«Эпидемия — это живой процесс»: 9 вопросов о вакцинах, масках и закрытых границах

Фото Zuma / TASS
Фото Zuma / TASS
О том, зачем человечеству так много вакцин от коронавируса, будут ли они эффективны, сможет ли Россия обеспечить вакциной собственное население, помогают ли от пандемии комендантский час и закрытие границ — рассказывает эпидемиолог, заместитель директора Института эпидемиологии и микробиологии имени Пастера Александр Семенов

Недавно стало известно, что разрабатываемая компаниями Pfizer и BioNTech вакцина от COVID-19 показала 90-процентную эффективность. Тем временем в России продолжаются испытания сразу двух вакцин. Вакцина «Спутник V» в ходе третьей фазы испытаний показала 92-процентную эффективность. Эти известия дают надежду на скорую победу над пандемией, но в то же время порождают у широкой публики немало вопросов и сомнений. На некоторые из них по просьбе Forbes ответил замдиректора НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера Александр Семенов.

Зачем так много вакцин?

Вакцин создается много не потому (или не только потому), что многие хотят на этом заработать. Почему есть много разных автомобилей, от спорткаров и внедорожников до грузовиков? Потому что они все по-разному полезны. Точно так же разные варианты вакцин будут по-разному активировать разные звенья иммунной системы, и иммунный ответ, который мы получим, тоже будет разным. Сейчас опробуются все основные типы вакцин: ослабленная, убитая, рекомбинантная, пептидная, РНК-содержащая. В конце концов мы остановимся на том варианте, который лучше всего справится именно с этим возбудителем. Окончательным критерием станет практика, и поскольку речь идет о массовой вакцинации, объем данных будет на много порядков больше, чем можно получить во время любых испытаний. 

Точно такой же путь, кстати, прошли все те вакцины, которые мы сегодня получаем, начиная с рождения. Правда, этот путь раньше растягивался на десятилетия. Сейчас приоритетность задачи высокая, поэтому и скорость выше.

«Вакцина будет к началу 2021 года»: интервью с иммунологом, который прямо сейчас создает прививку от COVID-19

Не опасно ли разрабатывать вакцину в такой спешке?

Да, вакцины создаются быстро, но по тем же технологиям, которые обкатывались десятилетиями для многих других вакцин. Конечно, это новый для нас патоген, и говорить о том, как он будет реагировать на иммунитет, сформированный той или иной вакциной, мы пока можем только на пальцах, теоретически. Как и раньше, на этом пути возможны ошибки, на которых придется учиться. 

Сейчас многие ученые говорят, что иммунитет к COVID-19 быстро затухает. Значит ли это, что вакцинация бесполезна?

Нет, не значит. Следует различать естественный иммунитет, возникающий у тех, кто перенес заболевание, и иммунитет, сформировавшийся после прививки. Многое зависит от того, как «показать» вирус иммунной системе. При естественной инфекции вирус проникает через дыхательные пути. А основные органы иммунной системы находятся, скажем так, во внутренней среде. Этим обстоятельством давно пользуются все возбудители респираторных инфекций. А при вакцинации вирусные антигены (части молекул, по которым иммунная система идентифицирует и запоминает пришельца) вводятся в кровь и предъявляются иммунной системе непосредственно. О том, как именно будет вести себя иммунитет после вакцинации, судить преждевременно, но делать выводы исходя из частоты повторных заболеваний тоже не стоит.

Есть ли жизнь после вакцины: чего ждать от появления прививки от COVID-19

Вирус гриппа уклоняется от иммунитета, мутируя и распространяясь в нескольких вариантах. Не случится ли что-то подобное и с коронавирусом?

Во-первых, грипп и коронавирус схожи только путем передачи, а в остальном очень отличаются. Это касается и механизма ускользания от иммунного ответа.

Во-вторых, даже изменчивость вируса гриппа не надо переоценивать. Новые штаммы не берутся ниоткуда; обычно это реассортанты — результаты перетасовки уже существующих штаммов. И даже если в каком-то году ученые «не попадут» в тот штамм, который вызовет сезонную эпидемию гриппа (например, сделают вакцину против H3N2, а придет штамм H7N9), вакцинированные люди все равно будут защищены значительно лучше, чем те, которые не прививались.

Я довольно долго работал в инфекционной больнице им. Боткина в Санкт-Петербурге, знаменитых «боткинских бараках», и могу поделиться своим наблюдением: среди тех, кто умирал там от гриппа, привитых не было. Если эпидемиологи промахивались с вакциной, защита была менее эффективна, но она все равно сохранялась. Аналогично и в случае с коронавирусом: даже если прививка не защитит на 100% при встрече с патогеном, такой пациент будет иметь огромное преимущество перед тем, кто не был вакцинирован.

Не станет ли проблемой доставка миллиардов доз вакцины по всему миру?

В 2014 году я был одним из тех, кто привез в Экваториальную Гвинею российский госпиталь и лабораторию для борьбы с лихорадкой Эбола. В стране была стабильная политическая ситуация, и несмотря на тяжелое экономическое положение, все прошло нормально. А вот в Демократической Республике Конго возникли проблемы, потому что, наряду с лихорадкой, там распространялась вялотекущая гражданская война, и организовать вакцинацию десятков тысяч людей было непросто. Что касается дистрибуции, то здесь все механизмы отработаны еще во времена массовой вакцинации от оспы. Нужны холодильники, обученный персонал, готовность местной системы здравоохранения к сотрудничеству — и все. 

Через какое время после начала вакцинации пандемия полностью закончится?

На уровень сотни заражений в день на всю страну можно выйти уже через пару месяцев. Плюс, конечно, соблюдение масочного режима и мытье рук. Сознательное, всеми гражданами. Прогнозы — дело неблагодарное, потому что эпидемия — это живой процесс. Добавление любого нового фактора заставляет пересчитывать модель. Например, если вдруг ударят страшные морозы, метели — все будут сидеть дома, и заболеваемость через неделю-полторы пойдет вниз. А при обычных условиях и с учетом того, что ограничения соблюдаются не идеально — видимо, 4-5 месяцев от начала вакцинации потребуется для того, чтобы накопилась достаточная иммунная прослойка и заболеваемость упала.

«Большая часть населения мира вакцину не получит»: эксперт спрогнозировал развитие пандемии после лета

Эффективны ли маски и перчатки? 

Вирусные частицы легко проходят через поры в маске, и даже капельки аэрозоля задерживаются на ней не всегда. Тем не менее маска, даже немедицинская — весьма эффективное средство защиты, поскольку препятствует образованию аэрозоля и уменьшает дистанцию, на которую он распространяется при выдохе, как и радиус сферы, из которой воздух со взвешенными в нем частицами попадает в ваши легкие при вдохе. Что касается перчаток, их вполне можно заменить обработкой рук — просто тем или иным способом уберите вирус с себя и с поверхности. 

Помогают ли остановить пандемию ограничения на передвижения?

Очень эффективно ограничение передвижения людей из тех районов, где много заболевших, в те, где их мало. Что касается трансграничных путешествий, то сейчас, когда пандемия действительно захватила весь мир, их ограничения вызывают сомнение. Просто потому, что внутренние перемещения людей по масштабам в десятки или сотни раз превосходят международные. 

В чем смысл комендантского часа и закрытия вузов и школ?

В борьбе с пандемией эффективны все меры, которые способствуют прерыванию социальных контактов. Как ни ужасно это звучит, эффективно то, что усиливает социальное разобщение — то самое, которое нам так не нравится и которое так плохо действует на экономику. Именно поэтому происходит закрытие тех мест, где люди привыкли собираться вместе, или запрет на выход на улицу именно в то время, когда особенно хочется общаться друг с другом, или запрет на рок-концерт под открытым небом, где 50 тыс. человек соберутся, чтобы испытать необыкновенное чувство общности. Да, когда нас этого лишают, это никому не нравится. Наша неодолимая тяга с социальности — это то самое средство эффективной передачи, на которое рассчитывает вирус, и если мы сможем еще немного потерпеть, распространение болезни будет проще взять под контроль. 

Дополнительные материалы

Рейтинг Forbes: миллиардеры химики и металлурги потратили на борьбу с коронавирусом 36,6 млрд рублей