К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Помочь бизнесу, а не сотрудникам: что не так с льготами для IT-специалистов

Фото Annie Spratt / Unsplash
Фото Annie Spratt / Unsplash
В России вводят и прорабатывают новые меры поддержки IT-специалистов, чтобы тех становилось больше, они продолжали работать в стране или возвращались из других локаций. Но на деле эти меры не всегда попадают в целевую аудиторию, а если и попадают, то оказываются труднодоступными. О том, почему так происходит и что на самом деле нужно отрасли, рассказывает Дмитрий Санников, основатель и гендиректор компании — разработчика образовательных и HR-решений My Path

После объявления частичной мобилизации в конце сентября Россию покинули около 700 000 граждан. До этого после 24 февраля в течение двух недель из страны уехали несколько десятков тысяч человек. Сколько из них работают в сфере IT, неизвестно. По оценке Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК), только в феврале-марте 2022 года страну покинули около 50 000–70 000 человек, работающих в сфере информационных технологий. Прогнозировалось, что в дальнейшем это количество будет лишь расти.

Закончили чтение тут

Чтобы остановить бегство айтишников и привлечь в профессию новые кадры, власти начали вводить для сотрудников IT-сферы различные меры поддержки. Специально для тех, кто уехал, Минцифры сейчас разрабатывает программу по возвращению. Так, Максут Шадаев заявил, что в министерстве считают необходимым «снять опасения и страхи тех, кто уехал», и думают о том, какие гарантии можно дать релокантам, чтобы они поняли, что им нечего бояться в России.

Нерабочие льготы

Сегодня государство транслирует привлекательность IT-сферы в России, предлагая айтишникам льготную ипотеку и отсрочку от армии, IT-компаниям — гранты и субсидии, льготы по кредитам, налогам и прочее. Привлечению специалистов в эту сферу способствуют и онлайн-школы, предлагающие всевозможные курсы. Они обещают новичкам за несколько месяцев сделать из них полноценных айтишников, которых сразу после завершения программы будет ждать престижная высокооплачиваемая должность. На деле же курсы выпускают «джунов», и устроиться на работу им сейчас не так уж просто. Хедхантер Алена Владимирская объясняла это тем, что «джуны», несмотря на низкие зарплаты, по факту обходятся компании дорого: они ошибаются, их надо учить, это требует времени высокоуровневых специалистов. 

 

Получается, онлайн-школы выпускают людей с ограниченными возможностями в IT — они мало что знают и умеют, совершают ошибки, отчего их неохотно берут на работу. Но при этом они айтишники — как и те, кто закончил профильный вуз, постажировался, набрал опыт и уже несколько лет работает IT-специалистом в крупной компании. Говоря о поддержке айтишников, государство, прежде всего, заинтересовано в удержании и развитии вторых. Но предлагает меры, которые не всегда попадают в целевую аудиторию. Субсидии на обучение с записью через «Госуслуги» и льготная ипотека хорошо мотивируют молодых «переквалификантов». Но на практике оказываются не столь привлекательными для middle-специалистов и не всегда доступными для тех, кого они мотивировали прийти в IT.  

В реальности получить льготы не так уж и просто. К примеру, чтобы взять льготную ипотеку, нужно соответствовать ряду условий — например, быть сотрудником аккредитованной IT-компании со штатом от семи человек и зарабатывать от 100 000 рублей в месяц (для жителей городов-миллионников — от 150 000). Для большинства это слишком высокий порог входа — как подсчитали в компании «Этажи», за 2021 год и начало 2022 года 79% IT-специалистов, которые решили взять ипотеку, указывали, что зарабатывают менее 100 000 рублей в месяц. Кроме того, льготную ипотеку дают только специалистам в возрасте от 22 до 45 лет и только на новостройки

У айтишников и IT-компаний возникают вопросы и по другим нюансам мер поддержки. Например, льготы не распространяются на индивидуальных предпринимателей, хотя именно ИП чаще всего занимаются разработкой и внедрением программного обеспечения. Их не могут получить IT-специалисты, работающие не в профильных компаниях — в банках, интернет-магазинах, частных предприятиях и так далее. Многие не могут получить даже отсрочку от мобилизации — для нее требуется высшее образование по определенным специальностям, которое есть далеко не у всех. Представители компаний говорили, что на отсрочку не могут претендовать до трети их айтишников — из-за отсутствия нужной специальности или высшего образования в целом. 

Выходит, что мы имеем дело с номинальными льготами, которые действительно проблемно получить как частным лицам, так и бизнесу. Все гранты и субсидии выдаются очень ограниченному количеству компаний, и, чтобы получить что-то, нужно подходить по ряду не самых простых критериев. Например, по льготной программе компания освобождается от уплаты НДС при продаже программного обеспечения, зарегистрированного в реестре российского ПО. Но есть дополнительное условие — ПО не должно быть связано с интернет-рекламой и торговлей.

Несмотря на то что эффект от введенных мер поддержки присутствует, не стоит обольщаться. Вряд ли избранная стратегия станет залогом взрывного роста всей отечественной IT-индустрии в ближайшие годы. Как минимум потому, что есть ощущение, что как таковой стратегии и нет и государство действует «по накатанной» — помогает айтишникам так, как и бюджетникам, детям, пенсионерам, малоимущим и людям с ограниченными возможностями. Такая тактика как минимум бьет по имиджу IT, а как максимум — просто не работает. 

 

Что делать

Если мы хотим, чтобы у нас в стране было как можно больше профессионалов в сфере IT, современных продуктов и новых технологий, нужно поощрять в первую очередь не самих айтишников, а бизнес. Если компании будут развиваться, это поможет IT-специалистам автоматически — будут и рабочие места, и высокие зарплаты, и комфортные условия. При этом важно, чтобы помощь не запрещала предприятиям выходить на зарубежные рынки — в СНГ, Азию, Латинскую Америку и так далее. Это позволит IT-компаниям вести внешнеэкономическую деятельность совместно с другими странами, а значит, создавать общие IT-хабы, обмениваться специалистами, знаниями и опытом, а также развивать межгосударственные связи.

Яркий пример — Узбекистан. В стране созданы отличные условия с точки зрения грантов, льгот и налоговых режимов для ведения IT-бизнеса, в том числе за пределами страны. Именно поэтому российские предприниматели из сферы IT часто открывают юридические лица в Узбекистане. А могли бы создавать бизнес в России и из нее вести международную деятельность. У нас по аналогии можно было бы упростить ведение отчетности, ввести более комфортные налоговые режимы, например привязать налоговую ставку к выручке. А также начать поощрять выход на новые рынки, например, с помощью грантов. 

При этом государство не должно участвовать в развитии бизнеса напрямую. Оно должно создать условия, чтобы этот бизнес, особенно в сфере IT, развивался, чтобы ему ничего не мешало. Сейчас наблюдается скорее обратная история. Яркий пример — аккредитация, необходимая для получения большинства мер поддержки. Последние правила аккредитации для стартапов отменили требования по минимальному количеству сотрудников, официально трудоустроенных в компании, но сохранился пункт требований по официальному размеру заработной платы (не ниже среднего по региону). В условиях, когда средняя заработная плата разработчика в московском регионе, по нашим данным, превышает 100 000 рублей на руки, стартапам здесь становится сложнее претендовать на льготы. Для получения аккредитации им нужно увеличивать зарплатный фонд. 

Большинству IT-специалистов нравятся интересные челленджи. И как бы мы ни хотели их удерживать, если в стране не будет актуальных задач, решение которых также будет хорошо оплачиваться, высококвалифицированным специалистам просто будет неинтересно, они будут все равно уезжать. Если у нас в ближайшие годы будет только одно импортозамещение ПО и всевозможная цифровизация, люди от этого устанут и в какой-то момент уйдут туда, где можно работать с передовыми решениями и продуктами, конкурировать с другими, развиваться вместе с самыми продвинутыми игроками рынка. Если мы не сможем дать это айтишникам, не будем удовлетворять их потребность в самореализации, то никакие льготы удержать их не помогут.

Задача вырастить большое количество IT-специалистов, которые реально будут способны создавать высококлассные продукты и решения, достаточно сложная. Хорошие айтишники нам правда нужны, и уже не первый год очень много сил брошено на то, чтобы нарастить количество высококвалифицированных кадров. Но у нас их по-прежнему дефицит. Становится понятно, что избранная стратегия не работает, школы и курсы с их низким порогом входа не помогают и к этому вопросу нужно подходить по-другому. 

 

На мой взгляд, нужно сфокусироваться на более фундаментальном образовании, которое, в свою очередь, необходимо больше снабжать практическими задачами, исследовательскими работами. Мы выигрываем олимпиады не из-за быстрых курсов, а фундаментального образования, и оно у нас пока очень сильное. Онлайн-обучение лучше оставить для повышения квалификации и освоения дополнительных навыков, а не для получения новой профессии.

Подобный подход поможет наполнить рынок труда осознанными начинающими IT-специалистами, в то время как сейчас на нем слишком много «джунов» с онлайн-курсами и без опыта за плечами. Многие из них могут быстро разочароваться в профессии, не найдя хорошую работу и не получив никакой поддержки от государства.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+