Медведев опроверг планы «бесконечного» присутствия в Сирии

У России нет планов «бесконечного» присутствия в Сирии, заявил премьер-министр Дмитрий Медведев в эксклюзивном интервью журналу Time по итогам Мюнхенской конференции. Интервью было опубликовано в понедельник на сайте издания, а его перевод — на сайте правительства России.

Российские ВКС выполняют в Сирии «совершенно ограниченную, конкретную задачу, основанную на защите национальных интересов», подчеркнул Медведев. Он также заметил, что об этом руководство России попросил президент Сирии Башар Асад. Но масштабы присутствия российских вооруженных сил в Сирии будет определять не Асад, а «российские власти, Верховный главнокомандующий и все, кто вовлечен в этот процесс», заметил Медведев.

«Мне кажется, это моя позиция, все должно закончиться тогда, когда наступит мир. Если президент Асад при нашей помощи или при помощи американцев, европейцев сядет за стол с теми, с кем можно договариваться (а этот круг надо еще окончательно определить), и договорится о будущем политического устройства Сирии, о процессе демократических преобразований, наверное, о собственной роли и месте в этом процессе, потому что иное было бы странным, – в этот момент все и должно завершаться», — заявил Медведев.

Россия хочет, чтобы Сирия сохранилась в прежних границах как единое государство, а «новая Ливия» никому не нужна, заявил глава правительства. Поэтому Москва намерена продолжать контакты с партнерами по этому процессу, сказал Медведев.

Операция ВКС России в Сирии началась 30 сентября 2015 года после того, как Совет Федерации по просьбе Дамаска разрешил использовать российские Вооруженные силы за рубежом. Президент Владимир Путин тогда подчеркивал, что Россия не намерена погружаться в конфликт «с головой». В декабре на пресс-конференции Путин заявил, что Россия продолжит наносить авиаудары и поддерживать наступательные движения сирийской армии «до тех пор, пока сирийская армия эти операции проводит». При этом он отмечал, что российские власти не собираются «быть большими сирийцами, чем сами сирийцы». «И когда мы увидим, что процесс сближения начался, начался политический процесс, и сама сирийская армия, сирийское руководство считает, что все, надо прекратить стрелять и нужно начать договариваться, с этого момента мы не собираемся быть большими сирийцами, чем сами сирийцы. Зачем нам это нужно? И чем быстрее это произойдет, тем лучше», — говорил Путин.

В декабре на закрытом заседании в Госдуме министр обороны Сергей Шойгу в беседе с депутатами признал, что операция в Сирии вряд ли завершится быстро, рассказывали участники встречи. В начале февраля глава МИД России Сергей Лавров заявил, что пока не видит оснований для прекращения авиаударов в Сирии.