«Многие говорят, что надо валить»: что думают белорусские айтишники о выборах президента и протестах

Фото Наталии Федосенко / ТАСС
Стремление Александра Лукашенко сохранить власть еще на один электоральный цикл вызывает недовольство у белорусских IT-предпринимателей Фото Наталии Федосенко / ТАСС
Forbes узнал у владельцев и менеджеров белорусских IT-компаний, как их бизнес затрагивает эскалация политического конфликта между властью и оппозицией в преддверии президентских выборов 9 августа

9 августа в Белоруссии состоятся выборы президента страны. На пост вновь будет претендовать бессменный с 1994 года глава государства — Александр Лукашенко. В преддверии дня голосования из гонки под давлением властей выбыли три основных его оппонента — блогер Сергей Тихановский, бывший председатель правления Белгазпромбанка Виктор Бабарико и создатель Парка высоких технологий Валерий Цепкало. Первые двое оказались под стражей по обвинению в уголовных преступлениях, третий, чтобы избежать судьбы «коллег», был вынужден временно перебраться в Россию. Отказ властей допустить к участию в выборах оппозиционеров спровоцировал массовые акции протеста, которые в последние недели жестко подавляются правоохранительными органами.

На фоне политического противостояния Forbes решил узнать настроения представителей белорусского IT-сектора. Как акционеры и менеджеры технологических компаний относятся к выборам президента и протестам? Поддерживают ли они оппозиционеров и собираются ли покидать страну в случае, если у руля останется Лукашенко? Подробнее — в репликах собеседников Forbes.

«Многие понимают, что в Беларуси будущего не будет очень долго»

Основатель международной IT-компании с офисом в Белоруссии (анонимно):

У нас в Беларуси работает несколько сотен человек — большая часть сотрудников компании. За последние недели нескольких из них в Минске «упаковали» в автозаки, они до сих пор находятся под арестом. В Беларуси нет таких митингов, как в России: в России люди реально митингуют, а в Беларуси стоят в очереди и хлопают в ладоши — за это их и забирают в автозаки. В нашей команде многие говорят о том, что «надо валить и все достало».

В связи с коронавирусом стало понятно, что удаленка помогает быть более гибкими с точки зрения географии. Мы работаем в удаленном режиме с марта. Поэтому, если сотрудники хотят уезжать из Беларуси, мы будем открывать юридические лица в тех странах, куда они хотят уезжать, и платить им там. Как следствие — белорусская казна будет недополучать деньги.

У нас в Беларуси есть юрлицо, мы резидент Парка высоких технологий, у нас успешный бизнес, который растет. За последний год в стране наша команда выросла в два раза. Но если истощается кадровый резерв — а он точно будет истощаться, потому что у всех хороших IT-специалистов есть выбор, где жить, — то развивать бизнес не получится. Когда ты понимаешь, что живешь в военной диктатуре, которую начинает напоминать Беларусь, ты постоянно думаешь о том, чтобы уехать. Какое-то время можно пожить в Минске — там все дешево, но через некоторое время ситуация начинает угнетать: многие думают про будущее детей и понимают, что в Беларуси будущего не будет очень долго.

«IT — единственная сфера, куда не лезет государство. Именно поэтому IT в Беларуси цветет»

Я не знаю, изменится ли что-то в результате выборов, но знаю, что мои сотрудники устали от президента — один и тот же человек правит двадцать лет. Он в возрасте, он не совсем понимает, как работает современная экономика.

IT в Беларуси — это единственная сфера, куда не лезет государство, именно поэтому IT в стране цветет. Государство в IT не лезет, потому что невозможно контролировать индустрию, работающую на внешний рынок.

Когда-то в стране в IT в основном платили «черные» зарплаты, на карточки из литовских банков, например. Государство посмотрело на это и решило: «Мы можем посадить пять человек, но это вызовет волну эмиграции». В 2005-м создали Парк высоких технологий, который является частично офшорной зоной. Там работают толковые люди, на его территории действует «английское право». Это выгодно власти, потому что местные айтишники покупают квартиры, машины, тратят деньги в магазинах и т.д. А эти потоки власть уже контролирует.

В Беларуси нет внутреннего рынка информационных технологий — вся выручка, которую генерируют компании, в долларах. К примеру, в 2017-м белорусская казна получила от экспорта IT-услуг более $1 млрд. В страну приходит капитал извне, например, моя компания продает услуги нескольким десяткам тысяч клиентов, и только пять из них находятся в Беларуси. То есть мы со всего мира «качаем» деньги, продаем продукт на глобальном рынке, и две трети этих денег остается в Беларуси в виде зарплат, платы за офис и т.д. 99% белорусских IT-компаний такие же. В России есть внутренний IT-рынок, и многие компании работают на нем, но у нас в стране совершенно другая ситуация.

«Власть в очередной раз доказывает неспособность сделать из страны нечто инновационное и имеющее шанс на успех»

В Беларуси в сфере IT низкое налогообложение, основные затраты — это зарплаты, аренда. Но эти отчисления производятся со средней по стране зарплаты $500, в то время как средняя зарплата айтишника в Минске — $2000. В среднем налоговая нагрузка составляет 10-15%, зато эти $2000 айтишники тратят в стране.

Я думаю, что в ближайшее время будет стагнация, замедление роста экономики и эмиграция: все больше компаний будут открывать офисы в Украине, России, Польше, Литве, чтобы люди не уходили из компании и для них была какая-то альтернатива.

Я не вижу, что изменения в Беларуси были бы кому-то выгодны сейчас. Есть сильная гражданская позиция — это круто, но при этом есть сильная власть. Белорусская власть в очередной раз доказывает свою негибкость и неспособность сделать из страны нечто интересное, инновационное и имеющее шанс на успех.

«Если изменится общество, результат выборов будет уже не так важен»

Дмитрий Морозов, основатель и CEO финтех-стартапа «Нейробанк»:

На мой взгляд, на IT-индустрию в Беларуси больше повлиял коронакризис, чем выборы. Особенность IT в том, что информационные технологии не ограничены рамками одной страны, так как это в первую очередь интеллектуальный̆ труд. Писать код и создавать IT-продукты можно, находясь как в Беларуси, так и на Бали, главное, чтобы был интернет. Инструмент айтишника — это компьютер и мозги. В случае негативного влияния внутренних процессов на IT-индустрию мозги очень быстро находят свое место там, где созданы более комфортные условия.

В Беларуси в настоящее время созданы достаточно удобные условия для развития IT и аутсорса, поэтому индустрия и развивается в этом направлении. Если убрать еще ряд препятствий, барьеров и пережитков прошлого, в частности обеспечить безусловное соблюдение прав частной собственности — защитить бизнес, недвижимость, интеллектуальную собственность и другие активы людей, то продуктовая IT-индустрия расцветет в полную силу, начнут появляться продуктовые компании мирового уровня.

Пока что в основном в Беларуси находятся отделы разработки. На мой взгляд, IT-индустрия в стране в зачаточном состоянии и по большей части ориентирована на аутсорс-модель из-за дешевых интеллектуальных ресурсов. «Нефть» Беларуси — это интеллект.

«Начинать перемены нужно с самого себя, тогда и окружающий мир изменится»

Учитывая, что IT-индустрия ориентирована на внешний рынок, на нее больше влияют события в США и Европе, чем в Беларуси. IT — это бизнес, и большая часть аутсорс-компаний ориентированы на внешних платящих клиентов, соответственно, ключевым фактором для них является обстановка в тех странах, где находятся их конечные клиенты.

Что касается влияния выборов на мой бизнес: я серийный предприниматель и профессионально занимаюсь созданием и развитием продуктовых стартапов. Я сфокусирован на решении конкретных проблем и удовлетворении потребностей пользователей. Решая проблемы отдельных людей, я повышаю уровень благосостояния всего общества.

Мое личное мнение по выборам, основанное на опыте и наблюдениях: какое молоко, такие и сливки. Изменится молоко, изменятся и сливки. Начинать перемены нужно с самого себя, тогда и окружающий мир изменится. И как только изменится само общество, результат выборов будет уже не так важен, потому что это лишь отражение внутреннего состояния общества.

В постсоветском обществе укоренилось процессное мышление. И для того чтобы общество сделало качественный скачок в развитии, необходимо массовое внедрение продуктового мышления — работа не на процессы для галочки в стол, а на конкретный ценный конечный продукт, который можно измерить и передать дальше.

«У 80-90% коллег на аватарках рамки с поддержкой оппозиционных кандидатов»

Алесь Гончаренок, дата-аналитик в IT, исследователь в НКО, автор подкастов про бизнес:

IT-cообщество реагирует на происходящее достаточно остро. Есть мнение в Беларуси, что айтишники пассивные и только зарабатывают деньги. Но по моему ощущению, это люди, которые решили свои низовые задачи и думают на шаг вперед. Хотя открыто компании никого не поддерживают, если скролить ленту Facebook, я вижу, что у 80-90% коллег стоят рамки на аватарках с поддержкой оппозиционных кандидатов.

В маленьких продуктовых компаниях даже говорят: «Ребята, вы аккуратнее. Смотрите, чтобы не всех сразу задержали, надо, чтобы хоть кто-то работал». За последний месяц в стране около 1100 человек задержаны по политическим причинам и признаны виновными.

Ребята из IT — креативный класс. Не только ходят на митинги, но делают сайты, где можно увидеть членов избирательных комиссий, организовывают краудфандинг на штрафы и выпуск книг, например. У нас нет опросов общественного мнения, экзит-поллов, поэтому провели хакатон и придумали, как альтернативно посчитать голоса. Это будет портал, который связан с Telegram-ботом и Viber: ты присылаешь фото бюллетеня, и система потом сама считает, сколько человек за кого проголосовало.

В маленьких компаниях даже говорят: «Ребята, аккуратнее. Смотрите, чтобы не всех сразу задержали»

Сейчас белорусы вообще суперактивны. Мне каждый день звонят родители, спрашивают, не задержали ли меня, смотрел ли я то или это видео про выборы. 

Раньше было по-другому. Люди не чувствовали свою причастность или что могут на что-то повлиять, им было неинтересно. Все изменилось в этом году: появились популярные кандидаты и разорвался шаблон «Если не Лукашенко, то кто». Да и общество за 26 лет сильно изменилось. Ценности нынешнего президента не бьют в наши ценности.

Кроме того, нынешняя власть много нагрешила, например, проигнорировала коронавирус. Может, это неплохо, что у нас не было тотальной самоизоляции, как у других. Но [возмущает] риторика. Когда умирает человек, а про него говорят: «Ну что ж он, старый, за собой не следил, плохо ел, физкультурой не занимался». То есть люди сами оказались виноваты в том, что умирают. Власть показала к ним наплевательское отношение.

Благодарны ли [мы] Лукашенко за Парк высоких технологий? Думаю, нет. Есть мнение, что это случилось не благодаря, а вопреки президенту. Благодарных меньшинство, хотя он и называет нас на пресс-конференциях своими детьми.

«Российская льгота вряд ли сможет сманить белорусских айтишников в Сколково»

Кирилл Атстаров, CEO в Skinive.com:

По моим наблюдениям, белорусские выборы цикличны по накалу страстей. В 2010 году они были напряженные и сопровождались жестким разгоном многотысячного митинга и преследованием оппозиции. В 2015-м все прошло, напротив, довольно спокойно: общество было запугано конфликтом в Крыму и на Донбассе.

Избирательная кампания 2020 года опять признается властями и оппонентами как очень напряженная. Нарастание протестных настроений связано с рядом непопулярных мер последних пяти лет: поднятие пенсионного возраста, закон о тунеядстве, затяжная стагнация в традиционных секторах экономики. «Черным лебедем» стал COVID-19: финансовые последствия от пандемии ощутили все сектора экономики, включая IT-компании, которые ранее считались наиболее устойчивыми к кризисам.

«IT-специалисты могут довольно быстро и безболезненно перенести бизнес в другие страны»

Официальный Минск традиционно решил действовать жестко, демонстрируя всем, кто по-настоящему является хозяином в стране. Речь идет о преследовании оппонентов вплоть до заключения под стражу, разгонах мирных протестов, недопуске в избирательные комиссии и нерегистрации неудобных кандидатов. Вместе с тем отличительной чертой этой кампании стало массовое участие общества в гражданских инициативах, направленных на вскрытие нарушений в ходе выборов 9 августа. В частности, белорусское IT-сообщество недавно провело хакатон, на котором создало инструменты для альтернативного подсчета голосов.

Я не вижу кардинальных последствий для отрасли. Текущие условия для IT-бизнеса вполне устраивают и компании, и государство: Парк высоких технологий сейчас дает 7% ВВП Беларуси, а также стабильный поток выручки. Государство явно не заинтересовано в потере этого источника дохода. IT-специалисты мобильны по своей природе и для нивелирования рисков могут довольно быстро и безболезненно перенести свой бизнес в другие страны.

Российская льгота в 3% вряд ли сможет сманить белорусских айтишников в Сколково, по крайней мере этот процесс не будет массовым. Скорее белорусы будут смотреть на юрисдикции западных стран, где работает большинство их клиентов и заказчиков.

Дополнительные материалы

Бунт в темноте: стихийные протесты в Белоруссии в фотографиях