К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Зачем люди ищут врагов и кому нужны стереотипы и козлы отпущения

Кадр из фильма «Невероятная жизнь Уолтера Митти»
Кадр из фильма «Невероятная жизнь Уолтера Митти»
В ситуациях травмы, стресса, тревоги и просто дискомфорта людям свойственно прибегать к психологическим защитным механизмам, в частности, к иррациональным методам решения проблем — например, направленная на произвольный объект агрессия или проекция на других собственных проблем. Психологи объясняют, почему нам так удобно иметь «другого», на которого можно сместить свои тревогу и фрустрацию, и при чем тут национальные и расовые стереотипы

Доктор философии и член Международного общества психоаналитического исследования организаций (ISPSO) Лайонел Стэйпли — один из ведущих в мире исследователей социальных и психологических процессов, которые определяют поведение человека внутри группы. Стэйпли начал свою карьеру как офицер лондонской полиции и в общей сложности более 30 лет проработал в службе столичной полиции Лондона, где руководил расследованиями. Именно там он приобрел обширный практический опыт в области психологии, который впоследствии углубил и расширил в ходе академической карьеры, которая тоже развивалась весьма успешно. С 2014 года Стэйпли занимает должность профессора в Лондонском университете, а также консультирует компании и организации по вопросам групповой динамики, лидерства и инструментов психоанализа, которые могут помочь бизнесу в период турбулентности.

В своей книге «Личность и групповая динамика. Как каждый из нас влияет на окружающих» (выходит на русском языке в августе в издательстве «Альпина Паблишер») Лайонел Стэпли рассказывает, какие бессознательные и иррациональные причины подталкивают нас к тому или иному поведению, как это влияет на взаимоотношения в семье, на работе и в любых коллективах и как этими процессами правильно управлять. Forbes публикует отрывок.

Проективная идентификация

Проективная идентификация — это и защитный механизм, и тип объектных отношений, который имеет место в первые год или два нашей жизни, когда четкое разделение между самостью и другими еще не произошло. Она часто встречается в общении двух или нескольких людей: один человек проецирует нежелательное ментальное содержание на/в другого, что приводит к изменению поведения второго. Это не просто механизм проекции, который предполагает исключительно избавление от невыносимых мыслей и чувств через проецирование их на кого-то еще. Отличие заключается в том, что проективная идентификация также влияет и на другого человека. 

 

Более того, этот важнейший процесс — это одновременно тип психологической защиты от нежелательных чувств и фантазий, способ коммуникации и вид человеческих отношений. Бессознательный перенос информации в процессе проективной идентификации состоит, как правило, из двух этапов. Он начинается с отрицания и неприятия нежелательных чувств, которые присущи бессознательному представлению человека о ситуации. И тогда он корректирует свой некомфортный опыт, воображая, что его часть является атрибутом чего-то или кого-то другого, а не его самого. На втором этапе проективной идентификации получатель этого атрибута или проекции буквально включается в картину мира автора проекции. На него незаметно оказывают давление, заставляющее его думать, чувствовать и вести себя в соответствии с чувствами или мыслями другого человека. 

Возможно, объяснить этот процесс поможет пример из школьного обучения. Допустим, шестиклассница, которая не успевает вовремя сдать домашнее задание, сильно сердится из-за своей неудачи и очень беспокоится, что о ней скоро узнает учитель. Ученица справляется со своими невыносимыми мыслями и чувствами, отделяя их от себя и проецируя на учителя, который на совершенно бессознательном уровне вынужден сам проявить эти чувства и повести себя так, словно это именно он рассержен и некомпетентен. Девочка, которая избавилась от этих чувств, теперь может обвинить учителя в том, что не смогла вовремя выполнить домашнее задание из-за его несостоятельности. Проективная идентификация переворачивает мир с ног на голову. 

В этом примере ученица использует учителя для того, чтобы тот вобрал в себя все ее нежелательные чувства. Однако не стоит закрывать глаза и на то, что учителя также могут отделять от себя собственные нежелательные чувства и, путем проективной идентификации, локализовать их в ученике или группе учеников. Несомненно, для многих учителей ощущение незнания или некомпетентности может быть слишком тяжело, а несведущие ученики способны стать готовым вместилищем этих чувств. 

Проективная идентификация — это стремление избавиться от невыносимого ментального содержимого через проекцию и психологическое взаимодействие, в ходе которого один человек помещает свои нежелательные чувства в систему чувств другого. Первый, который хочет избавиться от нежелательного чувства, обращается с другими так, как будто они это чувство проявляют или воплощают собой. Примером может послужить отягощенный невыносимой печалью человек, который избавляется от этого чувства и переносит его на окружающих. Они принимают в себя чувство грусти, и проецирующий смотрит на них как людей, заслуживающих жалости. Жалея других, он получает возможность отрицать собственное горе. 

Особенности реакции адресата этого процесса оказывают важное влияние на опыт проецирующего. Если, согласно намерениям последнего, получатель просто играет отведенную ему роль, то автор проекции и ее адресат заключают негласный договор: изначальный смысл нежелательных мыслей и фантазий усиливается, а защита от размышлений о них подтверждается. Получатель дает проецирующему подтверждение, что тот не такой, каким ему не хочется быть. Так, козел отпущения принимает на себя или акцентирует характеристики, которые ему присвоены, и подтверждает отвращение, которое другой испытывает к этому отвергнутому аспекту. Часто человек, бессознательно выбранный в качестве цели проективной идентификации, является готовым вместилищем для нежелательных чувств, как школьники из примера выше — для чувства некомпетентности преподавателя, поскольку они постоянно участвуют в процессе обучения и зависят от учителя. 

 

Если адресат процесса не принимает чувства от проецирующего и не берет на себя назначенную ему роль, то есть не реагирует на проекции, проецирующий остается со своими изначальными чувствами. Например, ученица, которая пытается перенести свои нежелательные чувства на учителя, может обнаружить, что тот не принимает ее проекции, не выглядит злым и некомпетентным, а сохраняет контроль над ситуацией и спрашивает, почему она не сдала домашнюю работу вовремя. В таких обстоятельствах ей ничего не остается, кроме как вернуть свои проекции себе и признать чувства гнева и некомпетентности. 

Еще один защитный механизм — смещение (замещение, вымещение). Это особенно интересная копинг-стратегия, поскольку она часто связана с хорошо известным процессом поиска козлов отпущения. 

Смещение и поиск козлов отпущения 

Как можно предположить из названия, смещение — это замена одного желания или объекта удовлетворения другим. Например, во время футбольного матча игрок может разозлиться из-за того, что его команда проигрывает, и ощутить желание ударить судью. К счастью для всех, вместо того, чтобы реализовать свой агрессивный порыв, он, покинув поле, пинает дверь в раздевалку. Он вытеснил или сместил свое желание ударить судью на неодушевленный предмет. Следует отметить, что к этому объекту (двери) футболист испытывает те же чувства, что и к судье. 

Смещение возникает при острой невозможности удовлетворить одно желание и готовности заменить его другим. Изначальным желанием игрока, возможно, была победа, но, потерпев неудачу в его исполнении, он разозлился и разочаровался. Гнев и разочарование привели к желанию ударить судью. Эти невыносимые мысли и чувства были слишком болезненными, чтобы их вынести, и для защиты от тревоги были замещены атакой на дверь. 

Иными словами, смещение — это перенос какого-то аспекта конфликта с исходного объекта на замещающий. И тогда конфликт перестает существовать в своем изначальном виде. Вероятно, самая распространенная форма смещения, как в примере выше — это враждебная агрессия, возникающая из разочарования. Например, менеджер может испытывать разочарование в ситуации, которую слабо контролирует или не контролирует вообще (скажем, непредвиденный скачок процентной ставки или неожиданные изменения в курсе валют). Возникший в результате хаос может серьезно ударить по объемам продаж. Сигнальная тревога может смениться реальной тревогой, что в данном случае становится не призывом к действию, а бременем для сознания. Тревога приводит к регрессивному состоянию ума, в котором мы все чаще начинаем обращаться к фантазиям, магии и иррациональным методам решения проблем. Подобная ситуация может заставить менеджера испытывать агрессию, изначально к «ним там» — тем, кто изменил процентную ставку или курс валют. Однако от этого, как правило, толку мало, поскольку «их там» трудно идентифицировать, что только усиливает гнев и агрессию менеджера. Зато менеджер может сместить возросшую агрессию на конкретного сотрудника или группу, которые начнут считаться плохими объектами. Этот известный и популярный прием называется «поиск козлов отпущения». 

 

Стереотипизация и поиск козлов отпущения 

Стереотипы — это фиксированные, негибкие представления о человеке или группе, лежащие в основе предрассудков. Они мешают нам думать об отдельных людях или группах как о «других» (посторонних). Обычный подход — это сконцентрироваться на различиях между «нами» и «другими». Мы преувеличиваем поведение обеих групп, в результате чего проводим границы и прячемся за ними, находя утешение в том, что есть те, кто не похож на нас, и мы не такие, как они. Очень удобно иметь готового «другого», на которого можно сместить свою тревогу и фрустрацию. Все это — часть тех самых скрытых процессов, которые мы обычно не замечаем. 

Плохо, что мы создаем стереотипы в отношении всех людей определенной расы и (или) цвета кожи, считая их всех одинаковыми, но еще хуже, что в поиске козлов отпущения мы приписываем людям или группам определенные качества и чувства. Будучи крайне обеспокоены и зациклены на собственных неприятных и невыносимых переживаниях, мы ищем способы смещения неприемлемой части конфликта на другой объект. Как в примере выше, сотрудник может показаться более легкой мишенью, поскольку не даст сдачи. К сожалению, формируя стереотипы и занимаясь поиском козлов отпущения, мы часто используем других людей или группы для того, чтобы облегчить собственные страдания. 

Рассмотрим еще один пример из школьной жизни. Представим, что родители девочки беспокоятся из-за того, что их дочь прогуливает уроки. Впервые узнав о проблеме, они пытаются решить ее при помощи разговоров и убеждения, но все усилия напрасны. Со временем ситуация выходит из-под контроля и осложняется, поскольку в школе пытаются выяснить, почему девочка отсутствует на уроках, и в конце концов администрация требует, чтобы ребенок посещал занятия. Родители напуганы и ощущают беспомощность, и эти чувства в конце концов перерастают в агрессию. Столкнувшись с противоречащими нуждами ребенка и школы (в отношении дочери — проявлять любовь и поддержку, а в отношении школы — подчиняться требованиям и дать ребенку образование), они не знают, что выбрать. В этот момент они бессознательно расщепляют свое чувство агрессии и направляют его на учителей. Теперь мишенью для агрессии становятся они, а не ребенок. Родители делают учителей козлами отпущения и возлагают на них вину за прогулы дочери. 

В этом контексте можно поразмышлять о потребности в создании границ и осмыслении сложности мира с помощью категорий. В процессе категоризации людей по стереотипам мы сводим сложную, запутанную и тревожащую часть постоянно меняющегося мира к управляемым элементам. Однако за такую эффективность приходится платить, ведь простота, которую она предлагает, произвольна. Если мыслить о сложных и многогранных вещах как о черно-белых, невероятно возрастает риск ошибки. Может возникнуть искажение восприятия: например, нам свойственно считать элементы одной категории более похожими друг на друга, чем это есть на самом деле, и преувеличивать различия между элементами разных категорий. 

Стереотипы могут быть как положительными, так и отрицательными. Например, можно считать всех медсестер ангелами. На каком-то уровне мы надеемся, что все медсестры, заботящиеся в рамках своей профессии о людях, добрые и сочувствующие. Тем не менее опыт показывает, что это далеко не так и некоторые из них могут даже причинять пациентам вред. Есть две потенциальные опасности, связанные со стереотипами. Во-первых, они создают слепое пятно в мышлении, поскольку мы перестаем ожидать от человека или группы, что их поведение будет отличаться от стереотипного. Во-вторых, мы взваливаем огромное бремя на тех, о чьем поведении формируем положительный стереотип. Взять хотя бы медсестер: если они всегда должны вести себя как ангелы, как они тогда справляются с гневом и раздражением? Уносят их домой и вымещают на семье? Такое поведение может очень плохо сказываться на рабочих отношениях и дорого обходиться с точки зрения ресурсов. 

 

Рассмотрим ситуацию, в которой врач, делающий обход, обременен чувством несостоятельности из-за своего маленького пациента, которому не становится лучше от назначенного лечения и который вскоре, судя по всему, умрет. Столкнувшись с этими невыносимыми чувствами и мыслями, врач вымещает их на старшей медсестре. Обвиненный человек разозлится на то, что с ним так обошлись, и это совсем не удивительно. В итоге старшая медсестра может подать формальную жалобу на врача. Так включается бюрократическая система, поглощающая время и ресурсы, но независимо от результата обе стороны, скорее всего, останутся недовольны.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+