Чума на службе государственности: как пандемия помогает укреплять Россию

Фото EPA / MAXIM SHIPENKOV / ТАСС
Фото EPA / MAXIM SHIPENKOV / ТАСС
Щедрый «президентский пакет» помощи населению, новый закон о полиции и дистанционное голосование — все это можно рассматривать как меры по подготовке к всенародному голосованию по поправкам к Конституции, считает эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников

Голосование по почте и дистанционным образом — это теперь законный метод волеизъявления. Считается, что прибегнуть к столь специфическому способу совершенствования избирательного законодательства политический класс вынудила пандемия. Но мы живем не в пространстве политических миражей, а на земле и в условиях манипулятивного авторитарного режима. А потому понимаем, что такого рода избирательные технологии — подготовка к странному по статусу голосованию за поправки к Конституции, которое является очередным референдумом/плебисцитом о доверии автократу. Это и есть так называемый плебисцитарный авторитаризм, где голосование, по сути, является аккламацией, выкриком из зала, как в давнем сатирическом скетче, исполнявшемся со сцены Геннадием Хазановым: «Правильное ре-ше-ни-еее!»

Иллюзий относительно того, как работает почта в Российской Федерации, у нас нет. Достоверно известно только то, что она в принципе работает. В допандемические времена один мой приятель-профессор из всех зарубежных городов, где у него проходили конференции, слал открытки моей дочери с местными живописными видами. Скажем прямо, пешком дойти из этих столиц до Москвы было бы быстрее. Рекорд поставила открытка из Тбилиси. Она шла полгода. 

Нет особых сомнений в том, что наша почта волшебным образом вовремя доставит в компетентные органы избирательный бюллетень «за» и сильно задержит почтовое отправление «против». Хотя, скорее всего, оно просто затеряется на бескрайних просторах бывшей одной шестой части суши.

А что уж там будет происходить в недрах интернета, нам неведомо. Чай, не в Эстонии живем, где электронное голосование — инъекция от фальсификаций. У нас электронное голосование имеет шанс стать одним из изощренных инструментов подкручивания шкалы поддержки в едином порыве вечного президента, его православного бога, тысячелетней истории и государствообразующей нации (см. ст. 67-прим и ст. 68 новой «путинской» части Конституции РФ).

Разумеется, оценивать эффект таких решений нужно в пакете с другими спешно принимаемыми «почтовыми» отправлениями гражданам России. Например, масштабным расширением прав полиции. Права работников ФСБ уже были расширены несколько лет назад. Очевидно, опыт подавления протестов летом 2019 года подтолкнул законодателей к совершенствованию регулирования деятельности работников хорошо видимого фронта. Чтобы ни у кого не возникало сомнений, что полицейский всегда прав, и никому не приходило в голову бросаться в него бумажными стаканчиками. Ибо, если буквально трактовать новые нормы, после такого действия страж порядка имеет право немедленно вести огонь на поражение. Ему за это ничего не будет — на этот счет есть отныне отдельная статья. По степени иммунитета от любого вида преследований полицейский теперь далеко опережает даже депутатов парламента.

Но это еще не весь пакет. Да, надо широко раскрыть окно возможных подкручиваний результатов голосований и выборов любых уровней. Да, нужно навсегда отбить охоту у политизированных хипстеров и деполитизированных голодных людей (вроде тех, что выходили на улицы во Владикавказе), а также деморализованных пролетариев совершать пассы в сторону полиции. Но кроме электронного фальсификатора и полицейского терморегулятора, то есть кнута, должен быть еще и пряник.

Он, правда, выдается постепенно, в виде уже засохших крошек. Но дорого яичко к Христову дню, то есть к голосованию за обнуление. И потому поток выплат и преференций пошел бодрее и быстрее. К таким патерналистским мерам относятся, например, выплаты 10 000 рублей на детей от 3 до 15 лет — от чего обвалился сайт госуслуг, а отец нации, довольный, попенял уже urbi et orbi: мол, лучше надо работать, чтоб не обваливалось. Списание налогов (кроме НДС) и социальных платежей малому и среднему бизнесу за второй квартал — пожалуй, первая сколько-нибудь осмысленная инициатива, которая не создает налоговых и кредитных обременений бизнесменам на месяцы, если не годы вперед.

Что это, как не приглашение к голосованию от мистера почтальона, приносящего хорошие новости? Но на всякий случай в сопровождении полиции — чтобы почтальону не нужно было дозваниваться дважды до некоторых несознательных граждан.

Весь этот блок новостей показывает направление движения постпандемического политического режима. Знаете что? Это все тот же режим. Только он будет чуть более суровым.

Жесткость призвана компенсировать серьезные проблемы, которые будут сопровождать восстановление экономики, реальных доходов и рынка труда, а также падение рейтингов власти и первого лица. Это железный закон российской политики: как только начались затяжные социально-экономические проблемы, связанные с политической самоизоляцией России после 2014 года, режим стал крепчать. В продолжение этого тренда после пандемии он станет по-настоящему полицейским. В полном соответствии с новым законом о полиции.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции