали предоставить документ, где отмечена закрепленная за ним точка на карте города. «Я торговал с проезжей части, а участки там в принципе арендовать невозможно. То есть с меня спрашивали в природе несуществующий документ», — уверяет Савченко. Знакомые посоветовали ему обратиться за помощью к Коновалову. Тот связался с ним и с тех пор «партнерствует».

Как Коновалову удается защищать своих партнеров? «Он решает их вопросы своими знакомствами [со времен работы в МВД]. Видимо, у него есть какие-то ресурсы в органах, которые денежными средствами решают вопросы», — предполагает в беседе с Forbes управляющий партнер винно-коктейльного бара «Компромисс» на улице Рубинштейна Юрий (фамилию назвать отказался), который сам не работал с Коноваловым, но знает о механике сотрудничества с ним от знакомых. Источник «Медузы», близкий к петербургскому МВД, также сообщал, что у Александра Коновалова «по крайней мере до недавнего времени» были хорошие отношения сразу с несколькими высокопоставленными полицейскими. 

Сам Коновалов наличие у себя административного ресурса отрицает. «СМИ выставляют меня влиятельным коррупционером, но если бы я им был, разве не решил бы собственные проблемы? У меня не было бы судимостей как минимум. Опасность, что я уеду в колонию, есть каждую секунду», — говорил он «Медузе». «Если бы [помощь предпринимателям] была связана с его связями [в МВД], то и уголовных дел бы не было», — рассуждает в разговоре с Forbes Савченко. 

По словам Савченко, плата за услуги поступала не в карман Коновалову, а на оплату труда команды юристов и адвокатов. «Это была консалтинговая группа — юристы, финансисты, специалисты в налогах — несколько человек, которые дают возможность правильно и красиво работать и достигать нужного результата», — говорит совладелец бара «Поднебесная» Николай Корсаков, также партнер Коновалова. «Иногда я участвую в прибыли, иногда в инвестициях, то есть мы строим совместный бизнес. Иногда являюсь «юридическим консультантом«», — говорил Коновалов «Медузе».

«Русскому человеку гораздо проще работать под «крышей», чем с юридическим агентством»

Согласно СПАРК, всего за «ИП Коновалов Александр Николаевич» сейчас значится 83 иска, поданных Роспотребнадзором, МВД, Российским авторским общество и рядом физлиц в Арбитражные суды. По словам самого Коновалова исков к нему подано «намного больше». «Так как все заведения, которым я помогал, работали от моего ИП, все иски падали на него. Их там очень много, — говорит предприниматель. — Я этим [несоблюдением требований и количеством исков] искренне горжусь. Часто воспринимают это как преступность, криминал — нет. Это на благо страны, как бы это громко ни звучало».

За десять лет работы «серым кардиналом» Коновалова, с его слов, судили по пяти уголовным делам: нарушение санитарных правил, незаконная перепланировка в историческом здании и пр. Все наказания обошлись без лишения свободы — штрафом или освобождением по амнистии к 70-летию Победы.

Коновалов уверен, что четыре из пяти уголовных дел появились исключительно из-за чрезмерно строгого к предпринимателям, «абсурдного» российского законодательства. Свою вину он признавал только в одном случае, когда на границе задекларировал новые куртки, полученные из Германии, как ветошь. 

Бесценные советы

В 2019 году, по словам Коновалова, с ним работало 30 уличных торговых точек, в разговоре с Forbes в декабре 2020 года он назвал цифру в 200 заведений, в которых является партнером. Один из «подопечных» Коновалова, владелец бара «Базара нет» Константин Савченко, подтвердил эти данные. 

В 2016 году «Деловой Петербург» оценивал годовой оборот предприятий, с которыми связано ИП Коновалова, в 3-4 млрд рублей. В 2018 году, по подсчетам журнала РБК, в собственности или управлении Коновалова находились активы стоимостью более 1 млрд руб. «Оценить стоимость [активов] сложно — по оборотам в год там плюс-минус миллиард. Но никаких свободных денег у меня нет. Все идет в бизнес», — отвечал Коновалов на вопрос о своих доходах «Медузе» в 2019-м. По словам Коновалова, он «живет обычной жизнью»: «У меня жена, трое детей — в месяц мы тратим 200–300 000 [рублей]».

Деньги за свои услуги Коновалов берет не со всех. Александр Яковлев, владелец лаунж-бара PRAVDA 7, рассказал Forbes, что предприниматель советовал ему, как открывать заведение в соответствии с нормами СанПиНа и решать юридические вопросы «абсолютно бесплатно». «Мы с ним познакомились давно, и он на дружеских основания стал советовать, как быть со всеми тонкостями. Александр достаточно сам зарабатывает на салонах красоты и ресторанном бизнесе [в которых выступает совладельцем]. Я не думаю, что деньги начинающего бизнесмена ему интересны. Часто он дает советы бескорыстно», — уверяет Яковлев. «Я делаю это не ради денег. Да, я зарабатываю, но набить карман — не мотивация», — подтверждает Коновалов. 

В пандемию из-за недостаточно эффективной поддержки государства и «лютых проверок» число клиентов Коновалова выросло, знает менеджер бара «Компромисс» Юрий. Одним из них стал Константин Савченко, который открыл свой бар «Базара нет» в 2017 году. Это направление бизнеса, в отличие от мобильных станций с «кофе с собой», до 2020-го существовало без поддержки Коновалова. Во время первого карантина помощи от государства Савченко «так и не дождался», а когда барам разрешили начать работу, понял, «что неизбежно грядут проверки», а у него «нет времени изучать юридические вопросы — гораздо проще работать с профессионалом в этом деле». За помощь Коновалову он платил также около 1000 рублей в день, компанию переоформил на его ИП.  

Всю первую волну «империя Коновалова» работала по прежней схеме, но в сентябре, по словам самого предпринимателя, его ИП по решению налоговой службы признали недействующим. Юрист FTL Advisers Светлана Иванова предполагает, что это могло случиться из-за того, что Коновалов вовремя не сдавал отчетность. Теперь, по словам Александра, работает от имени ряда юрлиц, зарегистрированных не на него, — «на себя регистрировать было бы нелогично». Долями в партнерских заведениях общепита он, со своих слов, владеет «на основании договоренностей» с основателями.

Сопротивление полезно

27 июля 2020 года петербургские рестораны и бары снова начали принимать гостей — локдаун продлился четыре месяца, во время которых Коновалов работал в штатном режиме. Но 2 декабря стало известно, что губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов подписал постановление, полностью запрещающее работу ресторанных залов с 30 декабря 2020 года по 3 января 2021 года, а с 25 декабря по 29 декабря и с 4 января по 10 января заведения не смогут работать вечером и по ночам. Предприниматели, по словам Коновалова, пытались связаться с губернатором и администрацией Петербурга, чтобы обсудить неадекватность мер, но власти им навстречу идти отказались. 

«Новые меры ввели с целью уничтожить экономику города, это проявление слабости, некомпетентности и трусости Беглова. Чтобы по принципу «как бы чего не вышло» доложить наверх о том, что меры приняты», — комментировал Коновалов это решение в разговоре с Forbes. Спустя шесть дней после публикации новости Коновалов решил пойти «на крайнюю меру» и создал «Карту сопротивления» — неформальное объединение, которое выступало против новых мер и собиралось игнорировать запрет на работу в новогодний период. К движению присоединились партнеры Коновалова — владелец «Базара нет» Константин Савченко, владелец бара «Поднебесная» Николай Корсаков, владелец PRAVDA7 Александр Яковлев и еще около 100 заведений (еще около 300, по словам организаторов, должны были отметиться на карте в ближайшее время). 

«Государство толкает нас на преступление»: как рестораторы Петербурга протестуют против запрета работать в Новый год

Запрет, по словам Коновалова, лишил бы рестораторов миллионов рублей уже внесенной за корпоративы предоплаты: «Эти деньги рестораторами были получены и потрачены  потому что были убытки после весны и лета, были долги, были кредитные обязательства». Целью движения он называл привлечение внимания к проблеме и призывал игнорировать запрет как можно большее количество рестораторов. «В конечном счете власть с этим смирится и оставит нас в покое. Если будет работать весь город, пусть хоть каждый день проверяют — у них просто сил не хватит», — заявлял он.

Власти ответили на этот призыв ночными рейдами Следственного комитета, полиции, Росгвардии, Роспотребнадзора и комитета по контролю за имуществом. По словам Коновалова, сотрудники правоохранительных органов выломали дверь в баре Commode на улице Рубинштейна и задержали троих человек. Издание «Фонтанка» также выложило видео, на котором видно, как силовики бьют людей в баре ногами и дубинками.

На следующий день, 9 декабря, Александр Беглов все же пошел на диалог, которого добивались участники «Карты». Он встретился с ресторатором Арамом Мнацакановым (рестораны Probka, «Рыба на даче», Mama Tuta и др.) и пообещал смягчить ограничения, если эпидемиологическая ситуация улучшится. 10 декабря, состоялась еще одна встреча — главы прокуратуры Петербурга Сергея Литвиненко и вице-губернатора Евгения Елина с крупнейшими представителями ресторанного бизнеса. Предложения, которые звучали на встрече, в том числе остановку работы ресторанов только с 31 декабря по 1 января, направят в Смольный для дополнительного анализа, пишет «Деловой Петербург». 

Юрист по-русски

Вечером 10 декабря «Карта сопротивления» сменила название на «Карту объединения», а на сайте движения появилось заявление о том, что доступ к карте закрыт. По словам Николая Корсакова, совладельца бара «Поднебесная», огласка, которую «Карта сопротивления» придала проблеме, привела к началу конструктивного диалога с властью. «Наша задача заключалась в том, чтобы прорвать эту блокаду безмолвия власти по вопросу принимаемых мер, — говорит ресторатор. — Эту задачу мы считаем выполненной». 

«Прорвали блокаду безмолвия»: почему рестораторы Петербурга закрывают «Карту сопротивления»

Начиная с 10 декабря, Коновалов перестал отвечать на звонки и сообщения корреспондента Forbes. «Он последние дни не общается с корреспондентами. Он слишком эмоциональный, и не всегда доносит то, что действительно хочет сказать», — объясняет исчезновение Коновалова Корсаков из «Поднебесной».

И Корсаков, и Савченко уверены, что добиться ответа от Беглова удалось именно благодаря «Карте» и личной инициативе Коновалова. Репутация «решалы» диалогу с властью не мешает, а наоборот способствует, уверены его партнеры. «На самом деле, Александр Николаевич предлагает услуги юридического агентства. Но объяснить это обычно намного сложнее, чем прийти и сказать просто: «Я решаю твои проблемы», — считает Савченко. — Русскому человеку гораздо проще работать под «крышей», с решалой, чем с юридическим агентством».

Дополнительные материалы

Прошедший пир: какие столичные рестораны вошли в рейтинг Forbes самых успешных