Пограничная кампания: как российские депутаты помогли выбрать парламент Казахстана

Фото Meiramgul Kussainova / Anadolu Agency via Getty Images
Фото Meiramgul Kussainova / Anadolu Agency via Getty Images
Парламентские выборы в Казахстане завершились предсказуемо, но в самой кампании неожиданно важную роль сыграла российская тема. Неосторожные заявления депутатов Госдумы казахстанские политики восприняли как территориальные претензии со стороны России

10 января в Казахстане прошли выборы депутатов нижней палаты парламента. Ожидаемым победителем стала пропрезидентская партия «Нур Отан», набравшая 71% голосов. Компанию ей составили две парламентские партии, «Ак Жол» и Народная партия Казахстана (бывшая Компартия), набравшие 10% и 9% голосов соответственно. Никто из оставшихся политических сил конкуренцию победителям составить не смог. Единственная официально зарегистрированная оппозиционная Общенациональная социал-демократическая партия бойкотировала гонку. Явка на выборах оказалось ниже, чем в прошлый раз и, по данным ЦИК, составила 63,3 %. При этом самый низкий уровень участия в выборах показали жители крупнейших городов — Алма-Аты (30,3%) и Нур-Султана (45,1%). Примечательно, что самый низкий результат «Нур Отан» показал в этих же двух столичных городах.

Несмотря на предсказуемые итоги, выборы проходили в непростых условиях. Казахстан достаточно тяжело переживал пандемию COVID-19 со всеми вытекающими экономическими последствиями. Падение цен на сырье также не давало оснований для оптимизма. И все же самой яркой темой кампании стали недавние высказывания российских депутатов, вызвавшие бурную реакцию в Казахстане и рост правой риторики в предвыборной гонке.

Стабильность после транзита

Западные наблюдатели отметили отсутствие конкуренции и ограниченность выбора в качестве главного недостатка кампании. Миссия ОБСЕ из-за пандемии работала в усеченном составе, но это не помешало ей выступить с критической оценкой итогов выборов. Неудивительно, что практически полная партийная преемственность вызвала претензии. Казахстан проходил эту кампанию в новых для себя обстоятельствах, с которыми связывались определенные надежды. Во-первых, это были первые выборы после начала транзита власти, запущенного в марте 2019 года. Тогда бессменный президент Нурсултан Назарбаев объявил о своей отставке и в качестве своего преемника представил спикера сената Касым-Жомарта Токаева. Уже в июне преемник был избран президентом, набрав 70% голосов.

Культ личности. Почему России и Китаю важна власть Назарбаева

На выборы Токаев шел с программой серьезных реформ, в том числе политических. Но оказалось, что Назарбаев лишь ушел в тень и, сохранив за собой посты главы Совета безопасности и лидера партии «Нур Отан», остался самым влиятельным политиком республики. В итоге Токаеву осталось ограниченное пространство для самостоятельных действий и серьезно изменить политическую систему он так и не смог. Сама же система стала носить признаки двоевластия с доминированием первого президента, что не добавило ей стабильности и управляемости.

Внешний фон для кампании также оказался непростым. Растущее американо-китайское противостояние создает немало сложностей для казахстанских властей, ведь и Вашингтон, и Пекин являются для республики важными партнерами и инвесторами. А тут еще события в соседней Киргизии, где не признавшая итоги парламентских выборов оппозиция вынудила президента Сооронбая Жеенбекова в ноябре 2020 года уйти в отставку.  

Словесные интервенции

Но неожиданно одной из главных тем кампании стал вопрос отношений с Россией. Спровоцирован он был заявлениями депутатов Госдумы Вячеслава Никонова и Евгения Федорова. Общий их смысл сводится к тому, что северная часть нынешнего Казахстана представляет собой «подарок» властей СССР союзной республике. Выступления российских законодателей были растиражированы социальными сетями и казахстанской прессой и вызвали бурю протестов и заявлений. Сложно оценить, насколько раскручивание пограничной темы повлияло на расклад сил по итогам выборов. Однако реакция на слова российских депутатов заметно оживила политическую жизнь республики и позволила усилить патриотическую риторику, став важным консолидирующим фактором для общества в целом. В своей программной статье накануне выборов президент Токаев косвенно ответил российским депутатам, а также прошелся по самым важным, с его точки зрения, историческим вопросам, которые носят принципиальный для страны характер.

Протесты и заявления официальных лиц Казахстана продолжились даже после дипломатических консультаций, в рамках которых Москва заверила, что депутаты не выступали от имени российского государства. Так, в интервью «Независимой газете» посол Казахстана в России Ермек Кошербаев рассказал, что после неприятного инцидента «российская сторона заверила, что подобные высказывания не соответствуют официальной позиции Российской Федерации и идут вразрез с добрососедскими и союзническими отношениями двух государств».

Тот факт, что официальные опровержения Москвы не помогли и тема стала одной из ключевых для парламентской кампании, показывает, что правая риторика в Казахстане, причем с антироссийским акцентом, востребована обществом. Сохранение такой тенденции может ухудшить традиционно хорошие отношения России и Казахстана. Задуматься об этом стоит и властям, и лидерам общественного мнения двух стран. Важно понимать, что взаимозависимость между Россией и Казахстаном настолько глубокая, что любой дрейф в сторону друг от друга или даже незначительное политическое охлаждение создаст множество проблем для обеих сторон. Именно поэтому российская сторона даже по спорным и порой не самым дружественным шагам со стороны Казахстана старается использовать дипломатические каналы для урегулирования ситуации. Такой же подход хотелось бы видеть и со стороны Казахстана.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Дополнительные материалы

Уголь, золото и связь: в какие активы в Казахстане вкладывались россияне в эпоху Назарбаева