«Государство толкает нас на преступление»: как рестораторы Петербурга протестуют против запрета работать в Новый год

Фото Валентины Певцовой / ТАСС
Фото Валентины Певцовой / ТАСС
Петербургские рестораторы, возмущенные запретом губернатора Александра Беглова на работу в период новогодних праздников, создали «Карту сопротивления» — на ней отмечены заведения, которые планируют продолжить принимать гостей в штатном режиме. Этот «вынужденный шаг» может обернуться для предпринимателей штрафами до 500 000 рублей, закрытием или лишением свободы сроком до семи лет, но бизнесменов это не пугает

Движение «Карта сопротивления», которое призывает игнорировать запрет на работу ресторанов Петербурга в новогодний период, не первый виток в истории «Беглов против общепита». Инициатива ограничить работу ресторанов, чтобы снизить риск распространения в городе коронавируса, изначально исходила от самих предпринимателей. 2 декабря объединение предприятий общественного питания «Рестоград» (в него входят сети «Теремок», «Евразия», «Токио–Сити» и др.) направило Беглову и управлению Роспотребнадзора по Петербургу письмо с предложением полностью запретить работу ресторанов в городе 31 декабря и 1 января. Из текста письма следует, что таким образом рестораторы добровольно решили «взять на себя социальную ответственность за действия, направленные на снижение рисков заражения наших горожан», но при этом просили не вводить более жесткие ограничения на работу. Однако вечером того же дня было обнародовано подписанное Бегловым постановление, полностью запрещающее работу ресторанных залов с 30 декабря 2020 года по 3 января 2021 года, а с 25 декабря по 29 декабря и с 4 января по 10 января заведения не смогут работать вечером и по ночам, с 19:00 до 06:00. 

«Есть после 23:00 вредно»: власти Петербурга ограничат время работы ресторанов

Такое пренебрежение интересами бизнеса вызвало бурную реакцию в предпринимательской среде. 4 декабря Межотраслевой координационный совет гостеприимства и услуг Петербурга потребовал от Беглова отменить запрет на работу ресторанов в новогодние праздники. В открытом письме, направленном на имя губернатора, говорится, что рестораторы, отельеры, турфирмы и перевозчики «выражают свое категорическое несогласие» с новыми ограничительными мерами. Совет потребовал у Беглова в пятидневный срок отменить полный запрет на работу предприятий. Если это требование не будет выполнено, предприниматели обещали прибегнуть к «крайней мере» — обратиться к Владимиру Путину. Но в итоге пошли другим путем.

«Можно провести концерт «Басты», но нельзя пойти в бар, в котором соблюдаются санитарные нормы»

Ночью 8 декабря стало известно о появлении «Карты сопротивления» — неформального объединения, которое выступило против новых ограничений и собирается игнорировать запрет на работу ресторанов и баров в новогодний период. По данным организаторов, к движению присоединилось 40 заведений, еще 300-400 появятся на карте в ближайшее время. 

Автором идеи стал Александр Коновалов, по его собственным словам, совладелец заведений «Пышечная на Садовой», Al Capone, «Поднебесная» (основатель «Поднебесной» Николай Корсаков в разговоре с Forbes подтвердил, что Коновалов является совладельцем бара) и других. РБК называл его бывшим оперуполномоченным милиции Санкт-Петербурга и ключевым посредником между полицией и нелегальными уличными торговцами в историческом центре города. В базе СПАРК компаний, занимающихся общепитом, на Коновалова не зарегистрировано, зато значится 83 иска на разных стадиях исполнения от Роспотребнадзора, МВД, Российского авторского общества и ряда физлиц. Сам Коновалов отсутствие профильного юрлица объясняет тем, что раньше работал от имени ИП «со всеми полагающимися ОКВЭД, но пару месяцев назад налоговая его закрыла». Теперь, по словам Александра, он работает от имени ряда юрлиц, зарегистрированных не на него, — «на себя регистрировать было бы нелогично». Долями в заведениях он, со своих слов, владеет «на основании договоренностей» с основателями. 

Большое количество исков обусловлено тем, что заведения, совладельцем которых был Коновалов, работали под его ИП, а иски и штрафы поступали из-за несоблюдения «очередных неадекватных запретов». «Все последние годы запрещают существование какого бы то ни было малого бизнеса, будь то уличная торговля, салоны красоты или рестораны. Придумывают новые штрафы, правила, запреты, — объясняет он. — Я этим [несоблюдением требований и количеством исков] искренне горжусь. Часто воспринимают это как преступность, криминал  нет. Это на благо страны, как бы это громко ни звучало». 

«Абсолютный тупик»: к чему приведет запрет работы ресторанов Санкт-Петербурга в Новый год

В пресс-службе администрации губернатора Санкт‑Петербурга на запрос Forbes на момент публикации не ответили. 

Forbes пообщался с идейным вдохновителем движения, присоединившимися к нему рестораторами и юристами и рассказывает, зачем ресторанный Петербург пошел войной на Александра Беглова и что бизнесу за это грозит.

«Не работать — сразу смерть, а так есть надежда побарахтаться»

Александр Коновалов, совладелец петербургских заведений «Пышечная на Садовой», Al Capone, «Поднебесная» и др.

«Новые меры ввели с целью уничтожить экономику города. Это позор. Проявление слабости, некомпетентности и трусости Беглова. Чтобы по принципу «как бы чего не вышло» доложить наверх о том, что меры приняты. Рестораны уничтожены вместе с ледовыми катками, на которых вирус больше всего распространяется.

К новостям о подобных ограничениях я уже привык. Но когда увидел новость о том, что ледовые катки [в торговых центрах] закрыли, хохотал очень. Чуть в столб не врезался. А про рестораны — ну, в очередной раз соврал [Беглов]. Он клялся во всех новостях, что не будет закрывать [заведения общепита]. И переобулся, как и всегда. Вместо того чтобы сделать что-то нормальное — развернуть коечный фонд, обратиться к бизнес-сообществу с просьбой помочь, — он борется с собственным народом, докладывая наверх, какие он меры принял. Что он не просто бездельничает, а вот рестораны уничтожил. Только в Петербурге в этой отрасли трудятся 100 000 человек. Но ему на это наплевать. Куда этим людям деваться  непонятно. 

Каждый бар или ресторан с 25 декабря до середины января проводит корпоративы. И именно в это время запрещено работать после 19:00. По закону деньги, которые люди за них уже заплатили, должны быть возвращены. Средний банкет стоит 150 000-200 000 рублей. Деньги эти были рестораторами получены и потрачены, потому что были убытки после весны и лета, были долги, были кредитные обязательства. Никто не ожидал, что будут Новый год отменять. Беглов, повторюсь, всем говорил, что ограничений не будет. Соответственно, нужно как-то вернуть людям деньги, которые уже потрачены. Средняя аренда бара или ночного клуба — 200 000-500 000 рублей в месяц. Эту аренду никто не простит. Поэтому прекращать работать и соблюдать ограничения несовместимо с жизнью. 

Объединение «Рестоград», в которое входит 500 ресторанов, просило Беглова хотя бы на два дня всех закрыть. Но это все равно что палача просить не голову отстрелить, а сначала ноги. Беглов их просьбу не удовлетворил. 

«Если будет работать весь город, пусть хоть каждый день проверяют — у них просто сил не хватит»

Я хотел действовать решительнее и вместе с коллегами инициировал «Карту сопротивления». Название, безусловно, громкое, но суть — не какие-то политические вещи делать, а просто показать, что мы работаем. Пожалуйста, приходите и наказывайте нас, только нас много. И каждая ваша проверка — геноцид. 

Движение предполагает, что к нам присоединится как можно больше ресторанов, желающих работать. И что они не боятся и будут работать [несмотря на ограничения]. В конечном счете власть с этим смирится и оставит нас в покое. Если будет работать весь город, пусть хоть каждый день проверяют — у них просто сил не хватит. 

«Мой бизнес убили»: владельцы ресторанов и ночных клубов о новых ограничениях в Москве

Мы уже месяц работаем после 23:00, несмотря на то что это запрещено. Да, к нам приходили Роспотребнадзор и правоохранительные органы — в прошлую субботу были в кафе «Пышечная на Садовой», в пятницу — в баре Al Capone. Никаких штрафов пока не присылали. Я опасаюсь санкций [со стороны Роспотребнадзора или губернатора], но цена вопроса выше. Не работать — сразу смерть, а так есть надежда побарахтаться. Есть надежда, что к нам не придут. Любые наложенные штрафы будут несопоставимы с тем, что нам нужно вернуть за банкеты.

В целом по итогам 2020 года вся, не только ресторанная, индустрия чувствует агонию. Не добили весной, добивают сейчас, непонятно, с какой целью. Наш «Голицын лофт» умер и больше не восстановится. Есть еще огромное количество заведений, которые закрылись».

«Мы будем платить штрафы, но двери для гостей не закроем»

Руслан Мысовский, совладелец баров «Угрюмочная»

«Это очень серьезный удар. Постановление в очередной раз показывает, насколько у нас некомпетентны решения со стороны властей. Губернатор — представитель органов власти, подразумевается, что он действует в интересах людей. Если он забыл, то люди ему должны объяснить, для кого и в чьих интересах он работает.

Если мы будем соблюдать полностью наложенные ограничения, то выручка за декабрь и январь — один из самых горячих периодов в году — упадет в 8-10 раз. Это колоссальные убытки, которые грозят уничтожением бизнеса и в моем случае увольнением порядка 60 человек персонала. 

«Карта сопротивления» — это совместное решение рестораторов, которые объективно понимают, что принятое Бегловым решение абсолютно маразматично и не соответствует никакой профессиональной логике. Мы будем работать и платить штрафы, но двери для гостей будут открыты.  

Общее падение выручки за 2020 год по сравнению с прошлым годом у нас составило более 60%. В месяцы, когда можно было работать, мы едва смогли закрыть долги по зарплатам, арендам и поставщикам. Никакой реальной поддержки от государства не было и не будет. 

Мы это прекрасно понимаем и просим хотя бы не устраивать геноцид отдельно взятого рынка в отдельно взятом городе». 

«Это убийство малого бизнеса»

Александр Яковлев, владелец лаунж-бара PRAVDA7 

«Как и любой адекватный человек, на закрытие в период новогодних праздников я отреагировал негативно. Если это попытка защитить народ от коронавируса, то они явно не с того начали: в любом баре, клубе, на любом массовом мероприятии  нигде не будет такой большой концентрации людей, какую мы ежедневно наблюдаем в общественном транспорте, особенно в метро. Прямо сейчас я наблюдаю, как люди в трамвае на Литейном стоят впритык друг к другу, лишь один человек в маске. Вы никогда не увидите такого в баре или клубе. 

Настоящая забота о людях требует иных действий. Принятые меры абсурдны: ну нет смысла закрывать заведения после определенного времени, коронавирус — это инфекция, у нее нет графика работы, она не свирепствует только по определенным часам. Правительство уходит от ответа, когда им задают вопросы о смысле и процессе исполнения законов, потому что этих ответов просто нет.

Сам я открылся около года назад, в марте наступила пандемия, и мы, как законопослушные граждане, закрылись. Получили «поддержку» 12 000 рублей, что несопоставимо с космической арендой, зарплатой сотрудникам, продуктами. Мы ушли в минус, с тех пор нет никакой прибыли, я продолжаю лишь вкладывать в заведение — у меня есть другой источник дохода. Многим же приходится закрыться, так как поддержки от государства совсем нет. 

Почти как война: как пандемия ломает устоявшиеся экономические модели

Я вступил в «Карту сопротивления», потому что государство не дает иного выбора и фактически толкает людей на преступление. Нам демонстративно показали, что на нас плевать. То, что они делают, — это убийство малого бизнеса. Как нам еще реагировать? 

Мы надеемся, что благодаря движению правительство пересмотрит взгляды и начнет борьбу с инфекцией адекватными методами.

Я не боюсь Роспотребнадзора — сам сказал им, чтобы приходили. Какая разница, потерять бизнес через месяц или через неделю?»

«Это геноцид по отраслевому признаку»

Николай Корсаков, совладелец бара «Поднебесная»

Все ограничительные меры для ресторанов выглядят как геноцид по отраслевому признаку. Ресторанам работать нельзя, но торговым комплексам можно. Можно провести концерт «Басты», но нельзя пойти в бар, в котором соблюдаются санитарные нормы, после 23:00. Все это является абсолютно нелогичным. Если сейчас реальность эпидемиологической ситуации настолько плоха, ну закройте город, введите локдаун, как это было в первую волну. Это будет честно по отношению ко всему бизнесу. 

Я — за честность. Просто за честность. Если закрываем — значит закрываем всех. Почему одни должны страдать и хоронить свой бизнес, а другие могут работать? По этим причинам я примкнул к движению. В общепите-то никто миллиардов не зарабатывает. Но зачастую бары и рестораны — это один человек, который еще и сам стоит за стойкой. И команда из 10-15 человек, которые просто зарабатывают себе на зарплату. И эта зарплата не космическая. Сейчас эти люди не знают, чем платить за квартиру, чем платить по кредитам, потому что денег просто нет и скоро не будет совсем.

Даже введение локдауна на месяц было бы менее болезненно для всей ресторанной сферы. Потому что можно договориться и не платить аренду, которая почти единственный постоянный расход. 

После 19 часов мы получаем 60-70% дневной выручки. Примерно такую цифру мы минимально потеряем, если все эти ограничения соблюдать. Это значит гибель в течение примерно 1,5 месяца, на которые у нас хватит финансовой подушки. 

«Я не боюсь Роспотребнадзора — какая разница, потерять бизнес через месяц или через неделю?»

С Александром Коноваловым мы знакомы года два-три, сейчас он является совладельцем «Поднебесной» и занимается юридической частью бизнеса. Мы поняли, что нас, рестораторов, никто не слышит, нас ни во что не ставят. В этот момент в моей голове скользнула мысль, что можно посредством онлайн-карты показать масштаб проблемы. У меня очень большой круг коммуникаций в сфере IT-разработки. Мы заказали у ребят-разработчиков из Санкт-Петербурга, которые сейчас находятся не в России, эту карту. Все коммуникации с ними вел Коновалов. 

Мы работаем сейчас после 23:00. В саму новогоднюю ночь, скорее всего, мы просто сдадим под частное мероприятие помещение, прекратив работу общепита. Мне кажется, санкции могут быть в случае, когда два заведения восстали против государства. Сейчас я отслеживаю карту и вижу, что там каждые 10 минут прибавляется по 5-7 заведений. Список уже насчитывает около 150 заведений. В пятницу будет около 300-400 заведений. Чтобы их все закрыть, надо Росгвардию в город вводить и у каждого заведения ставить гвардейцев. Но мы же вроде как в демократическом обществе живем. 

«Бизнес может умереть»: московские рестораны начали закрываться из-за коронавируса

К нам уже несколько раз приходили сотрудники полиции. Естественно, мы подчиняемся  закрываем заведение. Но сотрудники проверяющих органов тоже люди. И они сейчас прекрасно понимают нелогичность: до 23:00 коронавирус безопасен, а в 23:01 становится опасен. Мы видим, что они достаточно понимающе относятся — жесткие проверки крайне редки в городе. Зачастую приходят и говорят: «Ну вы понимаете, надо закрыться». Бар понимает, плавно рассчитывает гостей и прекращает работу. На следующий день опять открываемся. 

Ресторанная отрасль чувствует себя сейчас очень плохо. Большинство находятся в жесткой кредитной нагрузке с потерей четырех месяцев выручки. И потери продолжаются. При этом по ночным заведениям новые ограничения ударили очень сильно. Для них это смерти подобно».

«Не хотите с нами разговаривать — мы будем молча работать»

Константин Савченко, владелец бара «Базара нет»

«Все должно быть как-то разумно. Если вводить такие меры, должна быть какая-то финансовая поддержка бизнесу. Но на вопрос, зачем нужна эта мера, мы видим ответы: «Люди умирают». Причем здесь бары и рестораны, я не очень понимаю. Когда спросили господина Елина [вице-губернатора Санкт-Петербурга], будут ли какие-то меры поддержки, он сказал: «Есть оставшиеся 360 дней. На каждый чих не наздравствуешься». При этом летом нас сезона лишили. А зима — абсолютно не сезон для баров и ресторанов. Держаться на плаву нам позволяют как раз новогодние праздники. Обычно где-то с 25 декабря по 5 января есть поток. Дальше люди пропадают от слова вообще. А нам аренду платить надо, зарплату. 

Если бы мы выполняли ограничения сейчас и работали до 23:00, в ноябре и декабре недополучили бы 60-70% от оборота. А если в новогодние праздники не будем работать, то 90-95% выручки за месяц недополучим. Это значит абсолютную смерть для бизнеса. 

О «Карте сопротивления» я узнал из рестораторского чата где-то неделю назад. Решил присоединиться, так как я человек разумный и не понимаю логику ограничений. Но это же все делается не для хайпа или шумихи. Мы давно поняли, что власть нас не слушает и не вступает с нами в диалоги. Мы люди негордые: не хотите с нами разговаривать — не разговаривайте. Мы тоже будем молча работать. 

Опустевшие города, безусловный доход и дефолты: Saxo Bank дал «шокирующие прогнозы» на 2021 год

Сотрудники Роспотребнадзора и комитета по контролю за имуществом в сопровождении полиции к нам уже приходили. Они составляют протокол, опечатывают заведение. Как только уходят, мы срываем печать и дальше работаем. 

Санкций со стороны Роспотребнадзора или губернатора, конечно, опасаемся. Но нам терять нечего. Мы не очень хотим умирать: я еще половину кредита не выплатил за этот бар. 

Мы не нарушители порядка. Мы — адекватные люди, которые хотят жить».

«Закрыть рестораны из-за несоблюдения постановления не смогут, но будут искать нарушения федеральных норм» 

Мария Кукла, партнер юридической фирмы FTL Advisers

«Тем ресторанам, которые откажутся соблюдать предписание губернатора, грозит наказание по статье 8.6.1 пункт 1 и пункт 3 закона Санкт-Петербурга «Об административных правонарушениях в Санкт-Петербурге» в виде штрафа для должностных лиц от 30 000 до 40 000 рублей и для юрлиц от 200 000 до 300 000 рублей. При повторном нарушении сумма увеличивается до 40 000-50 000 рублей и 300 000-500 000 рублей соответственно. 

Также рестораторов могут привлечь к ответственности по статье 236 Уголовного кодекса РФ, если будет зафиксировано массовое заболевание или смерть гостей, посещавших заведение в запрещенные постановлением даты или часы. За это грозит уже лишение свободы от пяти до семи лет.

Технически закрыть заведение за нарушение закона Санкт-Петербурга не могут — такие санкции предполагает только нарушение статьи 6.3 федерального КоАП, которая устанавливает ответственность за нарушения в период ограничительных мероприятий (карантина) и нарушения требования должностного лица, осуществляющего федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор. То есть если ресторан будет работать, несмотря на постановление Беглова, но при этом соблюдать все требования по маскам, перчаткам, дистанции и т. д., закрыть его не смогут. Но на деле, полагаю, проверяющие будут искать нарушения федеральных норм и останавливать деятельность, так как это экономически более существенная мера для многих заведений».