«Надо окружать себя людьми, которые хотят работать»: блогер Дима Масленников о том, как сложно собрать команду и почему друзьям не нужны контракты

В новом выпуске «Forbes Digest» мы спустились в подземелье с одним из самых известных российских ютуберов Димой Масленниковым. Почему он живет в «хрущевке», что его раздражает в Москве и сколько стоит реклама у топового блогера?

На его главном канале уже более 10 млн подписчиков и в рейтинге блогеров с самыми высокими доходами от рекламы Дима Масленников занимает девятое место — $780 000 в год.

Популярность пришла к Масленникову после запуска проекта GhostBuster («Охотник за призраками»), где он исследует заброшенные объекты, замки и катакомбы. Он также выпускает шоу «Проверка Лайфхаков», WTF и «101 дело». Достучаться до аудитории блогера пытаются не только популярные у зумеров бренды, но и Центральный банк: в одном из роликов регулятор разместил рекламу «Системы быстрых платежей».

Пентхаус в Москва-Сити vs «хрущевка» на Соколе

«Я расстался с девушкой и сейчас ищу новое жилье, снова 30-метровую «хрущевку». Я не вижу особого смысла снимать себе какие-то невероятные хоромы, потому что я прихожу домой по большей части спать. Иногда я даже до дома не дохожу. Я захожу в студию, там диван, я падаю на него, просыпаюсь и иду дальше. Не вижу какого-то особого понта в том, чтобы жить где-нибудь в особенном месте типа Москва-Сити. Да, возможно, прикольно пожить месяц, посмотреть, что это такое, потому что все считают это каким-то невероятным местом концентрации пафоса и роскоши. Но, мне кажется, через пару месяцев меня бы это просто достало. Потому что там неудобная развязка, неудобно добираться.

Я живу в районе Сокола и Октябрьского поля, это старые районы, очень зеленые, там очень много сталинских построек и мне там просто комфортно. У меня есть своя квартира, 70 кв. м, но я купил ее в абсолютно черновом виде, то есть, голые бетонные стены. Я думал, что ремонт будет стоить чуть-чуть дешевле, но потом посчитал и теперь что-то руки не доходят конкретно этим заняться этим. Не хочется выкинуть огромное количество денег, а тебе сделают какую-то невероятную ахинею, а так чаще всего и происходит».

Про рекламу

«Forbes оценил мои доходы примерно в $780 000. Но из этого надо вычесть налоги, аренду студий, постройку локаций, и остается не так уж много. Естественно, я зарабатываю на этом, было бы странно уходить в ноль. Но мы тратим колоссальные суммы на продакшн по меркам YouTube. Например, «Перевал Дятлова» был действительно дорогим, потому что надо было организовать профессиональную экспедицию на сам перевал. Добраться туда, привезти людей. Только экипировка на этот поход плюс рюкзаки и спальники обошлись в 300 000 рублей.

Еще проблема была сезоне, туда можно ходить летом и зимой. А у нас так получилось, что мы пошли туда в октябре, в самое проблематичное время для похода. Во-первых, медведи еще не спят. Они готовятся к спячке и порой очень голодные. Во-вторых, реки, по которым можно спокойно ехать зимой, еще не замерзли. Огромное количество проблем и все это выливается, естественно, в копейку. Эти три серии стоили несколько миллионов. Но это была коллаборация с каналом ТНТ, в поддержку сериала «Перевал Дятлова», и очень много вещей они нам предоставили на бартерных условиях. Например, они организовали саму экспедицию, оплатили билеты. Я очень давно хотел на перевал, а тут подвернулась возможность еще и заработать на этом.

Загадка Антона Лапенко: как комик из многодетной семьи стал звездой YouTube и зарабатывает миллионы на ностальгии по 90-м

Интеграция в моих выпусках стоит по-разному. В «Перевале Дятлова» это было около 1,5 млн рублей. Мы показывали кадры из сериала и фотографии того, как это было в жизни. Но из этих денег надо вычесть процент рекламному агентству и налоги. Расширенная реклама стоит дороже, но мы стараемся ее вообще не брать. Чем меньше рекламы, чем она плотнее сделана, тем лучше. Мы стараемся ее вставлять в какие-то самые интересные моменты, чтобы люди точно посмотрели интеграцию и продолжили смотреть выпуск. Думаю, реклама лучше работает, когда она интегрирована в контент, а не явная, но пока рекламодатели еще старой закалки и не до конца понимают этой фишки».

Никаких контрактов

«У меня есть ребята, мои друзья, которые со мной работают. Это Стас, Эмиль и Даник. Они помогают мне и параллельно делают свой контент. Наши отношения выстраиваются так: у меня есть канал, они на нем снимаются и от этого получают PR, их все больше и больше узнают. И люди, которые сидят и думают кто такой Эмиль, просто вбивают имя в поиск и попадают уже на его канал и смотрят контент там. Это такие взаимовыгодные условия, синергия. Я помогал ребятам открывать каналы, в финансовом и в креативном плане, и по их каналам я партнер и получаю процент с их рекламных доходов. То есть, у нас отношения как у продюсера и артиста. Но естественно, это самостоятельные единицы, мы их ни в чем не ограничиваем. Контракты я ни с кем не подписывал.

Это все мои друзья, мы дружим по 13–14 лет. Это люди, которые всегда приходят мне на помощь, в любой самой экстраординарной ситуации, поэтому я максимально в них уверен. И если они захотят сами чем-то заниматься, пусть занимаются, тут вопросов нет».

Уральская простота

«Моя родина — Усть-Катав (город в Челябинской области, население около 21 000 человек. — Forbes). Но я бы не хотел там жить. Я люблю скорость, я люблю движуху, когда что-то происходит, поэтому я очень люблю Москву. Я пытался ездить в Питер, но не могу там жить, потому что они все ну очень медленные. Они кайфуют по жизни, еще и дождик за окном, грустят. Вот я не могу там жить, мне нужна скорость, а в мелких провинциальных городах, естественно, этого нет.

Я ездил на родину года полтора назад, снимать влог, и я прошелся по городу, посмотрел и сказал еще раз спасибо папе за то, что перевез всю семью в Москву. Я живу здесь уже 12 или 13 лет и менталитет у меня уже смешанный, уральский с московским. При этом я не понимаю Москву по многим вопросам. Точнее, я ее понимаю, но не воспринимаю как должное некоторые моменты. Этот чрезмерный пафос, из всех щелей просто лезет. У меня в районе два золотых мерседеса стоят. Золотой мерс, ну что это за фигня?! Везде Gucci, Louis Vuitton, обязательно пройтись с пакетиком из ЦУМа. Причем этот пакетик куплен на «Садоводе» (крупнейший в России центр оптово-розничной торговли. — Forbes), но все равно, надо чтобы Gucci, Louis Vuitton и все дела. Этого в Москве очень много.

Я до сих пор не понимаю местных цен на недвижимость. Это просто лютый ****** [очень дорого], чтобы хата стоила 30 лямов, вообще непонятные для меня цифры. Во многом, наверное, мне нравится в Урале простота, это прикольная штука. Потому что она идет вразрез с этим московским гиперпафосом, и мне ближе другой вариант, попроще».

Империя Эльфа: как бывший торговец вымышленной валютой зарабатывает миллионы на раскрутке блогеров

Про образование

«В плане учебы родители меня прямо штырили. Тут все просто — папа золотой медалист, значит и я должен быть золотым медалистом. У брата слетела медаль, в 11-ом классе, его шпыняли за это. И у меня не было вариантов накосячить, надо было получить золотую медаль, ну и вообще учиться. Потому что каких-то других вариантов пробиться, кроме как получить хорошее образование и зарабатывать деньги, родители не видели. Да и платить за образование денег не было.

Я выиграл всероссийскую олимпиаду по экономике и поступил в университет вообще без ЕГЭ. Учился в Финансовом университете при Правительстве Российской Федерации, по направлению «финансовый инжиниринг». Но сложно использовать управление деривативами в блогинге, хотя какие-то базовые знания в экономике, понятное дело, я использую.

Что касается образования, я считаю это очень важная штука. И школьное образование, и университет, это обязательная вещь, которую должен пройти человек. В учебе нет ничего супер сложного. Вот я учился, готовился к экзаменам. Я учил биологию, химию, физику, какие-то знания по истории получал, математику, русский, литературу. Все это в совокупности дает мне какой-то базис, с помощью которого я могу взаимодействовать с людьми и поддерживать разговор. Мне просто удивительно видеть, когда многие люди не знают кто такие, например, староверы. Ты сидишь и думаешь: «Господи, откуда ты вылез?». Да, есть известные люди, которые и без образованию зарабатывают большие деньги. Но мне кажется, что блогеры и артисты это исключение из правил, а не подтверждение того, что образование не нужно. То, что Даня Милохин зарабатывает миллионы и ездит на Майбахе это, скорее, исключение из правил. Так вот звезды сошлись, что парню из детдома повезло и он в итоге стал одним из самых успешных артистов в России. Но тот же Илон Маск тоже пример для многих людей, или Павел Дуров».

Шаурма — не бизнес

«У нас рядом со студией находилась очень вкусная шаурма, и в какой-то момент ее прикрыли. Мы по району ходили, искали какие-то варианты, но ничего не находили. В итоге, мы пришли на съемки к нашему Супер Стасу, он как раз обозревал какую-то шаурму. Я пробую — ну полное дерьмо. И прямо в кадре говорю, что, мне кажется, я лучше сделаю. И меня просто пацаны поймали на слове, мы договорились, такая история для влога, что мы просто от балды открываем шаурму за месяц. Это очень сложный бизнес, отвратительный. Я думал, что все это намного легче, но по-настоящему фуд-индустрия — это гигантский геморрой. По сути, это не бизнес.

Это такой прикол, который я хочу сохранять, но заниматься им на профессиональной основе, конечно, не супер интересно. Потому что в среднем точка шаурмы, если делать ее по-нормальному, с хорошими продуктами, приносит 100 000-150 000 рублей в месяц. Примерно одна десятая моей рекламной интеграции. Причем это в лучшем случае, а так иногда это намного меньше, потому что оборудование ломается и его надо чинить или еще что-то происходит. Первая точка обошлась нам в 2 млн рублей, хотелось сделать ее нормально, не окошком в стене. И мы очень много делали своими руками — стены красили, выбирали технику с ребятами, которые нам помогали. Вторая точка сделана уже силами управляющего и ребят, которых он нанял, но мы все моменты контролировали».

Цензура в YouTube

«YouTube стал намного более жесткой площадкой. Раньше там такие видео загружались где и кровища, и все что угодно могло быть. Сейчас ты практически не можешь ничего подобного запускать. Если материшься в кадре, у тебя снимают монетизацию с ролика. Если снимают монетизацию, ролик не продвигается платформой. Но я ничего особо плохого в этом не вижу, потому что, по большей части, эта цензура касается каких-то аспектов морали и всего, что выходит за рамки уголовного кодекса. Лично я вообще не вижу разницы, мне не стало сложнее делать видео. У нас все ролики с зеленой монетизацией, потому что мы соблюдаем все правила.

«Все должно быть сахарно-мармеладным»: Николай Соболев о цензуре на YouTube, музыкальной карьере и тиктокерах

В том же «Перевале Дятлова» мы замазали все фотографии, потому что там трупы, тела. Когда я изучал уголовное дело про перевал Дятлова, я действительно три месяца смотрел на эти трупы, я к ним более-менее привык уже. Но когда я увидел это в первый раз у меня, конечно, был шок. А если это посмотрит какой-нибудь ребенок 10-12 лет он может действительно испугаться. Поэтому мы подобные вещи, естественно, замазываем или убираем».

О команде

«Я жесткий руководитель. Но я не штрафую, я матерю. Мы ругаемся по большей части с людьми, которые у нас очень давно, и с которыми мы в первую очередь дружим. На друга наорать можно, но я стараюсь, чтобы для ребят были максимально хорошие условия. Допустим, у нас принято что раз в год я куда-то вывожу основных членов команды, человек 9-10. Первый раз мы выезжали на Кипр, два года назад. В прошлом году в Дубай, в этом году в Египет, так как все закрыто.

Я до сих пор не понял как собрать хороший коллектив, хотя уже несколько раз менял многих новичков в команде. Кто-то что-то не хотел делать, кто-то говорил, что YouTube это полное говно и уходил, кому-то это вообще переставало нравиться. Сейчас, со временем, я понял, что в первую очередь надо окружать себя людьми, которые хотят работать. Если человек не хочет, хоть немного ленится, забивает на какие-то основные обязанности, он идет в жопу. Когда нет инициативности в человеке, это надо пресекать.

У нас в команде все равно остаются люди, которые кладут болт на многие вещи, но их все меньше и меньше. Сейчас пришло много ребят, которые действительно рвут свои причинные места на британский флаг, чтобы добиться успеха, и это действительно круто. Они радеют за контент. Когда люди хотят и делают все для того, чтобы команда продвинулась. Потому что, так или иначе, от успеха канала зависят все».

Деньги и работа в кайф

«Деньги — это очень важная штука в жизни, потому что бабки — это инструмент. Инструмент для всего. Когда у тебя встает вопрос о здоровье близких, когда какая-нибудь операция стоит 5-6 млн, это просто невероятные суммы... Я считаю, что надо зарабатывать, чтобы, как минимум, избежать ситуаций, когда надо искать деньги. Когда от этих чисел на счету зависят здоровье и жизнь твоего близкого.

Еще деньги это инструмент для узнавания чего-то нового. Чтобы была возможность куда-то слетать, что-то новое посмотреть, куда-то залезть. И круто, если вы нашли свое дело и зарабатывание денег вам в кайф. У меня был период, когда я хотел стать палеонтологом, потом ученым, потом занимался хореографией, потом хотел стать физиком, потом в экономику пошел и вот, в итоге, я блогер. Каждый человек, мне кажется, проходит огромное количество вот этих моментов перевода своего внимания в совершенно другое русло. Если вам действительно это нравится, будь то физика или, может, вы жутко хотите заниматься орнитологией, прямо хлебом не корми, дай голубей поизучать. Пожалуйста, на здоровье, изучайте голубей, если вам действительно это приносит кайф.

И, скорее всего, не надо слушать мнение других. Все равно ваши родители, братья, сестры и особенно ваши друзья никогда за вас жизнь не проживут. И если где-то в 40 лет вы очнетесь и поймете, что, мать твою, я занимался всю жизнь не тем, чем я хотел, и будете грустно смотреть из окна своего дома, никому лучше от этого не станет. Но, возможно, если вы займетесь тем, что вы хотите, вы также просретесь. Но никто не застрахован от этого исхода. Поэтому лучше попробовать, чем никогда не дойти до этого».

Дополнительные материалы

Звезды YouTube: рейтинг блогеров с самыми высокими доходами от рекламы