К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Массовое заражение волнами: как москвичи подсели на вейксерфинг в пандемию и кто на этом зарабатывает

Фото DR
Ленты Instagram пестрят фотографиями и видео людей, катающихся за катером на досках — вейксерфах. В условиях закрытых границ в индустрии вейксерфинга произошел настоящий бум. Forbes рассказывает, как в России зародились вейксерф-клубы и за счет чего они расцвели во время пандемии

«К нам приходят люди и говорят: «У нас своя лодка на Майорке, но мы туда сейчас физически не можем попасть — вот и ходим к вам кататься», — пересказывает стандартную для последних летних сезонов беседу с клиентами сооснователь московского вейксерф-клуба Endless Summer Артем Халявин. «Границы закрыли, люди стали искать себе какие-то развлечения, а вейксерфинг в тот момент выходил в топ: у всех в Instagram появлялись видосы и сторис. Началось какое-то массовое заражение», — вспоминает 2020-й год совладелица другого вейксерф-клуба Wave Hunters Анна Абишина.

Но фоне роста спроса со стороны горожан, которым стало труднее отдыхать за рубежом, в 2020 году в Москве появилось много новых вейксерф-клубов и кратно возросла выручка старых. В 2021-м сразу несколько столичных игроков открыли точки в Геленджике.

Серфы против бордов

Вейк-рынок начал формироваться в Подмосковье и в Москве в начале 2000-х, рассказывает владелица клуба WakePeople Марина Коваленко. Поначалу его осваивали частные катера, которые «ловили» прохожих, либо катера на базах отдыха, вспоминает основатель вейксерф-клуба Local Surf Андрей Соколов.

Реклама на Forbes

По его словам, коммерческие клубы стали развиваться в начале 2010-х. Тогда в них катали только на вейкбордах — специальных досках с креплениями, которые перемещаются по воде за катером с помощью троса (фала). Один конец фала держит райдер, а второй крепят к катеру.

Впоследствии придумали балластные системы: катера стали наполнять мешками с водой (сегодня существуют автоматизированные балластные системы). Нагруженные лодки создают волну, которую райдеры используют как трамплин.

Затем с помощью балласта катера стали «заваливать» на один бок — это помогает сформировать одну большую волну, на которой райдер может кататься без фала, объясняет Марина Коваленко из Wake People. Для катания за таким катером появились другие доски, больше похожие на доски для серфинга. Новый вид катания назвали вейксерфингом.

В Москве клубов для занятий вейксерфингом поначалу было мало. «На момент 2013 года, когда я стал этим увлекаться, 70% райдеров катали на вейкборде», — вспоминает Андрей Соколов из Local Surf. Но со временем клубы стали переходить на новый вид спорта и к 2016 году уже две трети райдеров катались на вейксерфе, оценивает Соколов.

Катастрофические расходы в преддверии сезона: почему бизнесу на курортах России не хватает кадров

Волна на 25 минут

Основатель московского вейк-клуба Endless Summer, 44-летний Артем Халявин, как и многие, попал в эту сферу благодаря увлечению серфингом. Он восемь лет проработал в магазине спорттоваров для экстрима в Самаре, затем два года провел в путешествиях по Черногории, Египту, Маврикию и Бали, где подрабатывал инструктором по кайтсерфингу (катание по воде за счет тяги от воздушного змея — кайта). В 2008-м Халявин нашел вакансию пилота-буксировщика на частном катере в Москве и решил вернуться в Россию.

Клуб Endless Summer
Клуб Endless Summer

Владелец катера, на которого он работал, начинал кататься на вейкборде, после чего увлекся вейксерфингом. «Помню, когда мы в 2008 году начинали кататься на вейксерфе, проезжающие мимо лодки с вейкбордистами крутили пальцем у виска и говорили, что это выглядит смешно», — рассказывает Халявин.

В 2013-м Халявин и собственник катера вложили порядка $150 000 (около 4,6 млн рублей по курсу на 2013 год) в покупку еще одного катера бренда Nautique и еще столько же — в покупку лебедки и создание примитивного сайта. Часть денег Халявин скопил, другую — занял у друзей. На Бали в то время уже существовала серф-школа с названием Endless Summer — так же назвали московский клуб. «Мы договорились, что они будут рекомендовать своим московским клиентам-туристам продолжить тренировки у нас, а мы — советовать посетить их при поездке на Бали», — объясняет Халявин.

Первым делом партнеры придумали систему сетов: клиент мог забронировать один или несколько 25-минутных сеансов  и гарантированно получить услугу в назначенное время. «Раньше можно было договориться с тренером или пилотом на 10 утра, а покататься в итоге только в 12, — уверяет предприниматель. — Так происходило потому, что тарифы были поминутными, и клиенты катались столько, сколько хотели». За один сет партнеры стали брать 2500 рублей в будний день и 3000 рублей в выходной.

Вейк-клуб — сезонный бизнес, он зависит от погоды. Обычно сезон начинается в мае и заканчивается в середине октября. В первый же сезон у Endless Summer появился дополнительный партнерский катер. «Человек покупает катер и дает его нам в управление. Доходы делим в соотношении 65% на 35% в его пользу», — объясняет модель работы предприниматель.

Партнеры сходу стали вкладывать по 50 000 рублей в месяц в рекламу своего клуба в интернете. Вложения дали плоды, говорит Халявин: «Один наш катер в сезоне 2013 года отработал 1000 коммерческих часов, два других — суммарно столько же». Правда, возникали конфликтные ситуации с клиентами, признается предприниматель: «Люди еще не привыкли к сетам и часто опаздывали, хотя в условиях бронирования было прописано, что приезжать нужно за 15–20 минут».

Артем Халявин
Артем Халявин

Несмотря на бодрый старт, партнеры отбили стартовые вложения лишь на третий год работы. Основные расходы Endless Summer — это ремонт катеров, бензин и зарплата пилотов. «Мы окупились бы быстрее, если бы не рост конкуренции», — считает Халявин. По его словам, пилоты и тренеры, поработав в вейксерф-клубе один-два года, уходили и открывали свои такие же. «Естественно, они уводили за собой часть клиентов, потому что бизнес достаточно персонализированный. Нам приходилось искать и новых сотрудников, и новых клиентов. Из-за этого происходил отскок по выручке», — рассказывает он.

Капитанская папка: как моряк из Петербурга превратил хобби в бизнес на 150 млн рублей

Эффект Ивлеевой

В 2018 году интерес аудитории к вейксерфингу вырос. «Как раз в 2018-м был чемпионат мира по футболу, отличная погода, и водные виды спорта начали входить в жизнь каждого», — вспоминает Андрей Соколов из вейк-клуба Local Surf. Внес свой вклад в развитие ниши и Instagram, считает он: «Девчонки любят фотографироваться на лодках, причем многие даже не умеют кататься».

На этой волне поднялся вейксерф-клуб Wave Hunters. Его в 2019 году запустили бывшие супруги Анна и Рафаэль Абишины, а также отец Абишиной Александр Матевосян, ее сестра Карина Матевосян и друг Сергей Ворон. Абишины изначально тоже увлеклись вейксерфингом, затем катались на вейксерфах в клубах и за катером друзей. «А в 2018-м случилось такое крутое по погоде лето, что у нас закралась мысль сделать свой клуб», — вспоминает Анна Абишина.

Реклама на Forbes
Wave Hunters
Wave Hunters

Партнеры рассчитывали взять один подержанный катер, но в итоге, вдохновившись спросом, взяли два новых и даже построили дебаркадер с кафе и раздевалками. Все это обошлось им в 24 млн рублей. Основную часть средств вложили Абишины, помогли с инвестициями Ворон и Александр с Кариной Матевосян. Рафаэль Абишин тогда и по сей день работает директором по цифровому маркетингу в косметической компании Faberlic, Александр Матевосян — гендиректор и совладелец производителя кофе Almafood (там же работает Сергей Ворон).

В стартовом 2019-м Wave Hunters выручил всего 6–7 млн рублей и заработал несколько сотен тысяч рублей прибыли. «Мы ожидали получить больше, но начали сезон позднее плана и столкнулись с не очень хорошей погодой», — говорит Анна Абишина. «В 2019 году были дожди, и тогда катались только фанаты, кому все равно что идет дождь», — соглашается с ней Андрей Соколов из Local Surf.

Пандемический 2020-й для Wave Hunters оказался гораздо успешнее: выручка клуба возросла до 20 млн рублей, а прибыль — до нескольких миллионов рублей. «Из-за пандемии долго не открывали навигацию, мы смогли начать нормально работать примерно с 6 июня, — вспоминает Абишина. — Но несмотря на это, на 2020-й пришелся абсолютный бум. Даже те, кто уже давно работает, отметили, что это был самый жирный сезон. Нам повезло со всех сторон: и погода была крутая, и границы закрыли».

По ее словам, загрузка в пандемическое лето была максимальной и в будние дни, и в выходные: «Все сидели на удаленках и искали себе развлечения». В Wave Hunters приходили знаменитости, рассказывает она: «Настя Ивлеева у нас каталась и даже выложила к себе в Instagram фотографию со стаканчиком, где видно наклейку с нашим логотипом». Всего за сезон клуб с двумя катерами «накатал» 2500 коммерческих часов.

Анна Абишина
Анна Абишина

О заметном росте в 2020-м рассказывает и Артем Халявин из Endless Summer: «Мы открылись 4–5 июня. Помню, в первую неделю все звонили и спрашивали: «Неужели можно? Вы работаете по-настоящему?» По его словам, ранее традиционно пиковым по выручке месяцем был июль, но в пандемическом сезоне июньская выручка была сопоставима с июльской. Каждый катер Endless Summer за сезон «накатал» примерно 850 часов. За год выручка клуба выросла на 15%.

Реклама на Forbes

Микс рэп-баттлов и «Дома-2»: как в России расцвел рынок боев между блогерами и фриками

Обратная сторона роста

В 2021-м благодаря хорошей погоде и все еще действующим ограничениям на посещение многих зарубежных стран вейксерф-клубы продолжили расти. «Все заработали свое [в 2020 году] и купили себе еще больше катеров на 2021-й», — констатирует Абишина.

По словам Халявина, к новому сезону в Москве и Подмосковье стало на 20–30% клубов больше: «Как следствие, появилось очень много катеров. В Москве-реке стало невозможно кататься, потому что там попросту небезопасно». С ним согласна Абишина: «Многие сейчас просто покупают катера для души и дополнительно хотят на этом зарабатывать. Катеров на воде становится все больше и больше. Потребители не довольны, потому что на воде трэш».

Кроме того, многие акватории в Москве стали закрывать для катеров. Так, например, еще в 2018 году запретили катание на катерах в Строгинской пойме. По словам Халявина, в 2021 году кататься запретили и в акваториях у Royal Yacht Club и Chalet River Club.

Московский рынок оказался перегрет, заключает Андрей Соколов. На этом фоне, по словам Халявина, расходы на рекламу возросли на 50%, по сравнению с предыдущим годом (сейчас он тратит на рекламу порядка 150 000 рублей в месяц). Кроме того, усугубилась ситуация с арендой мест для катеров и их ремонтом. «Катеров становится все больше и больше, а специалистов, которые их обслуживают, больше не становится», — говорит Абишина. По словам Коваленко, катера стоят от 10 млн рублей, расходы на ремонт в среднем составляют от 400 000 до 1 млн рублей на катер за сезон, а аренда места для катера в яхт-клубах Москвы и Подмосковья стоит от 40 000 рублей в месяц.

Реклама на Forbes

Возросли и зарплаты пилотов, уверяет Коваленко. По ее словам, хорошие пилоты зарабатывают от 500 000 рублей в сезон. «При этом никто тебя не освобождает от трат на бензин», — добавляет она. Один большой катер, по ее словам, «съедает» 40 литров топлива в час.

Как россияне подсели на онлайн-марафоны в пандемию и кто зарабатывает на этом миллионы

Перспективный Геленджик

Ажиотаж в Москве, а также рост внутрироссийского туризма, привели к тому, что клубы стали развиваться и в других городах — от Санкт-Петербурга до Красноярска, говорит Андрей Соколов из Local Surf. По словам Халявина, особо сильно на этом фоне выстрелил Геленджик: «Многие московские клубы открыли там «споты», чтобы продлить осенне-весенний сезон».

Среди таких клубов — Wave Hunters Абишиных. «Мы в 2020 году два месяца поработали в Сочи, но поняли, что там волны и невозможно постоянно кататься. Поэтому перебрались в Геленджик — там бухта, и практически всегда можно спрятаться от волн», — объясняет Анна Абишина. Партнеры взяли в аренду у местного предпринимателя мини-отель и причал с прилегающей территорией у воды за несколько миллионов. Они организовали там вейксерф-клуб: приобрели еще два катера, отремонтировали фасады и крышу гостиницы, построили раздевалки и души. Суммарно на все это потратили порядка 30 млн рублей.

Партнеры также стали сдавать в аренду номера в отеле и места для катеров у причала. Большую часть доходов с мая по июль 2021 года принес вейксерф-клуб. До конца этого сезона филиалы в Москве и Геленджике принесут суммарно 40 млн рублей выручки, прогнозирует Абишина.

Реклама на Forbes

В Геленджике хороший спрос, когда в Москве не самый сезон — в апреле-мае и сентябре- ноябре, говорит она: «Но мы зашли сюда на все лето. В этом году, пока мы только открылись, не все было так хорошо, как мы планировали: стройка затянулась, мы отработали меньше. Но это проект на перспективу». Новый рынок активно развивается и становится привлекательным для туристов, верит Абишина: «Сюда уже зашли крупные рестораторы (например, Новиков), Абрамович строит отели. В ближайшие пару лет откроют большую яхтенную марину. В общем, Геленджик — это будущее отечественного качественного отдыха».

Интерес к вейксерфингу не спадет и после открытия границ, уверен Артем Халявин из Endless Summer: «Понятно, что те, кто жил и катался на Майорке, перестанут к нам ходить после открытия границ. Но львиная доля людей останется». Благодаря пандемии осведомленность людей о вейксерфинге стала расти в геометрической прогрессии, считает он: «Каждый клиент приводит к нам от одного до пяти новых клиентов. Этот рынок уже не в той стадии, когда о нем знают только пионеры. Теперь мы на следующей стадии — задача лишь в том, чтобы привлечь к себе внимание клиента».

В конкуренции за внимание выиграют те, кто сумеют найти новые, еще не сильно занятые акватории, и построят там не просто вейк-клубы, а целые комплексы для отдыха, рассуждает Абишина. Она прогнозирует, что частников со старыми катерами заместят крупные клубы с дополнительными развлечениями и инфраструктурой. «На вейксерфе катаются люди с деньгами, — заключает она. — Естественно, они хотят сервиса: чтобы можно было не только покататься на крутом катере с классным пилотом и тренером, но и вкусно поесть, и увидеть какие-то еще водные развлечения, остаться на ночь».

Сервис профориентации для детей и соцсеть с картой событий: кому дали денег на этой неделе

Сервис профориентации для детей и соцсеть с картой событий: кому дали денег на этой неделе

Фотогалерея «Сервис профориентации для детей и соцсеть с картой событий: кому дали денег на этой неделе»
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021