Испанский сценарий: что не так с мерами России по борьбе с коронавирусом

Фото Алексея Смышляева/ТАСС
Фото Алексея Смышляева/ТАСС
Почему развитие ситуации с COVID-19 в России идет по сценарию Испании, где число жертв превысило 2200 человек, а не Южной Кореи, где взяли под контроль вспышку инфекции?

Пандемия коронавируса набирает обороты. В понедельник число зараженных в мире перевалило за 300 000. Чтобы достигнуть отметки в 100 000 случаев, COVID-19 потребовалось 67 дней, следующие 100 000 заразились за 11 дней, а последние 100 000 человек — за четыре дня. 

Быстрый рост заболеваемости и в России. В понедельник премьер Михаил Мишустин сообщил, что за сутки зарегистрировали 71 новый случай, а общее число заразившихся достигло 438. Это самый значительный прирост числа заболевших за день. При этом статистика была обнародована на шесть часов раньше, чем обычно, что, возможно, тоже повлияло на цифры.

Днем ранее собеседник агентства «РИА Новости» в правительстве прямым текстом говорил, что скорость распространения коронавируса в России математически соответствует ситуации в Испании, Германии, Франции и Великобритании. Это страны из десяти самых пострадавших от коронавируса. Только в Испании к понедельнику от коронавируса скончались более 2200 человек. Больше только в Китае и Италии.

Иная «траектория» у Японии и Южной Кореи, которые успешно противостоят инфекции. Например, в Южной Корее при почти 9000 зараженных только 111 смертей, то есть смертность чуть более 1%. Что мешает России выйти на «траекторию» Южной Кореи?

В понедельник The New York Times опубликовала большую статью, в которой разбирает опыт Южной Кореи. Газета напоминает, что февральская статистика из страны была тревожной. На пике заболеваемости 29 февраля медики выявили 909 новых случаев заболевания за день. Но менее чем через неделю количество новых случаев сократилось вдвое и продолжило падать дальше. В минувшее воскресенье в Южной Корее зафиксировали только 64 новых случая, что стало самым низким показателем за месяц. 

Как стране с 50-миллионным населением удалось взять вирус под контроль? Газета считает, что другие страны должны вынести из опыта Южной Кореи несколько уроков. 

Урок первый. Действовать надо быстро, до того, как болезнь спровоцировала кризис. Уже через неделю после первого случая заражения в конце января корейские чиновники встретились с медкомпаниями и призвали их немедленно приступить к разработке наборов для тестирования коронавируса для массового производства.

В течение двух недель, когда число подтвержденных случаев оставалось двузначным, было налажено массовое производство тестов. Сейчас Южная Корея производит 100 000 комплектов в день.

Урок второй. Тестируй на ранних стадиях, быстро и безопасно. Южная Корея проверила на коронавирус гораздо больше людей, чем любая другая страна в мире, что позволило изолировать и лечить многих людей вскоре после заражения. В стране было проведено более 300 000 тестов, что в пересчете на душу населения более чем в 40 раз выше, чем в США.

Чтобы избавить больницы и клиники от перегрузок, чиновники открыли 600 центров тестирования, предназначенных для того, чтобы как можно быстрее обследовать как можно больше людей. В некоторых случаях для того, чтобы пройти тестирование, людям даже не нужно было покидать свои машины. Процесс сдачи анализов длился около 10 минут, а результаты были готовы уже в течение нескольких часов. 

Некоторые мобильные лаборатории напоминают телефонную будку. В ней медик общается с пациентом через стекло, а мазок из горла берет с помощью толстых резиновых перчаток. Вся процедура занимала около 7 минут, после каждого пациента кабинка дезинфицируется. 

Прилетающим из-за рубежа туристам нужно скачать приложение, с помощью которого они могут проверить у себя наличие симптомов коронавируса. А в отелях, ресторанах и бизнес-центрах установлены камеры, которые замеряют температуру.

Урок третий. Отслеживая передвижение больного, изолируй его и следи за тем, как он соблюдает изоляцию. Медики в Южной Корее отслеживали последние передвижения пациентов и изолировали тех, с кем они поддерживали контакт. Еще во время вспышки ближневосточного респираторного синдрома (MERS) в 2015 году Южная Корея разработала систему отслеживания контактов пациентов. Для этого используются записи с камер наблюдения, транзакции по кредитным картам и даже данные GPS с автомобилей и мобильных телефонов пациентов. 

Жители Южной Кореи также получают подробные СМС о выявлении в их районе зараженных коронавирусом, об их передвижении (где они садились в автобус, где с него сходили и даже была ли у них маска).

Люди, которым приказано находиться на карантине, должны загрузить приложение, которое информирует власти, если пациент покинул изоляцию. Штрафы за подобный проступок могут достигать $2500.

Урок четвертый. Заручись помощью общественности. Власти Южной Кореи придерживаются мнения, что граждане должны быть полностью информированы о происходящем. Именно это помогает избежать паники. 

Теперь давайте сравним корейский опыт с российским. Согласно информации на сайте столичного мэра, анализы на коронавирус пока можно сдать только в государственных больницах. И даже здесь это могут сделать не все, а только те, кто выезжал за рубеж, контактировал с больными или имеет диагноз пневмония. История главного инфекциониста Ставрополья наглядно показывает почти полное отсутствие контроля за передвижениями тех, кто вернулся из-за рубежа и должен был соблюдать карантин. А публичные заявления столичных властей об отсутствии планов по закрытию Москвы слабо коррелируют с документами, которые утекают в прессу.

Этот материал впервые опубликован в почтовой рассылке Forbes Daily. Подписаться на нее можно здесь.