Как выходец из Китая соединил точки Стива Джобса и создал самую дорогую компанию Сингапура

Фото Wei Leng Tay / Bloomberg via Getty Images
Форрест Ли Фото Wei Leng Tay / Bloomberg via Getty Images
В 2005 году Форрест Ли на вручении дипломов в Стэнфорде услышал знаменитую речь Стива Джобса. Пятнадцать лет спустя уроженец Китая управляет самой дорогой компанией Сингапура и входит в топ-10 богатейших людей этого государства. Акции его IT-компании Sea c начала прошлого года подорожали больше чем на 1000%, и пандемия только ускорила их рост

По состоянию на 19 августа сингапурская Sea Ltd. — самая дорогая публичная компания островного государства с капитализацией около $69 млрд. С состоянием $7,1 млрд глава и основатель Sea Форрест Ли занимает седьмое место в списке 50 самых богатых людей Сингапура, а год назад он был только 21-м. Еще двое основателей компании Дэвид Чэнь и Ган Е также являются миллиардерами.

Пандемия уничтожила много компаний, однако для других она оказалась благом. Мало что иллюстрирует этот факт лучше, чем пример Sea. Компания зафиксировала резкий рост спроса в трех основных направлениях своей деятельности — онлайн-продажи, сетевые игры и цифровые платежи. Этот рост только начинается, говорит Ли: «Этим трем направлениям бизнеса не видно границ». Инвесторы с ним согласны: акции Sea в этом году подорожали больше чем в три раза и стоят теперь около $146. С начала прошлого года их рост превысил 1000%.

Данные о доходах Sea за второй квартал, опубликованные 18 августа, показывают, насколько хорошо идут дела. Совокупная выручка компании почти удвоилась и составила $1,3 млрд. Это стало возможным благодаря значительному увеличению выручки двух крупнейших направлений деятельности — сетевых игр (на 62% до $716 млн) и онлайн-продаж (почти втрое, до $511 млн). Однако компания остается убыточной: ее убытки во втором квартале составили $373 млн, на 59% больше, чем в аналогичном периоде прошлого года.

Как братья Бухманы построили одну из крупнейших игровых компаний в мире — Playrix — и стали миллиардерами

Успех Sea — это еще и подтверждение веры Ли в цифровое будущее Юго-Восточной Азии. Предприниматель полагает, что пандемия только ускорила изменения, которые уже начинались. «Я думаю, что несколько лет спустя, когда мы посмотрим на ситуацию в ретроспективе, мы увидим, что цифровая трансформация в пандемию была широкой, глубокой и, как мы считаем, необратимой», — говорит Ли в ходе видеоинтервью из офиса Sea в Galaxis, высокотехнологичном бизнес-парке в Сингапуре.

Garena's Free Fire World Series 2019 собрала более 130 миллионов просмотров в онлайн.
Garena's Free Fire World Series 2019 собрала более 130 миллионов просмотров в онлайн.

Ли, получивший диплом инженера в Шанхайском университете Цзяотун и степень MBA в Стэнфорде, проделал долгий путь за свои 42 года. Он родился и вырос в китайском портовом городе Тяньцзинь, его родители всю жизнь проработали в государственных компаниях. Побыв четыре года рекрутером в Motorola и Corning в Шанхае и изучив сотни резюме, Ли осознал, что хочет от жизни чего-то другого. «Каждое резюме — это личная история, так? Почитав истории других людей, я задумался о том, каким бы я хотел видеть мое резюме в будущем, — рассказывал он Forbes Asia в 2015 году. — Я в общем-то знал, как мое резюме будет выглядеть через пять лет. И меня это почему-то не радовало». Первым шагом на пути к переменам стало поступление в Стэнфорд, где Ли познакомился со своей будущей женой Ма Лицянь.

В 2005 году Ли присутствовал на церемонии вручения дипломов курсу Ма, где со своей знаменитой речью выступил Стив Джобс. «Вам надо найти то, что вы любите», — сказал он. Джобс вдохновил Ли последовать за своим увлечением онлайн-играми: переехав в Сингапур вместе с Ма, предприниматель основал игровую компанию под названием GG Game. Стартап провалился. Но несмотря на неудачу, в 2009 году Ли основал еще один проект — Garena. Его партнерами в этом деле стали Чен и Е. Все трое — уроженцы материкового Китая, ставшие натурализованными сингапурцами.

Удержать на плаву вторую компанию тоже оказалось непросто, поскольку Азия в то время еще не оправилась после глобального финансового кризиса. Поворотный момент для предпринимателей настал в 2010 году: они заключили контракт на дистрибуцию игр американской фирмы Riot Games и продали Tencent 40% компании, получив крупные вливания в капитал (к настоящему времени доля Tencent сократилась до 20%). Следующая стадия в развитии Garena наступила в 2014 году, когда компания запустила платежный сервис AirPay (позднее SeaMoney). В следующем году она начала осваивать рынок онлайн-торговли, создав интернет-магазин Shopee.

Американец Ник Нэш, который занимал пост президента группы Sea с 2014 по 2018 год, говорит, что эти шаги были частью плана Ли создать в Юго-Восточной Азии компанию, напоминающую китайских гигантов Alibaba и Tencent. «Эволюция Юго-Восточной Азии во многих отношениях напоминает путь Китая, но происходит на 11 лет позже, — говорит Нэш, который теперь является сооснователем и управляющим партнером сингапурской инвестиционной компании Asia Partners, которая вкладывается в IТ-компании Юго-Восточной Азии. — Великолепие стратегии Форреста было очевидно. Это была возможность адаптировать и использовать как источник вдохновения две самых дорогостоящие бизнес-модели Китая: сетевые игры Tencent и онлайн-торговлю Alibaba». 

Создатель игры League of Legends стал жертвой криптомошенника

В 2017 году Ли переименовал Garena в Sea в преддверии IPO, запланированного на тот год. Новое название было напоминанием о Юго-Восточной Азии (Southeast Asia) — главном рынке компании. Разместив акции  на Нью-Йоркской фондовой бирже, Sea привлекла $884 млн при оценке больше чем в $4 млрд. «Соединяя точки» (Connecting the dots) — фраза из речи Джобса 2005 года — стала слоганом Sea.

По словам Ли, сейчас, когда столько людей остаются дома и соблюдают социальную дистанцию, главный способ общаться с другими — выходить онлайн. Бизнес Sea по разработке онлайн-игр, который сохранил название Garena, хорошо начал этот год: во втором квартале число активных пользователей составляло полмиллиарда, что на 61% больше, чем в прошлом году. Этот рост стал возможен благодаря успеху Free Fire — многопользовательской игры формата «все против всех». По данным исследовательской фирмы App Annie, во втором квартале это была третья самая скачиваемая игра в мире среди приложений Google Play. 

Приземленный эскапизм: почему самым популярным российским приложением стала игра про сады и скамейки

Аналогичный рост на фоне пандемии показал Shopee: покупатели в карантин запасались продуктами через интернет. «Для потребителей главное — купить то, в чем они нуждаются», — говорит Ли. Во втором квартале валовый объем продаж Shopee вырос на 110% по сравнению с прошлым годом и достиг $8 млрд, тогда как общее число заказов достигло 616 млн — на 150% больше, чем год назад. По данным App Annie, в первой половине года Shopee был лидером по числу загрузок среди приложений для шопинга в Юго-Восточной Азии и входил в топ-3 приложений той же категории в мире.

Shopee по-прежнему остается убыточным даже после пяти лет работы. Во втором квартале операционные убытки Shopee выросли до $345 млн с $270 млн годом ранее. Издержки Shopee связаны с напряженной битвой по захвату и удержанию доли рынка против многочисленных конкурентов, в числе которых Lazada, принадлежащая Alibaba, и индонезийская Tokopedia (в которую тоже инвестировала Alibaba). Чистые убытки Shopee — главная причина, почему Sea до сих пор не приносит прибыль. Тем временем, операционный доход другого направления, Garena, в последнем квартале составил $167 млн при выручке $384 млн.

Увлечение серьезных людей. Почему сейчас самое время играть в видеоигры и не стесняться этого

Однако рынок онлайн-торговли Юго-Восточной Азии продолжает расти: согласно докладу, который в прошлом году подготовили Google, инвесткомпания Temasek и консалтинговая фирма Bain, меньше половины из 360 млн интернет-пользователей региона активно совершают покупки онлайн. Поэтому сейчас захват доли рынка важнее прибыли, считает Сахин Миттал, глава отдела исследований в сфере телекоммуникаций, медиа и технологий компании DBS в Сингапуре. «Убытки Shopee разумны на этой стадии, поскольку доля рынка приоритетнее прибыльности при таких низких уровнях проникновения онлайн-торговли», — говорит он.

Ли утверждает, что Shopee может в любой момент достичь самоокупаемости. «Мы сфокусированы на инвестициях в рост, в укреплении наших позиций на рынке, что в долгосрочной перспективе принесет нам гораздо большую прибыль», — говорил аналитикам директор по корпоративному управлению группы Яньцзюнь Ван в ходе майского конференц-звонка.

Третье направление бизнеса Sea — SeaMoney. Направление по оказанию цифровых финансовых услуг — самое маленькое из подразделений Sea: во втором квартале его выручка составила $12 млн — примерно 1% от общей выручки компании. Сейчас его ценность заключается в обеспечении деятельности других направлений: например, в проведении платежей для Shopee. «Мы верим, что онлайн-платежи — это очень важная инфраструктура», — говорит Ли. Например, в июне 45% от общего числа заказов Shopee в Индонезии были оплачены через мобильный кошелек SeaMoney.

Штаб-квартира Sea в Сингапуре.
Штаб-квартира Sea в Сингапуре.

SeaMoney обладает потенциалом для того, чтобы стать самостоятельным крупным бизнесом. Выручка за второй квартал выросла больше чем в четыре раза по сравнению с примерно $2 млн год назад. В отчете докладу Google, Temasek и Bain прогнозируется, что к 2025 году рынок онлайн-платежей Юго-Восточной Азии достигнет $1 трлн, и на него будет приходиться половина всех платежей в регионе. Как и в случае с интернет-шопингом, Ли ожидает, что коронавирус побудит больше людей пользоваться онлайн-платежами.

Ключевую роль в этом может сыграть новый сервис SeaMoney — онлайн-банкинг. В начале года Sea подала заявку на лицензию на ведение розничной банковской деятельности онлайн в Сингапуре. Получение лицензии позволит Sea выдавать займы и принимать вклады населения. «Лучший способ заработать на кредитах — это потребительские депозиты, которые понижают для вас стоимость капитала, — говорит Нэш. — Наличие банковской лицензии даст Sea доступ к огромной базе депозитов прямо здесь, в самом крупном финансовом центре Юго-Восточной Азии». Валютное управление Сингапура рассматривает заявки от пяти кандидатов, в числе которых и Sea, и, как ожидается, выдаст две лицензии до конца года.

Призовые до $3 млн, зарплаты до $35 000 в месяц: сколько зарабатывают в киберспорте

Помимо трех основных подразделений Sea и онлайн-банкинга, Ли не планирует осваивать новые направления. «Мы всегда считали, что онлайн-развлечения, а именно игры, онлайн-торговля и цифровые финансовые услуги, — это крупнейшие категории в интернете», — говорит Ли.

Ли говорит, что Sea вступает в новую фазу развития, оставив позади лихорадку первых дней стартапа. «Мы не торопимся искать новые направления для роста. Ситуация была совсем другой шесть-семь лет тому назад, когда мы действительно спешили, — говорит Ли. — Мы собираемся максимально сосредоточиться на трех направлениях». Однако он отмечает, что не упускает из виду новые возможности, в том числе онлайн-доставку еды, онлайн-обучение и телемедицину.

В долгосрочной перспективе Sea по мере роста  начинает выходить за пределы Юго-Восточной Азии. Ли указывает на Garena, где больше половины пользователей онлайн-игр находятся за пределами региона, в том числе в Индии, Южной Америке, России и на Ближнем Востоке. «Если у нас есть возможность обслуживать больше пользователей со всего мира, то это соответствует нашим планам», — говорит Ли. Но он настаивает на том, что Юго-Восточная Азия останется приоритетом для Sea. Когда его спрашивают, не переименует ли он Sea, чтобы отразить глобальные амбиции компании, Ли со смехом отвечает: «Сейчас у нас таких планов нет».

Футбол и технологии

Амбиции Ли проявляются не только в сфере цифровых технологий: он заядлый футбольный фанат и планирует повысить популярность футбола в Сингапуре. Здесь есть куда стремиться: «Львы», как прозвали мужскую национальную команду, занимают лишь 157-е место в мире по версии FIFA, уступая даже команде Новой Каледонии (заморское владение Франции в Тихом океане). Ли, входящий в совет Футбольной ассоциации Сингапура, сфокусировался на поддержке молодых игроков. «Если дети действительно увлечены футболом, и у них есть талант, мы хотим, чтобы они продолжали идти по этому пути, и хотим показать им, что, став профессиональными футболистами они могут построить очень хорошую карьеру. Это уже стало реальностью для многих стран Европы, но менее реалистично в Азии», — говорит он.

Ли оказывает эту поддержку через «Лайон Сити Сейлорс», местный профессиональный клуб, ранее известный как «Хоум Юнайтед». Sea приобрела его у правительства Сингапура в феврале за нераскрытую сумму. Это была первая приватизация клуба Сингапурской Премьер-лиги в рамках пилотного проекта Футбольной ассоциации Сингапура по ее оживлению. Ли занял пост председателя клуба и в июне объявил, что «Лайон Сити Сейлорс» создаст центр для тренировок талантливой молодежи мирового уровня.

Самые богатые владельцы спортивных команд 2019. Рейтинг Forbes

Ли не исключает в будущем других приобретений, связанных с футболом, — даже европейских футбольных клубов. «На данный момент у нас нет никаких планов, но мы посмотрим», — говорит он со смехом. В случае, если такое произойдет, основатель Sea войдет в элитный клуб азиатских магнатов, владеющих европейскими клубами. В их числе сейчас — сингапурец Питер Лим («Валенсия»), малайзиец Винсент Тан («Кардифф Сити») и таиландец Айяватт Шриваддханапрабх («Лестер Сити»).

Ли болеет за «Барселону» и «Арсенал» и восхищается футбольной суперзвездой Криштиану Роналду, который играет за итальянского чемпиона «Ювентус». В прошлом году Ли нанял Роналду в качестве посла бренда Shopee.

Перевод Натальи Балабанцевой

Дополнительные материалы

Игры на $1 млн: топ-5 российских киберспортсменов по призовым за карьеру