CEO и совладелец Pirelli Тронкетти Провера — Forbes: «Мы продолжим инвестировать в Россию»

Фото Federico Сiamei для Forbes
Фото Federico Сiamei для Forbes
Pirelli — итальянская компания со 150-летней историей и один из крупнейших в мире производителей шин. Как и многие бизнесы в Италии, Pirelli начиналась с небольшого семейного дела, став впоследствии международным холдингом и листингованной на бирже компанией. CEO и совладелец Pirelli Марко Тронкетти Провера рассказал Forbes о влиянии пандемии на бизнес, продажах в России и итальянском ДНК в подходе к работе

— Эксперты прогнозируют падение продаж на мировом рынке шин на 20% по итогам 2020 года. Могли бы вы оценить влияние пандемии и остановки производства из-за локдаунов в Италии в целом и для Pirelli в частности?

— В целом падение спроса на шины составило около 15%, и вся индустрия ощутила на себе влияние пандемии. Влияние на Pirelli было не столь сильным, поскольку мы специализируемся на производстве шин для автомобилей премиум-класса. Подтвердилось, что данный сегмент является более устойчивым по сравнению с массовым рынком. Спрос в премиум-сегменте на шины диаметром 18 дюймов и выше снизился лишь на 9,5%, а во второй половине 2020 года он снова начал расти. В тот период объемы продаж на рынке выросли на 3,6%. Устойчивость премиум-сектора говорит о том, что мы на правильном пути и в диверсификации бизнеса нет необходимости.

Посол Италии в России Паскуале Терраччано — Forbes: «Санкции не являются новой нормальностью» 

Сложившаяся ситуация дала нам новые возможности. Мы инвестировали в технологии и ускоренную разработку шин, начали использовать математическую модель для испытания шин. Мы стали первой компанией, выпустившей модель шин со встроенным сенсором. Если же говорить о стране в целом, то она была остановлена пандемией. Но некоторым компаниям удалось вырасти после того, как они сконцентрировались на экспорте.

— Многие компании в период карантинов перешли на дистанционный режим работы. Сколько сотрудников вы отправили работать удаленно?

— Были месяцы, когда мы перевели на удаленную работу более 5000 человек. Производство было приостановлено, но более 5000 человек работали удаленно, мы ускоренно развивали направление R&D. Также мы провели ряд мероприятий по снижению расходов, некоторые из них мы начали реализовывать еще до COVID-19. В целом наши расходы сократились примерно на €270 млн до вычета налогов в 2020 году.

— Можете ли вы сказать, что это был самый тяжелый год в истории Pirelli?

— История Pirelli началась в 1872 году. Мы пережили две мировые войны и целый ряд кризисов. Мы прошли через эти кризисы благодаря накопленному опыту, прикладывая все усилия для защиты людей и обеспечения будущего компании.

— Вы упомянули про инвестиции в новые технологии. Можете рассказать о них подробнее?

— Во время пандемии мы инвестировали около €200 млн в R&D, это 6% от нашего оборота в высокодоходном сегменте. Мы инвестируем в технологии, связанные с материалами, конструкциями, а также с производством шин для электромобилей — с точки зрения технологий они более требовательны. Мы также инвестируем в разработку сенсорных шин и в начале этого года поставили комплект для суперкара McLaren Artura. Это шины, которые подстраиваются специально под ваш автомобиль, они могут быть как летними, так и зимними, а сенсоры передают информацию о рекомендованном давлении, перегрузках и скорости автомобиля. Информация идет напрямую от шины.

Родина капитализма: Forbes открывает серию исследований, посвященных важнейшим экономикам мира

— То есть технология интернета вещей?

— Верно. Представьте два автомобиля, которые едут друг за другом. Один из них поворачивает за угол, и там сенсоры определяют обледенение на дороге. Эта информация может быть передана автомобилю, который едет следом. Таким же способом можно передавать информацию о дорожных происшествиях и других событиях на дорогах. Сенсор обрабатывает данные при помощи математического моделирования, реальная информация идет непосредственно от шины, соприкасающейся с дорогой. Электронные датчики также могут подать сигнал, чтобы машина остановилась.

— Какие антикризисные меры приняла Pirelli во время пандемии? Я читала в итальянских СМИ, что вы наполовину урезали выплаты правлению и отказались от дивидендов. Было что-то еще?

— В этот период приоритетом для нас была безопасность — как на наших заводах по всему миру, так и в районах, прилегающих к заводам. Мы поставили региону Ломбардия 65 аппаратов для искусственной вентиляции легких, 5000 комплектов защитной одежды, 20 000 масок. Это только в Ломбардии. Наши сотрудники потратили 8000 рабочих часов на исследования, связанные с COVID-19. России мы предоставили 10 000 шин для машин скорой помощи в двух городах, где располагаются наши заводы, — Воронеже и Кирове. То же мы сделали в трех городах Бразилии, где работают наши подразделения.

Под солнцем Тосканы: кто из россиян строит бизнес в Италии

— А финансовые меры?

— Мы приостановили ряд операций, производство на большинстве наших заводов останавливалось в тот или иной момент из-за пандемии. Мы сократили объемы шин на складах, существенно урезали расходы, использовали цифровые технологии для повышения эффективности. В результате нам удалось поддерживать положительный cash flow даже в плохой год в объеме около €250 млн, а операционная рентабельность бизнеса составила 11,6%. Наша чистая прибыль по итогам 2020 года превысила €40 млн при выручке €4,3 млрд.

«Не пережить этот кошмар снова»: почему Италии пока удалось избежать поразившей Европу второй волны COVID-19

— Россия занимает более 5% в общем объеме продаж Pirelli. Будет ли расти эта доля?

Federico Сiamei для Forbes
Federico Сiamei для Forbes / Federico Сiamei для Forbes

— Россия — стратегический рынок для Pirelli. Мы верим в ее потенциал и в то, что она будет хорошей площадкой для экспорта. В регионе «Russia — Nordics — MEAI», который занимает 8% в продажах, Россия — самый важный рынок. То есть это ядро стратегического для нас региона. Мы продолжим инвестировать в Россию.

 Самым крупным пакетом акций в Pirelli, около 37%, владеет китайский холдинг ChemChina, более 10% — у вашей компании Camfin. Можно ли ожидать, что эти доли изменятся? Например, увеличится доля китайских инвесторов.

— Мы не видим причин для изменений. У нас хорошее сотрудничество со всеми нашими партнерами, включая, естественно, ChemChina. Никаких серьезных событий не предвидится.

Продукты и технологии итальянских семейных предприятий распространяются по всему миру. Наш ресурс не только искусство, но и то, как мы занимаемся бизнесом

— Во время пандемии внедрение бизнесом ESG-стандартов стало более актуальным. Что делает в этом направлении Pirelli?

— Для Pirelli это абсолютный приоритет. Еще в 2011 году компания одна из первых выпустила отчет об устойчивом развитии, и в настоящее время вся деятельность Pirelli, ее производство и цепь поставок работают в соответствии с принципами создания более устойчивого мира. Мы, как группа, намерены достичь углеродной нейтральности к 2030 году. К 2025 году мы хотим перейти к использованию электричества только за счет возобновляемых источников энергии. Также у нас внедрены правила CDP, касающиеся изменений климата. А недавно мы получили награду Gold Class за достижения в области устойчивого развития.

Итальянский парадокс: сможет ли платежный стартап Nexi стать крупнейшим финтехом Европы

— В одном из своих интервью вы сказали, что такая компания, как Pirelli, могла родиться только в Италии. Что вы имели в виду?

— Я сказал это потому, что Pirelli, с одной стороны, производит нечто весьма обыкновенное — шины, с другой — мы сумели придать нашим шинам отличительные особенности, свою индивидуальность. Наш бренд привязан к другим сферам жизни человека — от современного искусства до спорта и мотоспорта, и это не только автомобильные гонки «Формула-1», но и водные гонки «Формула-1». Также отмечу известный календарь Pirelli. Мы следуем традициям бренда, связанным с итальянским наследием, и это неповторимо. Традициям уже 150 лет, и я последние 30 лет своей жизни занимаюсь их продолжением. Благодаря страстной увлеченности своим делом и знаниям наших людей мы остаемся разнообразными.

— Какие особенности ведения бизнеса в Италии вы бы отметили?

— В Италии существует проблема повышения продуктивности. Я бы выделил два основных момента с точки зрения необходимости модернизации. Первый момент — это сложности, связанные с действующим законодательством (административным, гражданским) и уровнем бюрократии в целом. Правовое поле необходимо упростить. И второй момент — инфраструктура, которая пока развита недостаточно, поэтому наша продуктивность ниже, чем у конкурентов. Сейчас, благодаря новому правительству, у нас есть уникальный шанс модернизировать страну и справиться с неконкурентоспособностью, отрицательно влиявшей на страну в течение последних десятилетий. С этой точки зрения COVID-19 дал Италии новые возможности.

Календарь Pirelli 2020: Эмма Уотсон и Кристен Стюарт в образе современной Джульетты

— Италия горячо любима в России, но известна больше как страна, богатая красивыми местами и шедеврами искусства, как место для отдыха. Pirelli, наверное, одна из немногих компаний, не связанных с туризмом, которая широко узнаваема в России. Как вы думаете, что нужно сделать, в том числе и новому правительству Италии, чтобы усилить ее имидж за рубежом как сильной индустриальной страны, какой она по факту является?

— Италия — страна красоты и искусства, нам с этим повезло. Что же касается недостатков системы, у нас есть историческая возможность показать себя не только как страну красоты и искусства с высочайшим уровнем жизни, но и как высокоэффективную страну, какой мы были в 1950-х и 1960-х годах. В те годы Италия удивила весь мир своим быстрым ростом после Второй мировой вой­ны и стала пятой по величине экономикой мира. У нас есть возможность жить в процветающей стране, где люди посвящают себя ее будущему, и надо ею воспользоваться.

Pirelli, с одной стороны, производит нечто весьма обыкновенное — шины, с другой — мы сумели придать нашим шинам отличительные особенности, свою индивидуальность

— В этот номер мы подготовили рейтинг итальянских семейных компаний. Pirelli начиналась как семейный бизнес. Могли бы вы рассказать о преимуществах и, может быть, даже недостатках семейного менеджмента в компаниях?

— Я считаю, что сила нашей страны — это малые и средние семейные бизнесы. Очевидно, что чем больше становится компания, тем тяжелее ею управлять на уровне семьи. Я родился в семье, которая управляла бизнесом, и 35 лет назад также пришел в семейный бизнес. Фамилия Pirelli была своего рода нарицательным именем для руководящего состава компании. Увлеченность своим делом и приверженность традициям — это секрет успеха семейного предприятия. Следующему поколению уже труднее управлять компанией, но я полагаю, что это естественная часть эволюции в случае, если бизнес растет, — от семейной модели к менеджерской. В малых бизнесах этот процесс идет легче, поскольку потребность в капиталовложениях остается невысокой. В каких-то случаях существует предел роста для компаний. Но я думаю, что в стране есть предприятия, которым мы можем помочь вырасти.

Италия — одна из самых «предпринимательских» стран, известная не только своей красотой, но и креативностью малых компаний. Мы видим, как продукты и технологии итальянских семейных предприятий распространяются по всему миру. Наш ресурс не только искусство, но и то, как мы занимаемся бизнесом. Преданность семье является стержнем, на котором держится наше общество.

— Pirelli сохранила эти принципы в управлении бизнесом?

— Да. Управление компанией находится не только в руках акционеров, но и в зоне ответственности менеджмента. Я отвечаю за оперативное управление и вопросы преемственности. У Pirelli давние традиции, и их продолжение создает ценность для группы. В ДНК итальянцев — преданность своей компании на всю жизнь.

Интервью подготовлено в рамках серии исследований Forbes, посвященных важнейшим экономикам мира

Дополнительные материалы

Богатая фамилия: рейтинг крупнейших компаний, принадлежащих итальянским семьям