Дисквалификация за фальстарт: почему провал Суперлиги — плохая новость для футбола

Фото Jonathan Moscrop / PA / TASS
Фото Jonathan Moscrop / PA / TASS
Проект европейской Суперлиги прожил в официальном статусе всего двое суток. Его провал вызвал искреннее ликование фанатов и футбольной общественности по всему миру, но на самом деле, возможно, упущен исторический шанс для мирового футбола, считает главный редактор Championat.com Евгений Слюсаренко

Руководство новообразованной The Super League во главе с президентом мадридского «Реала» Флорентино Пересом совершило несколько ошибок, но сгубила их, пожалуй, одна: они не провели никакой информационной подготовки (из недооценки или из спешки — вопрос второй). Выпущенный в ночь на 19 апреля пресс-релиз о создании проекта с участием главных клубов Англии, Италии и Испании показался публике спонтанным, необъяснимым и вероломным дворцовым переворотом. Неудивительно, что многие разумные и даже циничные люди из мира большой игры вообще не поняли, что это было. И это не их проблема, а тех, кто решили устроить классическую революцию — осчастливить массы без их ведома и желания.

Лобовая атака

Выглядело это и правда крайне странно: как бы ни с того ни сего накануне заседания исполкома УЕФА, который намеревался объявить о смене формата Лиги чемпионов начиная с сезона 2024/2025, появляется проект сепаратного полузакрытого турнира из 20 команд с американским генеральным партнером (JPMorgan Chase) и невероятными планами инвестиций — £4,6 млрд ($6,4 млрд). Официальные международные футбольные структуры мгновенно привели в действие все механизмы, чтобы остановить путч, к обструкции и осуждению привлекли даже Международный олимпийский комитет, который, казалось бы, совсем не при делах. Как сформулировал один склонный к экспрессии российский телекомментатор, «богатенькие буратины получили бабки американских воротил и решили, что могут смотреть на остальных свысока». И под этими словами (конечно, не в такой форме) подписывались практически все публично высказавшиеся в эти дни люди. 

Глава оргкомитета Евро-2020 Алексей Сорокин — Forbes: «Готовимся к самому оптимистичному сценарию»

Короче, получилось не очень изящно — если не копнуть чуть глубже. Для начала несколько цифр. Победитель Лиги чемпионов УЕФА этого сезона получит €82 млн. Это неплохо, если не знать, что выплата со стороны Английской футбольной премьер-лиги команде, занявшей по итогам сезона последнее, 20-е место, существенно больше. Аудитория финала Лиги чемпионов УЕФА — около 200 млн человек, аудитория Супербоула по американскому футболу (финального матча NFL, Национальной футбольной лиги США) примерно в два раза меньше. При этом только на Супербоуле (то есть, одном матче!) NFL зарабатывает около $500 млн, а валовый доход УЕФА от всех турниров за целый сезон (там не только Лига чемпионов, но и Суперкубок и Лига Европы) — чуть больше €3 млрд. Разумеется, большая часть всех этих доходов — отчисления обладателей прав на трансляции.

Иными словами, главный бренд европейского футбола — Лига чемпионов УЕФА — слишком мало зарабатывает, учитывая интерес аудитории к продукту бренда. Думается, банкиры из JPMorgan Chase это довольно быстро поняли и при переговорах о потенциальном партнерстве особо не колебались (их чистая прибыль, кстати, по итогам первого квартала 2021 года выросла по сравнению с прошлым годом в пять раз и составила $14,3 млрд — это более чем вдвое больше обещанной суммы инвестиций в Суперлигу).

Упущенный шанс

При правильной постановке дела футбольная Суперлига может (или, правильнее сказать, могла бы) быть той самой курицей, несущей золотые яйца и параллельно обогащающей всех участников процесса. Которые в последний, карантинный, год не то чтобы жируют — совокупный долг клубов-организаторов Суперлиги на данный момент составляет около $6 млрд. А это всемирные клубы-гиганты, имеющие фан-клубы по всей планете, для которых редкий сезон обходится хотя бы без одного трофея. Что тогда говорить об остальных?

Проблема в том, что УЕФА и FIFA непохожи на структуры, способные на быстрые кардинальные шаги. «Кто-нибудь был в штаб-квартирах УЕФА или FIFA в Швейцарии? Я был, — рассказывал Иван Катанаев, экс-директор по развитию бизнеса InStat Sport, ныне заместитель генерального директора видеоплатформы Sportrecs. — Попробуйте найти там кого-то после обеда в обычный рабочий день».

Ирония еще и в том, что современная Лига чемпионов УЕФА — та же самая Суперлига, только 30 лет назад. В конце 1980-х медиамагнат и владелец футбольного клуба «Милан» Сильвио Берлускони привел в действие все возможные тайные и не очень рычаги, чтобы побудить УЕФА отказаться от архаичного формата Кубка европейских чемпионов и учредить Лигу чемпионов (первый розыгрыш состоялся в сезоне 1991/1992). Но то была тонкая работа, занявшая несколько лет, а не попытка кавалерийского захвата власти.

«Я вижу огромный потенциал»: Роман Абрамович назвал женский футбол критически важной частью «Челси»

Впрочем, и торопливость нынешних создателей Суперлиги тоже можно понять. «Работа УЕФА не приносила необходимого дохода для спасения футбола, — заявил в программном интервью Флорентино Перес. — Когда я говорю «спасти футбол», то имею в виду спасти всех, не только богатые клубы. Это необходимо, чтобы в течение следующих 20 лет мы могли жить спокойно. Из-за коронавируса ситуация стала совсем драматической. Мы хотим изменить модель, которая уже не работает».

Провалившиеся реформаторы правы в одном: аудитория, потребляющая спортивный контент, за последние годы изменилась слишком сильно, чтобы работать с ней по прежним формулам. Фальстарт идеи Суперлиги не отменяет, а лишь откладывает ее реализацию на несколько лет. Но никто не даст гарантию, что в следующий раз получится спасти футбол в его прежнем виде. Возможно, будет уже слишком поздно.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Дополнительные материалы

Несмотря на тайм-аут: 10 главных событий 2020 года в спорте