Как обеззараживатель для телефонов принес 23-летнему предпринимателю ₽6 млн и сотрудничество с госкомпаниями

Фото DR
Дмитрий Юрченко (слева) и Владимир Садков Фото DR
Смартфон, ключи, паспорт, маска — всех этих предметов мы касаемся сотни раз в день, не задумываясь, какое количество бактерий на них скапливается. Два молодых предпринимателя придумали способ монетизировать тренд на чистоту во время пандемии: разработали портативный гаджет для стерилизации вещей ежедневного обихода. За девять месяцев проект EcoBox принес им 6 млн рублей выручки, несколько крупных корпоративных заказов и привлек внимание венчурных инвесторов

Пандемия коронавируса приучила нас тщательно мыть руки и отучила браться за поручни в метро. Но в погоне за защитой от вируса часто из поля зрения выпадают другие возможные источники заражения: например, мобильные телефоны, которые мы постоянно трогаем и кладем на поверхности, а потом подносим к лицу. Мысль об этом натолкнула 23-летнего Владимира Садкова и его 25-летнего партнера Дмитрия Юрченко на бизнес-идею: разработать портативный домашний обеззараживатель для предметов — как в маникюрном салоне, только мощнее.

Партнеры запустили проект EcoBox в разгар пандемии — в апреле 2020 года — и за девять месяцев сумели продать гаджетов на 6,1 млн рублей (3 млн рублей прибыли реинвестировали в маркетинг и разработку), а также заключить корпоративные договоры с «Росхимзащитой» и университетом «Синергия». Будет ли гаджет так же востребован после массовой вакцинации от коронавируса? 

Дорога к «Сити»

За свои 20 с небольшим лет Владимир Садков успел попробовать себя в нескольких кардинально разных сферах: организовывал концерты звезд лейбла Black Star, открыл два бара в «Москва-Сити», проводил благотворительные акции с тиктокерами-миллионниками и, наконец, занялся производством «антиковидного» гаджета, которым уже заинтересовались госкорпорации. Forbes поговорил с партнерами, клиентами предпринимателя и очевидцами его успеха и убедился, что все перечисленное оказалось возможно благодаря таланту «продажника», настойчивости и иногда случаю. 

Садков родился в Москве, его воспитывали мама — Алена Садкова, психотерапевт и в прошлом замдекана РАНХиГС — и бабушка-педиатр. Когда Владимиру исполнилось 14, его вместе с братом-близнецом Владиславом отправили учиться в Испанию — в частную школу Colegio Fundacion Aloha College Marbella. Бабушка продала дом во Владимире, купила таунхаус в испанском городе Марбелья и переехала туда вместе с внуками. Обучение оплачивала оставшаяся в Москве мама, которая «получала хорошие деньги как востребованный психолог и замдекана в РАНХиГС», поясняет Владимир. 

Впрочем, проучившись в школе шесть лет, братья решили вернуться в Россию: по словам Владимира, устроиться на престижную работу иностранцу, а тем более открыть свой бизнес в Испании было намного сложнее, чем на родине. Оба Садкова поступили на юридический факультет РАНХиГС, затем перевелись в Московский государственный лингвистический университет им. Мориса Тореза. 

Уже на первом курсе подвернулась доходная работа: организация концертов. Братья познакомились с тогдашним ивент-менеджером клуба RED на Болотной набережной Алексеем Савкиным, который помог провести дебютное для Москвы выступление казахстанского рэпера Jah Khalib. «Мы просто позвонили его концертному директору напрямую, тот удивился, что рэпера слушают в Москве — и согласился доверить нам организацию. Раньше о концерте в России там просто никто не задумывался», — поясняет Владимир. Они с братом разобрались в методах таргетирования в Instagram, запустили рекламу и продали 1200 билетов. Работали от имени ИП матери. Этот опыт, по словам Садкова, принес им 600 000 рублей гонорара на двоих. 

Когда Садковым исполнилось по 18 лет, они решили запустить первый «серьезный» бизнес — кальянную под названием High Lounge. К заработанным и сохраненным 600 000 прибавились еще 600 000 родительского займа. Этих денег, по словам Владимира, хватило на оплату двух месяцев аренды и «скромный ремонт» на 61-м этаже башни «Город Столиц» в «Москва-Сити». Правда, беспрецедентно низкая арендная ставка (точных цифр они не раскрывают) быстро нашла себе объяснение: через две недели после запуска арендодатель попросил Садковых съехать из-за того, что помещение оказалось не предназначено для коммерческой деятельности. «Мы в договоре ничего такого не видели, конечно, удивились. Но нам вернули все — и залог за аренду, и вложения в ремонт, поэтому разбираться мы не стали», — уверяет Владимир. По словам управляющего партнера юридической фирмы FTL Advisers Марии Чумановой, «если предпринимателей выселили досрочно по инициативе арендодателя, то компенсировать все убытки им действительно вполне могли». 

EcoBox
EcoBox

Стерилизуй это

Братья снова решили вернуться к тому, что у них хорошо получилось, — концертам. В High Lounge они познакомились с Егором Свистуном, который тогда руководил программой лояльности музыкального лейбла Black Star. Свистуну нравился кейс Садковых с Jah Khalib, он пообещал поговорить с концертными директорами знакомых артистов (в разговоре с Forbes Свистун это подтвердил). Итогом разговоров стали два концерта тогда еще начинающих рэперов L’one и Мот в небольшом клубе в Праге, организованные Садковыми и Свистуном. 

Гонорар и накопленные деньги братья решили вложить в новый бар в «Москва-Сити». Открылись на 38-м этаже в башне «Империя», тщательно проверив договор. Оборот в месяц составлял в среднем 1,1 млн рублей, чистая прибыль — 100 000 рублей на двоих. Через два года работы, в 2017-м, они получили предложения от агентов выкупить бар с оборудованием за 6 млн рублей и согласились. 

Деньги поделили пополам и переключились на интернет-маркетинг и SMM. Прошли ряд курсов и решили работать с блогерами. Первыми партнерами Садковых стали еще малоизвестные в 2018-м, а сейчас топовые звезды TikTok Рахим Абрамов и Дина Саева (10,5 и 5 млн рублей годовых доходов соответственно, по оценкам Forbes). Для Абрамова, например, Садковы продвигали его проект Happy Box — наборы с мелкой техникой (например, наушниками для телефона), которые он разыгрывал в соцсетях, с Саевой запускали онлайн-курс по раскрутке в TikTok. Блогеры на момент публикации на запросы Forbes не ответили.

Королева TikTok: как 20-летняя таджичка заработала миллионы рублей и завоевала миллионы подписчиков в соцсетях

EcoBoxGo
EcoBoxGo

С Рахимом Владимир Садков работал вместе с другом и партнером со временем кальянной в «Москве-Сити» Дмитрием Юрченко. Садкову нужен был специалист по рекламе, так он познакомился с Юрченко, который уже раскрутил и продал один ресторанный проект в Саратове, откуда родом. После окончания школы Дмитрий переехал в Москву, отучился на управленца в РЭУ им. Г.В. Плеханова и заочно в РАНХиГС на юриста. После выпуска вернулся в Саратов и открыл бар-ресторан Chilim Lounge Bar, который продал за 2 млн рублей. А затем, уже совместно с Садковым, запустил в Москве кондитерскую «Фризкейк». В 2019 году он продал и ее вместе с раскрученным аккаунтом в Instagram более чем с 100 000 подписчиков (сумма не разглашается). 

Однажды Садков и Юрченко разговорились о том, сколько новых бизнесов породила пандемия. И пришли к выводу, что до сих пор среди них нет такого, который бы защищал от попадания вируса в организм через поверхности, которых человек касается сотни раз в день — например, телефоны. «У меня есть подруга, которая работает в салоне красоты, и я вспомнил, что у них там стоят такие портативные стерилизаторы — коробочки, в которых ультрафиолет дезинфицирует инструменты. И подумал — а почему бы эту же простую технологию не использовать для обеззараживания предметов ежедневного обихода?», — вспоминает Владимир. 

Вместе с Юрченко они проштудировали статьи, которые подтверждали теорию о том, что мобильные телефоны «в сотни раз грязнее ободка унитаза», а COVID-19, который может среди прочих бактерий и вирусов попасть на телефон, способен сохраняться на поверхностях до 28 дней. «Мы едем в метро, держимся за поручень, этой же рукой отвечаем на звонок, а потом кладем телефон в карман — идеальное место для размножения бактерий. Дальше телефон снова соприкасается с лицом. То же самое с паспортами, деньгами, кредитными картами, ключами, очками и наушниками. И у нас тут же родилась идея производить решающий эти проблемы девайс», — описывает Садков.

Гаджет с двойным дном

Они набросали внешний вид и дополнительные функции девайса — например, хотели встроить в коробку беспроводную зарядку, чтобы телефон заряжался во время стерилизации. Придумали «двойное дно», в которое можно наливать эфирное масло: нагреваясь во время действия ультрафиолетовых лучей, оно испаряется через мини-отверстия и пропитывает, например, лежащую внутри маску. 

Затем нашли команду инженеров на аутсорсе, с которыми договорились о разработке прототипа гаджета. Одновременно запустили рекламу в Instagram. Все детали, микросхемы, корпус и сборку заказывали на одной из фабрик в Китае. На запуск ушло порядка 1,6 млн рублей личных накоплений. Продукт назвали EcoBox — с отсылкой к тренду на экологичность и желание «сохранить здоровье человечества, не навредив природе».

В верхней и нижней части гаджета расположены шесть ультрафиолетовых диодов с доказано бактерицидной длиной волны в  275-280 нм. Чтобы воспользоваться боксом, нужно открыть крышку, положить внутрь телефон или любую другую небольшую вещь — ограничений по материалам нет. Нажать на кнопку на гаджете и ждать — пять или 10 минут. За это время пространство наполняется озоном, производимым УФ-лампами, который усиливает бактерицидный эффект. Короткий режим подойдет, когда предмет стерилизуют регулярно, длинный — при первичной дезинфекции предмета или после долгого перерыва. 

Заряжать телефон прямо во время дезинфекции не получится — расположенный внутри бокса, зарядный элемент мог бы привести к возгоранию, поэтому его поместили на крышку бокса, куда можно положить «чистый» телефон и зарядить его без помощи провода.  

Сейчас поисковой запрос «бокс для обеззараживания телефонов», кроме продукта EcoBox, выдает девайс американской компании PhoneSoap стоимостью около $100. Садков уверяет, что американцы запустились позже них и не доставляют продукт за пределы США и Канады. Многочисленные аналоги можно также найти на маркетплейсе AliExpress стоимостью от 1000 рублей, а также в линейках компаний Samsung и Xiaomi. Садков настаивает: такого количества УФ-ламп, как у EcoBox, обеспечивающих полную стерилизацию, нет ни у одного конкурента, к тому же без русскоязычной инструкции многим сложно понять принцип действия девайса. 

Эффект Гамалеи

Первую партию в несколько десятков гаджетов (на производство ушло порядка 3 млн рублей) отдали блогерам-партнерам: Дине Саевой, Рахиму Абрамову и другим инстаграмщикам и тиктокерам, которые выкладывали посты и сториз о том, как работает EcoBox. Сколько было потрачено на работу с блогерами на этом этапе, Садков не помнит, но говорит, что за все время сумма составила порядка 2 млн рублей. 

Это помогло: на стартап стали обращать внимание СМИ и инвесторы. Так, например, бесплатно проконсультироать Садкова согласился Алексей Гриненко, инвестиционный менеджер ФРИИ. Он посоветовал зарегистрировать торговую марку, разработать фирменную упаковку, добавить русскоязычную инструкцию и — главное — провести лабораторные исследования, которые докажут эффективность гаджета в борьбе с вирусами и бактериями. 

DR
DR

Садков обратился в диагностический центр «ФИНИСТ» при НИЦЭМ им. Н. Ф. Гамалеи, где протестировать девайс согласились на коммерческих условиях — «взяли меньше 100 000 рублей», говорит Владимир. В переписке с Forbes представитель Центра Гамалеи подтвердил этот факт и объяснил, что исследование проводилось на трех мобильных телефонах, на дисплей которых помещали питательную среду с микроорганизмами, затем два из них помещали для стерилизации в боксы, а один, контрольный, протерли ватным диском без дезинфицирующих средств. Результаты исследования (есть в распоряжении Forbes) показали, что количество бактерий на поверхности двух телефонов, помещенных в бокс, снизилась на 98,1% и 100%, а на третьем телефоне, обработанном диском, — на 45,3%. 

Садков утверждает, что такая дезинфекция эффективна и от коронавируса (в анализе Гамалеи речи об этом нет), ссылаясь на итальянско-российское исследование и 288-й приказ Минздава «О санитарно-эпидемиологическом режиме лечебно-профилактических учреждений», в котором сказано, что ультрафиолет необходимо использовать при кварцевании медицинских кабинетов. «Ультрафиолет действительно уничтожает вирусы, но не все приборы с таким принципом действия обладают достаточной мощностью. Длины волны, как у обсуждаемого продукта, достаточно для уничтожения COVID-19, но гарантированная стерилизация происходит за 30, а не 10, и тем более пять минут, как заявляют основатели», — отмечает собеседник Forbes в Роспотребнадзоре. Просто обрабатывать предметы спиртосодержащими антисептиками — более эффективный способ борьбы с коронавирусом на поверхностях, считает он: «Антисептики работают гораздо быстрее, а бокс — это скорее мода такая, хороший коммерческий ход».

Чистый холодильник

С исследованием на руках Садков и Юрченко сумели привлечь первых корпоративных клиентов — университет «Синергия», который заказал 100 гаджетов для своего руководства, и корпорацию «Росхимзащита», куда поставили несколько сотен боксов. Обе компании подтвердили в разговоре с Forbes факт заказа. С «Синергией» Садков договорился о бартере: гаджеты взамен на видеорекламу перед началом и в перерывах онлайн-форума университета, с «Росхимзащитой» сотрудничество коммерческое, но сумма заказа не раскрывается.

Успели Садков и Юрченко привлечь и первые инвестиции: 6 млн рублей от фонда Indiv взамен на 30% компании. «Стартап предлагает развитие актуального направления повседневной безопасности в период пандемии. Сотрудничество мы находим перспективным и предполагаем, что стартап вырастет в стабильно развивающуюся компанию», — комментирует Татьяна Амитова, генеральный директор фонда. 

«Умная» изоляция: какой метод борьбы с пандемией самый эффективный

Сегодня EcoBox можно купить на сайте компании по цене от 3500 до 5000 рублей. Пик розничных продаж пришелся на декабрь — бокс активно покупали в качестве подарка, выручка за месяц составила около 1,8 млн рублей. Сейчас в компанию приходит от 3 до 25 заказов в день. Но основные надежды Садков возлагает на корпоративных клиентов: он уверен, что крупные корпорации в ближайшем будущем подхватят тренд на заботу о сотрудниках и станут массово закупать боксы, «как, например, сейчас они оплачивают работникам медицинскую страховку». По словам Садкова, он с партнером уже ведет переговоры о крупных поставках в одну из государственных корпораций, но детали разглашать отказывается. 

Падения спроса после окончания пандемии предприниматели не опасаются. «Кроме коронавируса с нами остается еще кишечная палочка, грипп, простуда и так далее. Люди, которые сейчас благодаря пандемии стали осознанными, будут относиться к своему здоровью внимательно всю жизнь», — уверен он. Чтобы поддержать интерес, EcoBox уже разрабатывает еще порядка 12 гаджетов, с которыми планирует выйти на европейский рынок: например, портативный обеззараживатель кнопок в лифте или УФ-стерилизатор, который крепится к внутренним стенкам машин, шкафов и холодильников. 

Дополнительные материалы

Роботизированные протезы рук и магазины «Редиска»: кому дали денег на этой неделе