Дегустация с Маленьким принцем: приживется ли в России фестиваль молодых премиальных вин

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Фестиваль en primeur стал традицией во многих винодельческих регионах мира. Винный критик Игорь Сердюк в колонке для Forbes рассуждает, нужен ли он в России

Российское виноделие повзрослело и готовится к получению аттестата зрелости. В конце мая российские производители вина собрались в Краснодарском крае на свою первую «антеприму» — фестиваль молодых вин премиального уровня. Такой фестиваль уже стал традицией в Бордо, Бургундии, Тоскане и других областях классического виноделия. У нас его назвали «Первая проба».

История фестивалей en primeur восходит к XVIII веку, когда влиятельные негоцианты собирались в Бордо перед началом уборки урожая, чтобы обсудить его качество и цены на виноград от наиболее востребованных шато. Собственно, только до сбора урожая винные поместья и могли тогда контролировать качество будущего вина — дальше негоцианты скупали его бочками, вывозили на свои склады, выдерживали в силу собственного представления об идеале и разливали в бутылки — каждый под своей этикеткой.

Лишь в начале XX века, когда ведущие шато стали сами бутилировать и выпускать на рынок свое вино, ситуация изменилась. Розлив в шато стал восприниматься как дополнительная гарантия качества, а этикетки лучших вин сделались эмблематичным средством маркетинга.

На винных дрожжах: как заработать на вине в 2021 году

Лучшие замки Бордо, классифицированные как Гран Крю, стяжали себе славу производителей вина, способного жить многие годы. Но долгая выдержка требовалась большинству красных вин региона еще и потому, что за это время их массивный танин в результате микроокисления успевал смягчиться. Распробовать молодые вина Бордо можно было с трудом. 

Технологии, позволявшие вину «раскрываться» уже в молодости, стали достоянием виноделия лишь к концу 1970-х. Носителем нового знания о вине стала плеяда талантливых учеников французского энолога Эмиля Пейно. По случайности ли или по божественному провидению к этому моменту в винном мире получили известность несколько блестящих критиков. Бордо стало местом, где их пути пересеклись. 

Первым, кто в начале 1980-х годов пригласил группу экспертов на дегустацию en primeur, то есть отобранного из бочек и еще не готового к розливу вина последнего урожая, считается барон Филипп де Ротшильд, хозяин Chateau Mouton-Rothschild. Человек, которого называют гением винного маркетинга, сумел разглядеть в дегустации возможность формирования нового отношения к вину.

Пригласив экспертов, барон оказал им ранее невиданное доверие. Ведь пока вино не готово, о нем можно говорить более свободно. Положительные отзывы останутся в репутационной копилке, а конструктивная критика будет учтена, чтобы сделать вино лучше, пока есть время. Эффект дегустации оказался разительным. После знакомства с вином в его самом раннем и нежном возрасте эксперты начинали говорить о нем, почти как Маленький принц Экзюпери говорил о своей «прирученной» розе. Действительно, получалось, что «узнать можно только те вещи, которые приручишь».

Время бордо: какие вина можно приобрести на ежегодных торгах En Primeur

С легкой руки барона Филиппа дегустации бордоских Гран Крю стали массовыми. Их организацию взял на себя региональный Union des Grands Crus, и каждую первую неделю апреля Бордо превращается в место паломничества для представителей винных профессий. Чтобы получить аккредитацию на дегустацию, надо обосновать свою профессиональную причастность к виноделию, винной торговле или винной критике. Участие в дегустациях en primeur стало делом и увлекательным,  и ответственным — оценка качества урожая, данная экспертным сообществом по итогам «примёров», начиная с 1980-х годов считается отправной точкой для формирования фьючерсных цен на лучшие вина Бордо. Без нее процесс ценообразования считается неполноценным. Даже в два «ковидных» года, когда международная дегустация en primeur в Бордо была невозможна, Union des Grands Crus устраивал выездные сессии для ключевых рынков.

В обычное «мирное время» дегустации «примёров» проводятся в Бордо по региональному принципу: винные хозяйства каждого аппелласьона (защищенного наименования по происхождению) выставляют свои образцы в помещении одного из шато, входящих в Union des Grands Crus. А самые великие винные замки приглашают к себе в погреба избранных гостей. Дегустации в таком формате длятся неделю, но для тех посетителей, кто располагает лишь одним днем, в огромном ангаре на окраине города Бордо организуется сводная гала-дегустация.

Апрель и май обычно отводятся на осмысление результатов дегустации и опубликование материалов в прессе, а в первых числах июня хозяйства начинают оглашать цены на первые фьючерсные партии своих вин. Опытные негоцианты, оценившие конъюнктуру и в нужный момент вложившие деньги в выбранное вино, могут выиграть 30–50% будущей рыночной цены. Известны случаи и более чем двукратного роста цены по сравнению с уровнем en primeur. Но в любой спекуляции есть доля риска, поэтому иногда надежды инвесторов не оправдываются.

В течение 40 лет практика дегустаций en primeur распространилась по Франции и Италии (где получила известность под названием «антеприма»), отозвалась эхом в Испании и Португалии и вот наконец дошла до России. 

Заклятие «Массандры»: какие проблемы придется решать новым хозяевам крупнейшего винзавода Крыма

У нас это не могло произойти раньше хотя бы потому, что правду об урожае здесь не принято говорить вслух. И причина вовсе не в сентиментальности виноделов или ложно понятом профессиональном достоинстве. Просто, замалчивая подробности, связанные с качеством и объемом собранного урожая, российские виноделы оставляли себе пространство для маневра и по своему усмотрению использовали пресловутый «балк» — импортный виноматериал, ввезенный наливом и впоследствии продаваемый как вино России.

Новый закон о виноградарстве и виноделии, вступивший в силу прошлым летом, лишил наших виноделов столь соблазнительной возможности. Зато перспективы общения с потребителями в традициях новой искренности открылись перед российскими виноделами во всей своей привлекательности. Первый фестиваль российских «примёров» — очень хорошая новость, означающая, что компании готовы говорить о своем вине серьезно и откровенно, даже если разговор окажется непростым. И брать на себя ответственность за всех, кого приручаешь. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Виноградари и виноделы: где и как производят и пьют вино российские миллиардеры