«Мечтать в таких условиях очень сложно»: как новости о Белоруссии, Навальном и Фургале мешают вести бизнес в России

Фото Павла Кассина / ТАСС
Фото Павла Кассина / ТАСС
Работа небольших парикмахерских и кафе, казалось бы, от политической повестки не зависит. Но сообщения об акциях протеста и задержаниях вкупе с нестабильной на фоне пандемии экономической ситуацией негативно влияют на малый бизнес в России — как финансово, так и психологически. Как жить и работать в условиях тотальной неопределенности, в колонке для Forbes рассуждает предприниматель Андрей Шубин

Андрей Шубин — сооснователь сети барбершопов Boy Cut, кроссфит-клуба MSK CrossFit & Fight Club и кофейни Finch Coffee. Ради своего бизнеса семь лет назад он ушел с позиции маркетолога в Unilever и за это время вместе с партнерами Назимом Зейналовым и Александром Гудковым (экс-лидером команды КВН «Федор Двинятин», соавтором шоу «Вечерний Ургант», продюсером Comedy Woman и нескольких шоу на YouTube) открыл три прибыльных бизнеса. Оборот всех компаний Шубина и его компаньонов до пандемии, по оценке Forbes, составлял около 15 млн рублей в месяц, но во время карантина от этой суммы осталось всего 5-10%.

В очередной колонке для Forbes предприниматель рассуждает, стоит ли предпринимателю высказывать гражданскую позицию от имени бизнеса и как вести дела, когда горизонт планирования «скукожился до минимума».

Ковид-импотенция

Как гласит один актуальный мем, сейчас у всех людей есть три вещи: право на жизнь, возможность быть счастливым и знакомый из администрации, утверждающий, что в сентябре мы снова сядем на карантин. На самом деле никто не знает, что будет дальше. И хотя время само по себе кажется довольно спокойным — у нас, в отличие от соседей-белорусов (ребята, я с вами!), нет предпосылок к госперевороту, новых кровожадных законов или поражающих воображение правил Роспотребнадзора, а шок от пандемических ограничений подутих — быть уверенным в завтрашнем дне и заниматься долгосрочным планированием заставить себя крайне сложно.

Бизнес сам по себе — мероприятие рискованное, и бросая офисную работу со всеми ее фишками и привилегиями (стабильная зарплата, трудоустройство, у кого-то даже страховка, перспективы роста, да пенсия, в конце концов), я знал, на что шел. Но «черных лебедей» в этом году слишком много. И они слишком жирные.

«Вот довысказываешься и у тебя тоже «случайно» обнаружат что-то незаконное. Нужно оно тебе?»

Предводитель этой лебединой стаи — безусловно, пандемия. Она, сама того не желая, поставила ребром целый ряд вопросов. И непосредственное выживание бизнеса в период всеобщей самоизоляции самый простой из них. Для многих уцелевших (до сих пор не пойму, радоваться ли причастности?) предпринимателей пошатнулись главные устои — цели и ресурсы для развития. Помните «Побег из Шоушенка»? Престарелый заключенный Брукс провел за решеткой 50 лет и, получив наконец возможность выйти из тюрьмы, отказывается: на воле у него нет абсолютно ничего.

Аналогия мрачная и может показаться не очень релевантной, однако мои ощущения схожи с теми, что переживал Брукс: выйдя из изоляции, снова открыв кофейни, спортзал и барбершопы, мы обнаружили, что людей «на воле» либо мало, либо нет вовсе. Обратно «за решетку» не хочется совсем, но планировать и мечтать в таких условиях очень и очень сложно: горизонт планирования скукожился до минимальных размеров и продолжает сокращаться.

А ведь масштабирование, рост и диверсификация естественное состояние практически любого бизнеса. Все семь лет мы придумываем, как поменять и заставить идти в ногу со временем текущие продукты и услуги, и придумываем новые. Сейчас заниматься этим почти невозможно: непонятно, кто будет их покупать и будут ли у людей деньги и потребность в том, что мы предлагаем.

Рисковать нельзя молчать

Всякий раз, когда в нашей стране происходит что-то вопиющее — арест журналиста средь бела дня, задержание губернатора и отказ судить его дома, как полагает закон, внезапное впадение в кому лидера оппозиции, — на повестку дня выходят два вопроса: как с этим жить мне лично и как реагировать моему бизнесу. Скорее, реагировать ли вообще. Все мы помним, насколько массовой и всеобъемлющей была поддержка Ивана Голунова в дни, когда он был арестован. Было приятно видеть, как люди, заявляющие о своей аполитичности (что, на мой взгляд, уже почти непозволительно, но это отдельный разговор), открыто высказывались о недопустимости подобного поведения властей и агитировали выходить на мирную акцию в поддержку журналиста.

Случилось в тот раз и нечто особенное: в процесс активно включился малый бизнес. Многие магазины, кофейни, барбершопы и рестораны вешали на своих предприятиях плакаты с уже ставшей символом полицейского произвола фразой «Я/МЫ ГОЛУНОВ».

«Хотим, чтобы о беспределе узнали все»: бизнес, который не побоялся поддержать Ивана Голунова

В те дни во мне жил конфликт, в корне непонятный западному предпринимателю. Одна моя часть рвалась поддержать Голунова, обратить внимание людей на этот ужас, использовать бизнес, чтобы повысить огласку и не допустить того, чего, слава Богу, не произошло,  заключения под стражу невиновного человека. Другая же часть говорила примерно следующее: «Зачем тебе в это соваться, рисковать бизнесом, людьми, всем тем, что ты строил столько лет? Вот довысказываешься — и у тебя тоже «случайно» обнаружат что-то незаконное. Нужно оно тебе?»

Такой выбор приходится сегодня делать и гражданам Белоруссии. Если будут назначены новые выборы — сотни тысяч людей, вышедших на улицы с лозунгом «Уходи!», станут истинными борцами за правду, свободу и справедливость. Если нет — могут огрести от текущего режима по полной. Среди протестующих есть и студенты, и рабочие заводов, и предприниматели: требуя от руководства страны ответа, они рискуют всем — собственной свободой и будущим.

Российская закалка

Но вернемся в Россию. На внутреннем фронте тоже без перемен: с 2021 года по всей стране перестанет действовать налоговый режим ЕНВД, который был придуман для упрощения жизни самой многочисленной в России когорты предпринимателей — небольших книжных и одежных магазинов, химчисток, грузоперевозок и прочих товаров и услуг, из которых состоит повседневная жизнь. Что станет с ними после поднятия налоговой ставки (а все альтернативы, насколько я понимаю, сложнее и затратнее), учитывая пандемические реалии, непонятно. И хотя у меня самого патент, а не ЕНВД, за коллег больно и обидно.

Рана от того, как обошлось государство с малым бизнесом в пандемию, свежа и вряд ли затянется полностью. Как я писал ранее, самый острый вопрос — с арендными платежами — правительство так и не помогло решить, и именно это, как показывает моя фокус-группа, чаще всего становилось причиной закрытия: не смогли тянуть огромные арендные платежи при полном отсутствии выручки.

«Пандемия рано или поздно будет побеждена, а президентские выборы у нас только в 2024-м»

Экстравагантные новости не так давно поступили из Петербурга. Указом, который подписал Владимир Путин, по всей стране запретили продавать спиртные напитки в барах площадью менее 50 кв. м (и хотя губернатор Александр Беглов пообещал не закрывать бары, которые «не мешают горожанам», суть не меняется). Под угрозой оказались сотни легендарных заведений, не только в Питере, но особенно в нем: центр города буквально напичкан подобного рода барами. Один условный предприниматель очень долго мечтал о своем месте, долго откладывал, занимал и, наконец, сделал любимый местечковый бар. Другой, более опытный, инвестировал по-взрослому — привлекал средства, строил сеть. И тот и другой находятся на грани полнейшего краха — сложно представить, как в случае принятия инициативы такая модель адаптируется под новые реалии. Вероятно, обладатели железных яиц смогут найти в себе силы и веру для чего-то нового и начать все с чистого листа, но остальные, скорее всего, на долгие годы возьмут на вооружение фразу «свой бизнес — больше никогда!».

В процессе дискуссий на тему безопасности и возможности мечтать о бизнесе по-крупному я часто слышу от людей что-то типа «делай все по закону, не высовывайся, и все будет хорошо». К сожалению, правила игры не так просты. И что хуже, они еще и не до конца известны: законы, как видно, могут иметь обратную силу или корректироваться в процессе. Да и потом, как не высовываться-то?

Не могу сказать, что все происходящее добавляет управлению бизнесом перчинки, но определенно закаляет и уж точно (по крайней мере пока) не ставит под вопрос сам факт ведения бизнеса для меня. Если вырваться ненадолго из ада сыплющихся ежеминутно пугающих новостей, становится ясно, что пандемия заставила оптимизировать процессы как никогда прежде. Мы сокращаем косты, придумываем новые продукты и даже умудряемся открывать новые филиалы как в барбершопах, так и в кофейном бизнесе. Пандемия, конечно, рано или поздно будет побеждена, границы снова откроются, товарооборот восстановится. А президентские выборы у нас только в 2024-м.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Дополнительные материалы

Самая массовая акция протеста в истории Белоруссии и митинг за Лукашенко. Фоторепортаж