Почему за 30 лет капитализма в России сформировалось мало настоящих предпринимательских династий?

Фото Андрея Епихина / ТАСС
Аркадий Ротенберг Фото Андрея Епихина / ТАСС
Постсоветскому капитализму в ноябре исполнится 34 года. За это время в России сформировалось совсем немного настоящих предпринимательских династий — сегодня лишь 10 из них могут похвастаться состоянием в $1 млрд и выше. Большинство участников списка Forbes не торопится пускать родственников в свой бизнес

Forbes начал считать рейтинг богатейших семей России в 2014 году, через десять лет после выхода первой «золотой сотни». Наши американские коллеги к тому времени уже много лет публиковали свой America’s Richest Families List. В 2014-м состояние 10 богатейших семей США оценивалось в $530 млрд, на первом месте был клан Уолтонов с оценкой в $152 млрд, их крупнейшая в мире розничная сеть Walmart работает с 1962 года. Наши результаты оказались гораздо скромнее — совокупное состояние 10 семей нашего рейтинга получилось в 20 раз меньше, чем у американцев, — $26,3 млрд, а порог входа был всего $700 млн. 

В первом рейтинге семьи состояли в большинстве случаев из братьев: Ротенбергов («Мостотрест»), Гуцериевых («Сафмар»), Ананьевых («Промсвязькапитал»), Саркисовых (РЕСО), Шаймиевых (ТАИФ), Магомедовых («Сумма») и Аминовых («Нефтетранссервис»). Второе поколение — дети или племянники, были лишь в семьях Бажаевых (Группа «Альянс»), Муцоевых (ГК «Регионы») и Зубицких (Группа «Кокс»).
 
В новом рейтинге семей, который вышел сегодня на сайте Forbes, из первого состава осталась ровно половина — вместо Ананьевых, Магомедовых, Муцоевых, Аминовых и Зубицких в рейтинге теперь представлены Гурьевы («Фосагро»), Рахимкуловы (Kafijat), Евтушенковы (АФК «Система»), Линники («Мираторг») и Михайловы («Черкизово»). За шесть лет в рейтинге успело побывать 19 семей, из них только Кочетовы, отец Алексей и дочь Инна, владельцы пивзавода «Очаково», никогда не значились в списке 200 богатейших россиян. Инна Кочетова в 2015 году участвовала в рейтинге 50 богатейших женщин России с оценкой состояния в $150 млн. 

Интересно, что совокупное состояние новой десятки семей по сравнению с 2014 годом практически не изменилось — $26,8 млрд. Эта цифра ненамного больше, чем состояние каждого из миллиардеров, которые сейчас находятся на вершине списка Forbes. По данным Forbes Real-Time Billionaires List, на сегодняшний день список возглавляет сенатор от Республики Дагестан Сулейман Керимов с семьей — $24,2 млрд. Почему его семья не вошла в список? Ответ простой: основной критерий отбора — родственники должны участвовать в управлении семейным бизнесом и владеть долями в этом в этом бизнесе.
 
Основу состояния семьи Керимовых составляют акции крупнейшей в России золотодобывающей компании «Полюс». При этом весь пакет (76,84% акций) принадлежит сыну сенатора Саиду Керимову — Керимов-старший их ему подарил. Саид входит в совет директоров «Полюса», занимается решением стратегических вопросов. По утверждению менеджеров компании, его отец никакого отношения к ее деятельности не имеет. Семейным такой бизнес уже не назовешь. 

Похожая ситуация произошла в семье бывшего «газпромовца» Мегдета Рахимкулова — он недавно подарил своим сыновьям Тимуру и Руслану всю свою долю в венгерской компании Kafijat, которая управляет семейными активами. Основные — это пакеты акций венгерских OTP Bank (7,03%) и нефтегазовой компании MOL (около 4%). Но при этом Мегдет остается в совете директоров венгерского холдинга. Руслан и Тимур давно живут в Будапеште, а Мегдет — с 2007 года в Москве. Он помогает своему сыну от первого брака Ринату, планирует передать ему по наследству свои акции «Газпрома», которыми владеет напрямую. У отца больше нет доли в бизнесе, но из компании он не уходит. Кроме того, в бизнесе остаются два брата, которых можно объединить в семью. Такой вариант нам подходит. В этом году семья Рахимкуловых заняла 7-е место в рейтинге с общим доходом $1,8 млрд.
 
Если посмотреть на вершину списка Forbes, то здесь не видно подходящих нашим критериям семей. Причин несколько: 

1) дети работают в компаниях отца, но не имеют долей в бизнесе (Владимир Лисин (НЛМК), Виктор Рашников (ММК), Искандер Махмудов (УГМК)), 

2) дети имеют долю в компании отца, но не работают в ней (Алексей Мордашов («Северсталь»), Вагит Алекперов («Лукойл»), Леонид Федун («Лукойл»)), 

3) дети не имеют долей в бизнесе отца, занимаются своими делами, но рассчитывают на наследство (Леонид Михельсон («Новатэк»), Геннадий Тимченко («Новатэк»), Роман Абрамович (Millhouse)),

4) дети не имеют долей в бизнесе отца, занимаются своими делами, не рассчитывают на наследство (Владимир Потанин («Норильский никель»), Михаил Фридман (LetterOne)),

5) все дети в семье — несовершеннолетние (Андрей Мельниченко («Еврохим»)). 

Такой расклад, конечно, не навсегда, предпринимательских династий в России с каждым годом будет становиться все больше и больше, и рейтинг семей обязательно пополнится новыми именами. Целиком рейтинг смотрите здесь.

Этом материал написан для почтовой рассылки Forbes Daily. Подписаться на рассылку можно здесь.

Дополнительные материалы

10 богатейших семейных кланов России — 2020