К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Как власти Китая используют голливудские блокбастеры для пропаганды

Фото Ng Han Guan / AP / TASS
Коммунистическая партия Китая находит все новые сферы жизни общества, которые можно взять под контроль. Пока внимание всего мира приковано к проблемам уйгурского меньшинства и атаке властей страны на IT-сектор, Пекин разворачивает масштабную многомиллионную программу по пропаганде идеологии партии и регулированию в сфере развлечений. Рассказываем, зачем в Китае редактируют «Бойцовский клуб» и бесплатно показывают фильм про Бэтмэна

Центр политического воспитания с йогой и Бэтмэном

В последние несколько лет китайская коммунистическая партия активно взялась за пропаганду. Разбогатевшие с помощью курса на рыночную экономику граждане Китая уже не демонстрируют былого единства с линией партии, зато стали все активнее потреблять западные товары, а также произведения западной культуры. Поэтому у властей Китая появилась новая задача: взять под контроль наиболее значимые для жителей страны сферы экономики. Прошлый год стал особенно «плодотворным» с этой точки зрения — партия разгромила китайские секторы IT и онлайн-образования, в итоге июль 2021-го стал худшим месяцем для инвестиций в китайские компании с кризисного 2008-го. 

Но атакой на технологические компании компартия не ограничилась. По данным отчета компании PwC, прибыль индустрии развлечений в Китае в 2021 году составила примерно $358,6 млрд, а к 2025 вырастет до $436,8 млрд. Неудивительно, что популярные шоу, фильмы и в целом досуг китайцев уже оказался в центре внимания властей. 

Как сообщает The Wall Street Journal, в последнее время компартия делала ставку на так называемые «Центры практики цивилизации новой эпохи» — это своеобразные китайские Дома культуры или Центры досуга. С 2018 года в КНР таких организаций было построено более 100 000. В столице южной провинции Гуандун Гуанчжоу находится почти 3000 центров, отделения также расположены в большинстве районов Шанхая, Пекина, Тяньцзиня и города Чэнду, расположенного на юго-западе Китая. По данным расследования издания ChinaFile, c 2018-го по 2021 год региональные власти Китая суммарно потратили на этот масштабный проект более $110 млн. 

 

Программа центров, как рассказывает ChinaFile, весьма разнообразна — от уроков политинформации до всевозможных просветительских и развлекательных мероприятий. Например в программу Центра в Гуанчжоу входят кулинарные мастер-классы по местной кантонской кухне и лекции о новейших технологиях в сфере беспилотников. В одном из Шанхайских Центров изучают роль города в ключевых исторических событиях коммунистической партии Китая, есть занятия йогой, пение а-капелла, а также бесплатный показ боевика Кристофера Нолана «Темный рыцарь» 2008 года, который занесли в рубрику «образование горожан».

К работе в Центрах привлекли порядка 140 млн волонтеров. Они проводят уроки и мастер-классы, ездят по глухим районам, собирая фольклор, а также обучают деревенских жителей финансовой грамотности и оказывают услуги широкого профиля. Так, в одном из шанхайских Центров волонтеры провели целый день за починкой зонтиков и часов горожан на безвозмездной основе. На плакате возле стойки волонтеров, чинивших зонтики, было написано «Распространяйте новое мышление и формируйте новое поведение», что перекликается с политическими лозунгами о новом курсе партии на «политику всеобщего процветания». Таким образом власти пытаются одновременно продемонстрировать свою щедрость и заботу о населении, и «незаметно» внедрить в сознание людей идеологический посыл.

The Wall Street Journal пишет, что главная задача центров — формировать «новых» граждан с «новыми» привычками, а также продвигать идеи председателя Си Цзиньпина о специфическом китайском социализме. Хотя, на первый взгляд, это обычные досуговые центры, где можно научиться готовить, бесплатно посмотреть фильм, заняться йогой или разобраться, как работают современные технологии, мотивы властей, вкладывающих в эти центры такое количество ресурсов, довольно прозрачны. Политолог из Сиракузского университета Димитр Георгиев сказал в интервью The Wall Street Journal, что, согласно опросам, китайцы в целом стали все меньше интересоваться политикой, включая деятельность партии. С одной стороны, это признак стабильного общества, говорит Георгиев, но с другой, не может не беспокоить власти. Чтобы вновь обрести влияние, партия использует популярные тренды как новый формат пропаганды. Также власти Китая разработали и другие механизмы, с помощью которых пытаются донести свою идеологию не только жителям страны, но и всему миру. 

Новая концовка «Бойцовского клуба»

Одним из таких методов стала редактура иностранных фильмов. В конце января 2022-го культовый американский фильм 1999 года «Бойцовский клуб» был добавлен на популярную китайскую стриминговую платформу Tencent Video, но финал был заменен на более подходящий с точки зрения властей КНР. В оригинальной версии персонаж Эдварда Нортона убивает своего воображаемого альтер-эго Тайлера Дердена, организовавшего теракты в зданиях банков, после чего видит взрывы. В новой концовке взрывы зрителям не показали, зато перед титрами появилось сообщение о том, что полиция раскрыла заговор, арестовала преступников и отправила Дердена в психбольницу. Так культовый фильм Дэвида Финчера, снятый по книге не менее культового писателя Чака Паланика, внезапно стал короче на 11 минут и закончился хэппи-эндом. Судя по всему, финал, где власти (хоть и американские) не побеждают и не наводят порядок, цензоры сочли неприемлемым для китайской аудитории. 

В своем аккаунте в Twitter автор книги Чак Паланик саркастически прокомментировал действие китайских властей: «Вы это видели? Это просто СУПЕР! В Китае в конце все счастливы!». В интервью таблоиду TMZ он отметил, что китайская версия на самом деле даже ближе к финалу книги, чем в оригинале фильма Финчера: «Ирония в том, что китайцы привели концовку фильма в почти полное соответствие с оригинальным текстом, в то время как Финчер сделал выбор в пользу более «зрелищного» финала. Многие мои иностранные редакторы изменили концовку моей книги, чтобы она соответствовала фильму. Я имею дело с подобными редакциями уже более 25 лет».

 

Изменение концовки фильма привело к всплеску недоумения в иностранных СМИ. Еще большее удивление вызвало то, что вскоре стриминговая платформа вернула оригинальную концовку Дэвида Финчера — такая уступчивость для китайской цензуры скорее редкость. Правда, вырезанные сцены секса в фильм возвращать не стали. 

Как Голливуд подстраивается под Китай

«Бойцовский клуб» — не единственный иностранный фильм, который подвергся цензуре со стороны китайских властей. По данным исследования, составленного организацией PEN America, Китай уже давно «оказывает влияние» на фильмы, причем не только внутри страны, но и по всему миру. И это не удивительно, ведь КНР — один из самых привлекательных рынков для иностранных фильмов. До 2020 года Китай занимал второе место по кассовым сборам после США и Канады, однако, как сообщает Business Insider, в 2021-м Китай опередил США и вышел на первое место в мире по кассовым сборам. В последние годы крупные релизы, такие как, например, «Форсаж: Хоббс и Шоу» 2019 года, зарабатывают больше денег в Китае, чем в Америке. Один из голливудских руководителей, опрошенных PEN America, прокомментировал это так: «Количество людей, посещающих кинотеатры в Китае, настолько велико, что если вы случайно снимете фильм, который им понравится, вы сможете получить $100 млн прибыли». 

В августе 2013 года председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что необходимо найти новые способы «хорошо рассказать историю Китая». Поэтому, чтобы получить доступ на прибыльный китайский рынок, американским кинематографистам нужно избегать определенных тем, таких как секс, вопросы ЛГБТК+, преступность, насилие или изображение Китая, не соответствующее стандартам партии. Не пропускаются фильмы, которые могут стать угрозой национальной безопасности КНР, нанести ущерб национальным интересам, а также нарушить территориальную целостности страны. 

Учитывая привлекательность китайского рынка, некоторые иностранные студии занимаются самоцензурой, чтобы понравиться китайским регулирующим органам. В результате некоторые из самых известных голливудских фильмов существуют в нескольких вариантах: для мира и для Китая. Так, например, в фильме о Джеймсе Бонде «Скайфолл» 2012 года, цензоры потребовали вырезать сцену, в которой убивают китайского охранника, а также упоминания о секс-работе и полицейских пытках. В предыдущем фильме бондианы «Казино Рояль» 2006 года актриса Джуди Денч переозвучила одну из своих реплик для китайского релиза, заменив фразу «Господи, как же я скучаю по холодной войне!» на «Боже, как я скучаю по старым временам». Это лишь незначительная часть уступок, на которые авторы оказались готовы ради дохода от китайского рынка.

Как предостерегает Business Insider, китайская киноиндустрия на данном этапе достигла такого уровня, что легко может обойтись без продукции Голливуда. Большую часть сборов кинотеатры получают от проката китайских, а не иностранных фильмов. Поэтому сейчас западные продюсеры и режиссеры оказались больше заинтересованы в Китае, чем Китай в них. 

Новости без частного капитала и иностранцев

Власти Китая не только показывают своим гражданам правильное кино, но и усиливает контроль над частными медиа. В октябре 2021 года главный орган экономического планирования Китая — Государственный комитет по развитию и реформам — опубликовал черновик запрета на частные новостные СМИ. В нем говорится, что медиа, не контролируемые государством, не могут собирать и распространять новости на территории Китая. Под запретом окажутся и частные инвестиции в информационные агентства, включая СМИ, издательства и вещательные компании. Поэтому в Китае в скором времени могут остаться лишь государственные СМИ.

Согласно документу, частным СМИ нельзя транслировать в прямом эфире события, которые могут повлиять на политическое и общественное мнение, то есть подавляющее большинство новостей, которые имеют информационную ценность. Под этот запрет попали крупнейшие китайские частные медиа: South China Morning Post (SCMP, собственник — технологический гигант Alibaba) и сайт о новостях в сфере финансов и инноваций Caixin Global (собственник — IT-корпорация Tencent), которые пока продолжают работать в штатном режиме. В ноябре госкомпания Bauhinia Culture Holdings заинтересовалась покупкой самой известной гонконгской англоязычной газеты SCMP, в результате чего она может стать частью государственной медиа-корпорации. Правда, представители Alibaba заявляют, что компания не ведет переговоров с кем-либо о продаже SCMP. 

Иностранные медиа и журналисты, работающие в Китае, тоже сталкиваются с трудностями. СМИ жалуются, что им пришлось резко сократить штат сотрудников, а также сообщают о запугиваниях, преследованиях и угрозах судебного преследования за выполнение их журналистских обязанностей. Почти все иностранные журналисты, опрошенные Клубом иностранных корреспондентов Китая, заявили, что условия работы в стране не соответствуют международным стандартам. Клуб, который Китай считает «нелегальной организацией», на основе исследования выпустил отчет, согласно которому свобода прессы в Китае «уменьшается с головокружительной скоростью».

В целом складывается впечатление, что власти окружили своих граждан вниманием и заботой со всех сторон, оберегая их от лишней информации, выбирая подходящие фильмы и обучая финансовой грамотности. Насколько эти методы эффективны, еще предстоит увидеть. «Пока например популярность Центров практики цивилизации новой эпохи, — пишет WSJ, — довольно неравномерна — одни проводят до тысячи мероприятий в год, привлекая миллионы людей, основная аудитория других — бабушки с внуками, а третьи стоят практически пустые». 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+