К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

«Без жертв результата не будет»: теннисистка Анастасия Павлюченкова о борьбе на корте и за кортом

Фото Clive Brunskill / Getty Images
Этим летом Анастасия Павлюченкова дошла до финала турнира «Ролан Гаррос», затем отправилась на Уимблдон, а сразу после — на Олимпиаду. Перед самым отъездом в Токио Анастасия ответила на вопросы Forbes Woman о поддержке женщин в спорте, эмоциях на корте, заботе о себе, победах и поражениях

Анастасия Павлюченкова входит в топ-20 теннисисток мира. Победительница 17 турниров WTA (12 — в одиночном разряде); трехкратная финалистка Кубка Федерации в составе национальной сборной России. Прямо сейчас Павлюченкова находится на Олимпиаде в Токио, где уже одержала вторую победу, переиграв представительницу Германии Анну-Лену Фридсам.

«В Токио я отстаиваю честь страны»: Карен Хачанов о выходе в четвертьфинал Уимблдона и подготовке к Олимпиаде

— У вас сейчас напряженные дни — вы только что вернулись с Уимблдонского турнира. Как вы себя чувствуете?

Реклама на Forbes

— Да, график очень плотный. Из-за ковида «Ролан Гаррос» перенесли на неделю. Когда хорошо играешь, очень мало времени остается на восстановление и подготовку к следующему турниру. Я только вернулась домой из Франции — и через пару дней полетела в Англию. Хотелось подготовиться к Уимблдону лучше, но времени не было просто физически.

— Тогда я сразу задам вопрос про победы и поражения. Мы в Forbes Woman часто говорим с успешными женщинами, строящими бизнес, делающими карьеру, и в интервью с ними эта тема тоже всплывает. Все чаще можно услышать, что поражение надо принимать не с ощущением катастрофы, а с благодарностью за полученный опыт. Что важно не добиться успеха с первого раза, а пробовать столько раз, сколько потребуется. Насколько это применимо в спорте?

—  Очень применимо. Мне от этого вопроса даже стало немного легче после моего последнего поражения. Но я думаю, все индивидуально и зависит от человека. Мне очень тяжело даются проигрыши, я каждый раз сильно переживаю. Я 10 лет играю в теннис, но до сих пор выхожу на корт с ощущением «сейчас или никогда». Мне хочется победить. Да и всем хочется!

Нельзя выходить на корт с мыслью: «Ну я просто поиграю». Должна быть какая-то амбиция

Правда, я недавно начала работать со спортивным психологом и соглашусь, что нужно учиться не только побеждать, но и проигрывать. Из поражений можно извлечь много полезного. Например, когда я выигрываю, я не анализирую матчи. Я в этот момент в эйфории, мне даже не хочется с тренером разговаривать — да и о чем тут говорить, я же выиграла! Мне в этот момент неважно, как я играла, даже если играла не очень. Зато после проигрышей мы разбираем мою игру, и получается, что они действительно помогают мне расти. Я учусь относиться к ним менее болезненно.

TPN·Getty Images

— Мы недавно писали о 12-летней скейтбордистке Скай Браун, которая в этом году поедет на Олимпийские игры в Токио. Обычно столь юных спортсменов не допускают до соревнований, и одна из причин — стремление защитить детей от физического и психологического перенапряжения. Но Браун не собирается перенапрягаться, она приводит слова, которые ей сказали в Британской ассоциации скейтбординга: «Никакого давления, просто развлекись там и уходи». Но возможно ли чего-то достичь в спорте с таким подходом? 

— Я сейчас отвечу максимально честно. Знаете, у спортсменов есть шаблонные ответы на многие вопросы, я иногда слышу, как кто-нибудь выступает на пресс-конференции, и могу слово в слово дублировать. Один из шаблонов звучит примерно так: «Я завтра играю против первой ракетки мира, я выйду на центральный корт, но самое главное для меня — просто получить удовольствие». Что ж, не поспоришь. Естественно, если ты не получаешь от своей работы удовольствия, у тебя просто ничего не получится — и зачем тогда вообще этим заниматься? Я тоже получаю удовольствие от красивых ударов, от игры на корте, от того, как я выкладываюсь, от заработанных очков. Но если на сорокаградусной жаре соперник обыгрывает тебя в одну калитку, как от этого получить удовольствие?

Суть спорта в том, что ты хочешь добиться результата. Должна быть какая-то амбиция. У меня с детства была цель стать первой ракеткой мира. Нельзя выходить на корт с мыслью: «Ну я просто поиграю». Мне перед каждым матчем даже заснуть сложно. Плюс я осознаю, что в мою карьеру вложилась вся семья, это большая ответственность.

Олимпийские игры — немного другое. Там действительно, наверное, главное не победа, а участие, потому что если ты едешь на Олимпиаду, значит, ты уже победил, ты в команде лучших. Но результат все равно важен.

— Вы упомянули семью. Даже в одиночных дисциплинах за каждым спортсменом стоит команда, какое-то количество людей, которые помогают ему идти к победе. Как вы собираете свою команду и как ею руководите?

— Вот как раз недавно я начала ее формировать. Потому что теннис — очень индивидуальный вид спорта. Мы все сами по себе, не привязаны к сборной, можем тренироваться где угодно у кого угодно. Раньше я не вникала в нюансы. Условно говоря, у меня был тренер, он мне нашел тренера по физической подготовке, тот нашел физиотерапевта, и я на все кивала: «Окей». Но в последние годы очень дисциплинированно подхожу к этому процессу. Мне важно, чтобы люди в моей команде говорили на одном языке — не буквально, а чтобы работали слаженно, двигались в одном направлении.

— При этом в четвертьфинале «Ролан Гаррос» вы играли против своей партнерши по паре. До этого были с ней по одну сторону сетки, а оказались по разные. Каково это было?

— Очень сложно. Наверное, один из самых трудных для меня матчей на «Ролан Гаррос». Мы ведь с ней весь турнир были вместе — тренировались, разминались, обедали, ужинали. Накануне нашего матча пришлось немного разделиться, уже от этого появился дискомфорт. Пришлось изменить рутинные действия, перенастраиваться. К тому же на корте у меня словно просыпается другая личность, я рвусь к победе. А тут против меня — моя напарница, подруга. Это тяжело.

Российская теннисистка Анастасия Павлюченкова в четвертьфинале турнира «Ролан Гаррос» против Елены Рыбакиной из Казахстана.
Российская теннисистка Анастасия Павлюченкова в четвертьфинале турнира «Ролан Гаррос» против Елены Рыбакиной из Казахстана.·Tim Clayton·Corbis via Getty Images

— Теннис — один из немногих видов спорта, где позиции мужчин и женщин более-менее равны. Девочек не отговаривают заниматься теннисом, как это происходит в боксе. Про женские матчи не говорят: «Да на что там смотреть?!», как в футболе. Но все же: четвертая волна феминизма, которая выражается и в откровенном разговоре о домогательствах (движение MeToo), и в инициативах, направленных на поддержку женщин, — как-либо затронула теннис?

— В теннис равноправие пришло в 1970-е, после того, как теннисистка Билли Джин Кинг обыграла теннисиста Бобби Риггса. Кинг до сих пор жива, приходит на матчи. Благодаря ей на многих соревнованиях — по крайней мере, на турнирах Большого шлема — условия для женщин приблизились к мужским, в том числе в том, что касается призовых выплат.

Пару лет назад теннисисты возмущались, что женщины играют по три сета, а мужчины — по пять. Высказывалось мнение, что тогда женские призовые должны быть меньше. Мне кажется, позиция «если ты борешься за права, то теперь делай все сама» — это перебор. Женщины остаются женщинами. При этом на какую-нибудь Серену Уильямс билеты продаются не хуже, чем на мужские турниры, она легенда. Женский теннис не менее прекрасен, чем мужской.

Реклама на Forbes

— Вы приняли участие в челлендже Women Support Women в инстаграме. В чем, как вам кажется, женщинам нужна поддержка?

— Все-таки этот мир — мужской. Не хочу сказать, что мужчинам проще жить, но гендерные ограничения существуют везде. Не только в спорте. Моя подруга работает в компании и признается: «Мне платят меньше только потому, что я женщина». Да и почему бы женщинам не поддерживать друг друга? Чем мы хуже? Мы так же работаем, как и мужчины, и заслуживаем всего того, что есть у них.

— Вы два года провели в совете Женской теннисной ассоциации (WTA). С чем была связана ваша работа там?

— В совет входят игроки, которые представляют разные рейтинги — топ-10, топ-20, топ-50, топ-100. Я представляла топ-20. Кроме того, туда входят боссы турниров Большого шлема. Мы занимаемся защитой прав игроков. Можем вносить предложения, например, об изменениях правил проведения турниров. Тему призовых тоже поднимали. Или вот телевидение: все хотят видеть на центральном корте мужчин, они всегда выступают в прайм-тайм. Женщин тоже ставят, но реже. Мы боролись за то, чтобы это изменить. Любые игроки из рейтинга, который я представляла, могли написать мне, я их просьбы выносила на обсуждение. В пандемию они проходили по зуму, а до ковида участники совета собирались очно, иногда по три-четыре часа шли обсуждения.

— Как вы, кстати, переносите пандемию? Спортсмену ведь трудно оказаться на карантине без привычной активности?

Реклама на Forbes

— Да, я смотрела репортаж, кажется, о синхронистках, которые чуть ли не в ванных тренировались. Ужасно, прямо злость берет. У меня много друзей-спортсменов за рубежом, и я знаю, что в других странах для них открывали залы и бассейны, как-то организовывали тренировки даже в пандемию. У нас такого не было.

Мне повезло, у меня есть загородный дом, там небольшой тренажерный зал и мини-корт прямо в лесу. Так что жаловаться не приходится.

— Еще один тренд нашего времени — изменение продолжительности активной жизни привело к изменению отношения к возрасту. Люди дольше остаются в состоянии молодости. Но чувствуется ли этот тренд в спорте, где очень многое завязано на физиологии?

— На 100%. Времена поменялись. Я в свои 16 лет думала, что закончу спортивную карьеру самое позднее в 27 и после этого к ракетке даже не притронусь. Но вот мне 30, и я на пике. Пару недель назад я сыграла в финале турнира Большого шлема, это лучший результат в моей карьере. У меня много сил и много надежд.

Серене Уильямс почти 40, а она до сих пор играет на уровне, как и ее сестра. Может быть, в том числе благодаря таким фигурам, как они, у спортсменов меняется менталитет. Если у тебя нет травм, ты себя нормально чувствуешь, у тебя есть мотивация и любовь к спорту, то почему не играть?

Реклама на Forbes

— Но тело не молодеет.

— И тело не молодеет, и нагрузки большие. Поэтому я сейчас очень дисциплинированно за собой слежу. Лучше лишний раз сделаю растяжку, схожу к физиотерапевту, в бассейн. В 20 лет я могла пойти на ужин с друзьями и думать: «Ничего, завтра потянусь». Сейчас я лучше позанимаюсь собой. И дело даже не в спорте — просто все, что происходит с твоим телом, отражается на твоих самоощущениях. Это заметно даже по тому, как я себя чувствую на турнирах. Уверенности больше, когда знаешь, что ты и на корте отпахал, и за кортом сходил на процедуры, у тебя нигде ничего не болит, не ноет.

Mehdi Taamallah·NurPhoto via Getty Images

— Недавно мир облетела новость о том, что Наоми Осака снялась с турнира «Ролан Гаррос» из-за психологических проблем. Приходилось ли вам делать подобный выбор — когда отказываешься от борьбы сейчас, чтобы сохранить себя и выйти на корт позже?

— У нас это часто происходит. Например, многие теннисисты снялись с Олимпиады в Токио из-за напряженного графика: только что был Уимблдон, а сразу после надо будет лететь на US Open. Я сделала выбор в пользу Олимпийских игр, хотя понимаю, что это, возможно, плохо скажется на моих результатах на других турнирах. Но для меня с детства Олимпиада была чем-то особенным.

Если думать: «Я проиграл розыгрыш, но ракетку швырнуть нельзя», — на это слишком много сил уходит

И, конечно, очень часто, когда ты проигрываешь или просто нет настроения, тяжело давать интервью или сидеть на пресс-конференции перед камерами с невозмутимым лицом. Мне очень жаль, что Наоми столкнулась с такой сложной ситуацией. Ей всего 23, и такие проблемы — правда, очень непросто. Но это часть работы, часть спорта.

Реклама на Forbes

— Кто из теннисистов, играющих или уже закончивших карьеру, вас вдохновляет?

— Для меня всегда была примером Мария Шарапова. Ее воля к победе, дисциплина, характер — это именно то, что нужно в спорте. Да и не только там. Я считаю, что нельзя браться за сложную работу и ныть. Я говорила, что если работа не приносит удовольствия, ничего не получится, но и без дисциплины, без «через не могу» добиться результата тоже не выйдет.

Мария Шарапова и сестры Уильямс — вот главные фигуры в теннисе для меня.

Мария Шарапова — Forbes: «Я горжусь тем, что молодые девушки берут с меня пример»

— Вашим именем назван всероссийский турнир для юношей и девушек до 13 лет. Они похожи на вас в детстве? Когда вы смотрите, как они соревнуются, о чем думаете? 

Реклама на Forbes

— Недавно прошел уже третий турнир, а первый я провела в Самаре. Где родилась и выросла, где тренировалась в ДЮСШ №1. И когда приехала туда делать этот турнир, как будто вернулась в прошлое. Это не передать словами — слезу пустить можно.

Дети все очень разные. Но мне импонирует, когда они не держат в себе эмоции. В таком возрасте не может быть какого-то правильного поведения. Да и вообще мне кажется, люди теряют себя, когда пытаются играть какую-то роль. Если думать: «Я проиграл розыгрыш, но ракетку швырнуть нельзя», — на это слишком много сил уходит. На корте и так хватает забот, я поэтому стараюсь быть максимально естественной. И когда вижу девочек, которые, проиграв, могут кинуть ракетку, заплакать, психануть, — думаю: «Ага, это маленькая Настя Павлюченкова».

Наши в Токио: самые перспективные российские спортсменки на Олимпиаде

Наши в Токио: самые перспективные российские спортсменки на Олимпиаде

Фотогалерея «Наши в Токио: самые перспективные российские спортсменки на Олимпиаде»
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021