Как уроженец Перми придумал сервис для совместной работы команд и привлек в пандемию $50 млн

Фото Facebook / Miro
Фото Facebook / Miro
Сервис для совместной работы команд над идеями и проектами Miro, основанный пермяком Андреем Хусидом, в 2020 году вырос «значительно выше ожиданий» и смог привлечь $50 млн от авторитетного американского фонда. Как Miro удалось заполучить себе в клиенты Google, Cisco, Dell и других IT-гигантов, построить международную команду и зарабатывать миллионы долларов?

Пермский офис компании Miro находится в центре города на берегу реки Кама, в технологическом центре Digital Port. Появление этого центра — заслуга сооснователя Miro Андрея Хусида: в 2012 году он познакомился с владельцем здания, который планировал сделать в нем галерею. Хусид тогда часто бывал в Москве на площадке Digital October, где проходили технологические тусовки, и предложил вместо галереи создать технологический центр, так как «времена галерей прошли», и непонятно, как ее можно было бы монетизировать. Владелец здания согласился инвестировать в ремонт, а Хусид пообещал найти IT-компании, которые станут арендаторами. В 2014 году, когда площадка была готова, сотрудники Miro заехали в Digital Port. Очень быстро компания стала основным арендатором, так как развивалась и постоянно расширяла команду. Как стартап, который начинался с команды в семь человек в Перми, превратился в компанию с инвестициями авторитетных западных фондов, офисами в четырех странах и аудиторией 10 млн пользователей по всему миру?

Короли пандемии: какие акции росли быстрее всего в 2020 году и чего ждать от рынка

Выпускной фильм

33-летний Андрей Хусид родился и вырос в Перми, бизнесом он начал заниматься сразу после школы. Перед выпускным в 11-м классе Хусид вместе со своими двумя друзьями смонтировал видео о прошедших годах учебы, оцифровав для этого кучу старых VHS-кассет, рассказывал предприниматель изданию РБК в 2018 году. Получившийся фильм, который друзья показали на выпускном, вызвал фурор. «Зал аплодировал стоя», — вспоминал Хусид. Тогда он предложил друзьям сделать такие же клипы для других школ и продать их. Весной 2005 года молодые люди заработали 50 000 рублей, издержки на производство составили 17 000 рублей, а на оставшиеся деньги студенты решили открыть агентство «Витамин», которое делало видео, дизайн, логотипы и создавало компаниям фирменный стиль.

Партнеры сняли небольшой офис в подвале, купили стол и стул, наняли дизайнера за 5000 рублей, которая утром работала в агентстве, а вечером — в местном журнале. 

Сначала заказы собирали среди своих знакомых, но уже в 2008 году агентство начало выигрывать тендеры и конкурсы: его клиентами были коммерческие компании, администрация Пермского края и другие органы власти. Секрет популярности был в том, что «Витамин», где на пике работало 25-30 человек, создавало «яркие и модные проекты, а при [тогдашнем губернаторе Олеге] Чиркунове все хотели делать прогрессивные вещи», рассуждал Хусид. По его словам, агентство «никогда не было суперприбыльным», но оно позволило почувствовать, что такое бизнес.

Спин-офф агентства

Компания Miro (до 2019 года она называлась RealTimeBoard) возникла как спин-офф «Витамина», рассказывал Хусид в одном из интервью. В 2008 — 2010 гг. Хусид с коллегами делал интерактивные картины для выставки художника Константина Худякова, которые по сути представляли собой большие интерактивные телевизоры. Сейчас такие можно встретить в любой переговорке в офисе, а в 2008 году это было нечто новое, так как даже планшетов iPad тогда не существовало, говорил Хусид в 2018 году в интервью РБК. Когда Хусид рассказал про этот проект на одном из деловых мероприятий другим предпринимателям, то услышал в ответ, что «проект крутой, но его нельзя масштабировать». В тот момент Андрей впервые узнал, что бизнес можно масштабировать, и решил делать софт для таких тачскринов.

Несчастье помогло: ученые, медики и предприниматели, ставшие миллиардерами благодаря COVID-19

Идею поддержали создатели другой пермской компании Alternativa Games — Антон Волков и Александр Карпович, которые занимались разработкой игр (самой популярной их игрой была «Танки Онлайн»). Alternativa Games вложила на старте в Miro $1 млн, на которые компания и существовала первые годы. 

Продукт возник на стыке технологий Alternativa Games и идей рекламного агентства Хусида. Alternativa Games, по словам Волкова, получила долю в Miro менее 50% — остальное принадлежало Андрею Хусиду и его партнеру по «Витамину» и однокласснику Олегу Шардину. В Miro эту информацию не прокомментировали. IT-стартап в том числе использовал технологии Alternativa Games, рассказывал Хусид ранее. Miro в частности использовала серверный движок Alternativa — это многопользовательское решение, которое позволяло «Танкам Онлайн» одновременно «держать» в игре более ста тысяч пользователей. 

Команда Miro состояла всего из семи человек, которые ушли из агентства «Витамин»: дизайнера, четырех разработчиков, проджект-менеджера и пары человек, которые занимались продуктовой частью и общим менеджментом, рассказывал Хусид.

«Все, что мы делали в первые несколько лет — это были инвестиции в наше обучение, когда мы сожгли много времени и денег. Команда была крутая, но до этого у нее был опыт разработки сайта с аудиторией максимум 100 пользователей в месяц», — говорил предприниматель. Во время выступления на конференции Epic Growth Conference Хусид признался, что до 2015 года компания практически не росла.

Facebook / Miro
Facebook / Miro

Долгое время компания создавала продукт, который является очень сложным, при этом команда оставалась примерно одного размера — около 10 человек, подтверждает Волков. По его словам, в начале Miro работала по b2c-модели: во многом это было связано с тем, что у Alternativa был позитивный опыт такой монетизации пользователей. Однако модель персональных премиум-аккаунтов не приносила Miro ожидаемых доходов.

«В 2015 году Андрей понял, что надо ориентироваться в первую очередь на команды», — вспоминает Волков. В начале продукт еще не нашел свою миссию и задумывался как коллективная «рисовалкой», продолжает он: «Мы и не думали, что он будет так востребован в компаниях». 

После того, как у Miro появились корпорации среди клиентов, это «дало совершенно другой финансовый эффект», вспоминает Волков. Компании обычно берут лицензии с запасом и исправно платят, продолжает он, если они начали пользоваться каким-то сервисом, то встраивают его во внутренние процессы и долгое время остаются клиентами. Продукт становился все более узнаваемым: в ноябре 2015 года Miro вошла в топ-5 продуктов дня и топ-30 месяца на американской площадке для стартапов Product Hunt.

Полярная звезда

«У меня с конкуренцией проблема: я ее никогда не чувствовал. И сейчас мы делаем RealTimeBoard на мировом рынке — и делаем ее лучше всех», — хвастался Хусид в интервью РБК в 2018 году. В 2017 году он рассказал, что компания находится в точке безубыточности, а в 2018-ом заявил, что она растет на 300% в год. К тому моменту в Miro работали уже 110 человек, 90 из которых находились в Перми, а другие сотрудники жили в США и Австралии. Точную выручку компании Хусид не раскрывал, но говорил, что она составляет «несколько миллионов долларов». 

Однако конкуренты у детища Хусида есть, и их бизнес растет с каждым годом. Одним из наиболее крупных игроков в области командной работы онлайн является австралийский Atlassian с популярными продуктами для онлайн-коллаборации Jira и Trello, говорит партнер Capital Lab Евгений Шатов. C 2017 года компания нарастила продажи в 11 раз — с $620 млн до $1,7 млрд, убытки — с $43 млн до $151 млн, а капитализацию — с $8 млрд до $60 млрд (в 7,5 раз), приводит пример Шатов. Есть и другие игроки в области командной коллаборации онлайн — например, Asana, Conceptboard, Stormboard. Однако, у них отличаются функции, поэтому называть всех прямыми конкурентами друг друга нельзя, говорит Шатов.

«Никогда образование так сильно не пахло деньгами»: как 2020 год изменил рынок обучения

Чтобы бизнес Miro рос быстрее, Хусид привлек «большой международный раунд» инвестиций. В 2018 году американская инвесткомпания Accel и AltaIR Capital Игоря Рябенького вложили в Miro $25 млн. Венчурный фонд Accel является одним из первых инвесторов Facebook, Spotify, Slack и других компаний. В 2017 году Miro также получил от AltaIR Capital $1,3 млн. 

«Я хотел инвестировать в проект с момента знакомства с Андреем, это было больше 4 лет назад», — рассказал основатель AltaIR Capital Игорь Рябенький. Он признался, что ему понравилось как Хусид мыслит и строит компанию. «Мы достаточно часто встречались и обсуждали, что происходит в компании, как расти. И в какой-то момент, когда Андрей решил привлекать новый раунд, я наряду с другими фондами, начал обсуждать инвестиции», — добавил Рябенький.

Деньги компания хотела потратить на то, чтобы «прыгнуть из 1 млн пользователей в 10-50 млн как можно быстрее», рассказывал Хусид. «RealTimeBoard — самый популярный whiteboard (электронная онлайн-доска для совместной работы. — Forbes) по трафику прямо сейчас в мире, но конкуренты не дремлют: ты постоянно соревнуешься с Adobe, Microsoft, Google — кстати, все эти компании тоже используют наш продукт, какие-то команды из этих компаний нам платят», — говорил пермский предприниматель.

Хусид признавался, что поскольку продукт технологически сложный, он требует много инвестиций. Например, в Miro существуют доски, на которые пользователи загружают 20 000 объектов (картинки, pdf-презентации и т.д.). «И это все должно шевелиться, причем в браузере на каком-нибудь iPad 2», — говорил Хусид. По его словам, самое сложное в работе сервиса — это сделать так, чтобы объекты двигались по доске.

Количество активных досок в Miro — это метрика Полярной звезды компании (North Star Metric), или самая главная вещь, на которой должны фокусироваться все сотрудники, рассказывал Хусид. Многие компании стремятся объединять свои команды вокруг выручки или количества ежемесячных пользователей, но эти метрики являются либо точечными, либо вызывают гордость, но никак не влияют на бизнес в целом, говорил Хусид. «У Airbnb north star метрика — это количество ночей, которые были забронированы через сервис, у портала Medium, который позволяет читать блоги — это количество времени, которое люди провели на сайте, изучая их. У нас — это активные коллаборативные доски. Люди приходят к нам в продукт, чтобы совместно работать над идеями и проектами: чем больше они вместе хотят работать, тем больше досок им надо. Задача всех людей в нашей команде — влиять на эту метрику и растить ее», — объяснял основатель Miro. В компании не раскрыли, сколько сейчас в Miro активных досок.

Пользователи из будущего

В марте 2019 года компания Хусида изменила название на Miro. «Когда мы начали ребрендинг, то поставили перед собой задачу найти запоминающееся, легко произносимое название, которое помогло бы нам рассказать историю. Miro отражает суть наших ценностей», — написал Хусид в блоге компании.

Название выбрано в честь испанского художника Жоана Миро. Абстрактный стиль его работ совпадает с тем, как команды используют платформу: каждая доска — это уникальный холст, а идеи ярко выражаются через различные цвета и формы, говорится на сайте компании.

Поскольку Хусид изначально занимался дизайном и «любит хорошие решения» в этой сфере, в Miro дизайнеры имеют «серьезный вес перед разработчиками». Многие обновления в компании не выходят, потому что они плохо выглядят, хотя иногда из-за этого разработчикам приходится тратить больше времени на переделку, признавался основатель. Сейчас у компании — более 10 млн пользователей, среди них команды таких компаний как Dell, Cisco, Salesforce, Skyscanner и других. 

Из Сибири с идеей: как 28-летняя уроженка Ямала придумала платформу для фотосессий и попала в список Forbes

Волков из Alternative Games рассказал, что пользуется Miro не только для работы, когда ему нужно обсудить с коллегами разработку той или иной игры, но и для личных целей. «Я проектировал с интерьер-дизайнерами на доске свою новую квартиру, рисовал там генеалогическое дерево, мы обсуждали с будущей женой план рассадки гостей на свадьбе — и тоже на доске. Был забавный момент, когда я спросил у Андрея, могу ли я получить промокод на скидку, он ответил — если видишь ценность, голосуй рублем. Так и оплачиваю по полной цене», — смеется Волков. 

В июле 2019 года Miro арендовал офис в центре Лос-Анджелеса — компания заняла около 700 кв.м в Row DTLA. Это историко-культурный район с экосистемой офисов, ресторанов и магазинов: комплекс включает в себя шесть зданий, которые в начале 20-х годов прошлого века представляли собой склады, а сейчас являются одной из достопримечательностей города. По соседству с Miro офисы арендовала компания Adidas, а также голландская фирма коворкингов Spaces. Кроме того, тогда же появился офис в Сан-Франциско, который стал штаб-квартирой компании. Сейчас в Miro работают 550 человек, из них 220 — в США, 150 — в Амстердаме, остальные — в Перми и Лондоне.

В 2020 году благодаря пандемии Miro удалось привлечь еще один раунд инвестиций в $50 млн от американского фонда ICONIQ Capital, который управляет капиталами главы Facebook Марка Цукерберга, главы Twitter Джека Дорси и других лидеров крупных IT-компаний. Волков из Alternativa Games рассказал, что в 2020 году бизнес Miro вырос «значительно выше ожиданий». Сработал эффект удаленки и в дополнение к видео-чатам Miro оказался практически безальтернативным инструментом, ведь проще совместно рисовать, чем объяснять «на пальцах», говорит он. Новую акционерную структуру компания не раскрывает. 

В блоге компании Хусид написал в декабре, что в 2020 году из-за растущего спроса на инструменты для удаленной работы в реальном времени выросло не только число пользователей Miro, но и сама команда проекта. 

В теории пандемия ускорила общий тренд перехода на удаленную работу и образование с помощью диджитализации, соглашается Евгений Шатов из Capital Lab. Основной вопрос — насколько будет стабильным спрос после полной отмены ограничительных мер, рассуждает он: «Возможно, что спрос «заимствуется» из будущего и пользователи, которые присоединились к сервису в 2020 году, без пандемии присоединились бы в 2021-ом, хотя их общее число останется неизменным».

Дополнительные материалы

Рост во время чумы: какие предприятия увеличили выручку в период пандемии