В поисках деятельного раскаяния: как ФНС будет пересчитывать налоги по оспоренным сделкам

Фото Алексея Зотова / ТАСС
Фото Алексея Зотова / ТАСС
ФНС приняла новый документ, по которому налоговики будут пересчитывать налоги по оспоренным сделкам. Недобросовестные компании, уходившие от выплат с помощью фирм-однодневок, все равно могут претендовать на налоговую реконструкцию и значительно уменьшить доначисления, но с одним условием — нужно раскрыть подробности всех существующих сделок

Федеральная налоговая служба (ФНС) подготовила итоговую версию инструкции, как бороться с уходом от налогов с помощью фирм-однодневок. Письмо за подписью замглавы ФНС Виктора Бациева от 10 марта есть у Forbes, его подлинность подтвердил источник, принимающий участие в обсуждениях изменений. В ФНС подтвердили Forbes подлинность документа. 

Официально инструкция должна была быть опубликована еще до конца декабря. Forbes рассказывает, с чем борется ФНС, какие послабления предлагает, в чем проблема «карательных мер» для самого бизнеса и какие последствия возможны после одобрения новой инструкции.

Как следят за налогами сейчас

Один из распространенных поводов для налоговых претензий — это использование фирм-однодневок или офшорных компаний для необоснованного получения налоговой выгоды — НДС. Со своей стороны, ФНС нередко пытается доказать, что такие операции проводятся только на бумаге для получения вычетов НДС или же для раздувания расходов. С 2006 года рынок ориентировался на постановление пленума Высшего арбитражного суда. Суд предписывал в случае выявления схем налоговой оптимизации все же проводить реконструкцию, то есть учитывать только реально понесенные расходы и не допускать двойного, избыточного налогообложения. Но в 2017 году от этой идеи отказались, когда появилась статья  54.1 Налогового кодекса (НК).  

Скальпель для экономики: смогут ли власть и бизнес договориться о контроле за налогами

Тогда же в Налоговом кодексе появились уточнения, что можно считать злоупотреблением: учет фиктивных сделок, а также операции без разумных экономических причин, сделки с единственной целью сэкономить на налогах. Это вызвало критику экспертного сообщества. 

Так, устранять излишние «карательные меры» (доначисления и штрафы) в ноябре прошлого года предлагали в Аналитическом центре при правительстве, писал РБК. Компаниям, пойманным на необоснованной налоговой выгоде, предлагалось доначислять налоги, исходя из того, сколько они должны были бы заплатить, если бы не применяли схемы налоговой экономии. Как раз эта схема применялась до 2017 года. Но инициативу вновь отклонили.  

Почему это не нравилось бизнесу

Из-за действующих правил налоговики доначисляли налоги не с прибыли, а с выручки, и в результате доначисления могли значительно превышать сам заработок бизнеса, напоминает адвокат коллегии адвокатов «Люди дела» Денис Зайцев. Кроме того, многие предприятия просто «не доживают» до судов и возможности оспорить результаты проверок. «Иногда суммы штрафов и доначислений непосильны для компаний», — говорит Зайцев. 

Кроме того, статья 54.1 НК требует от предпринимателей тщательной и рутинной проверки контрагентов и их деятельности. Например, признаком ухода от налогов можно считать исполнение работ не тем лицом, с кем непосредственно заключен договор. «У бизнеса не всегда есть возможность отслеживать это, тем более проверки несут за собой дополнительные издержки», — напоминает Зайцев.

По данным консалтинговой компании «КСК Групп», есть как минимум семь случаев доначислений свыше 1 млрд рублей. Самая крупная сумма у «Моршанской табачной фабрики» — 1,9 млрд рублей. В 2017 году областной Следственный комитет возбудил уголовное дело на гендиректора фабрики Андрея Метальникова за поддельные счета и неуплату налогов.

Минфин назвал «новым» для себя предложение СК ужесточить наказание за налоговые преступления для физлиц

Для одной из крупнейших транспортно-логистических компаний «Деловые линии» доначисления в 2016 году составили 1,6 млрд рублей. Тогда счета компании были арестованы, но компания погасила долг. 

В списке есть IT-компания «Ланит» (1,4 млрд рублей), а также «Корчма Тарас Бульба» (1 млрд рублей), где за два года до решения суда сотрудники МВД проводили обыски. Для «Уралкалия» доначисления составили около 0,98 млрд рублей, суд утверждал, что компания снижала доходную базу, которая облагается налогами. Еще 10 млрд рублей было доначислено Deutsche Bank, что чуть не привело его к банкротству. Но спустя несколько месяцев ФНС отказалась от претензий. Все компании категорически не соглашались с решениями налоговиков и пытались оспорить их. 

Время раскаиваться: чем грозят бизнесу новые правила ФНС

Устранить «карательные меры» предлагал правительству бизнес-омбудсмен Борис Титов. При этом, как указывал РБК, в самом ФНС проблемы не признавали. «На сегодняшний день есть около 180 споров с налогоплательщиками по статье 54.1 НК в судах. Я сомневаюсь, что эти цифры можно назвать очень большими для всей Российской Федерации», — говорил в феврале этого года глава ФНС Даниил Егоров. 

Что предлагает ФНС и какие последствия могут быть

Теперь же ФНС возвращается к идее налоговой реконструкции, даже если компания организовала схему самостоятельно. Теперь налоговики хотят «деятельного раскаяния». Для этого фирма должна раскрыть подробности реальных сделок и операций и доказать понесенные затраты. Задача налоговиков — доначислить ровно столько средств, сколько бюджет потерял из-за незаконной схемы. В качестве аргумента ФНС приводит позицию Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда: о недопустимости создания формальных условий для взимания налогов сверх того, что требуется по закону. 

Теперь налоговая, согласно документу, может принять для целей налогообложения часть затрат даже если установлено, что в цепочке контрагентов есть «технические» компании. «В письме указана позиция, что если компания организовала схему ухода от налогов с использованием технических компаний, но при этом доказала, что обязательства по сделке исполнило другое лицо, то она может учесть расходы и получить вычеты в части реального исполнения. Главное условие — компания должна раскрыть информацию по сделке, а также принимать активное участие в доказывании параметров операции с реальным  исполнителем», — говорится в комментарии ФНС Forbes. 

При этом в случае, если установить лицо, реально предоставлявшее услуги, невозможно — налогоплательщик теряет право на налоговый вычет НДС, а в отношении его расходов будет применятся не прямой, а расчетный метод начисления налогов.

Покидая Кипр: как адаптировать бизнес к новым налоговым условиям

С одной стороны, такое толкование статьи 54.1 НК России облегчит задачу бизнесу, утверждает Зайцев. «С таким письмом яснее становятся правила игры. Но при этом бремя доказывания размера понесенных расходов ложится на налогоплательщика. Это не совсем правильно, ведь сперва налоговая должна доказать, что заявленные расходы необоснованны и была схема, и ФНС по сути предлагает согласится с этим решением еще на этапе акта проверки. А у нас 99% споров с налоговым органом заключаются в том, что с контрагентами все в порядке или налогоплательщик о нарушениях просто не знал», — говорит эксперт.

Есть риск, что у компании может не быть всех необходимых документов и информации, говорит руководитель направления разрешения налоговых споров Bryan Cave Leighton Paisner Александр Ерасов. «Риски доначислений из-за контрагентов все равно остаются даже для вполне добросовестных компаний, и нужно проверять контрагентов еще тщательнее», — подчеркивает юрист.

Дополнительные материалы

Кто из миллиардеров хочет платить больше налогов