Новый хозяин золота Абрамовича: кто покупает 40% Highland Gold

Фото Carla Gottgens / Bloomberg via Getty Images
Фото Carla Gottgens / Bloomberg via Getty Images
Бывший топ-менеджер группы ПИК Владислав Свиблов приобретет более чем за полмиллиарда долларов у Романа Абрамовича и партнеров 40% золотодобытчика Highland Gold, актива с непростой судьбой. Это уже вторая компания в сфере цветной металлургии, которую Свиблов, начинавший свою карьеру у Сергея Гордеева, покупает на кредиты ВТБ. Что известно о новом игроке на золотодобывающем рынке и активах, которые он собирает?

В конце июля стало известно, что миллиардер Роман Абрамович и его партнеры договорились о продаже своей доли в золотодобывающей компании Highland Gold инвестору Владиславу Свиблову. Его компания Fortiana приобретет 40,06% золотодобытчика за $574 млн. Это не первая сделка Свиблова на рынке драгметаллов: бизнесмен недавно почти полностью избавился от своего пакета в Petropavlovsk, но сохраняет небольшой актив «Урюмкан». Как развивалась карьера нового заметного игрока на рынке золотодобычи и какой актив он приобретает?

Правая рука Гордеева

В 2001 году Свиблов, едва окончивший университет, устроился на работу инвестиционным менеджером в компанию «Росбилдинг», соучредителями которой были Сергей Гордеев и Алексей Тулупов. В 1990-е — начале 2000-х «Росбилдинг» связывали с недружественными поглощениями промышленных компаний, магазинов и объектов недвижимости. К 2006 году Свиблов дорос до позиции вице-президента. Но уже в следующем году компания прекратила свое существование. Сергей Гордеев продолжил заниматься недвижимостью, а его партнер Тулупов — розничной торговлей.

После покупки доли в группе ПИК у структур миллиардера Сулеймана Керимова в 2013 году Гордеев пригласил Свиблова возглавить работу по увеличению земельного банка. «Но системно мой интерес лежит в области технологического предпринимательства, а он [Гордеев] «болеет» девелопментом», — признавался в интервью «Финмаркету» Свиблов. Из ПИКа Свиблов ушел в 2017 году и основал компанию «Экополис». На ее сайте говорится, что это единственный в России комплекс заводов по экологичной утилизации электроники. Первые два года с момента основания компания была убыточной (чистый убыток, по данным СПАРК, составил 270 000 рублей в 2017 году и 67 млн рублей в 2018 году), но по итогам 2019 года переработчик электроприборов заработал 40,5 млн рублей чистой прибыли, выручка составила 245,5 млн рублей.

Первая проба

Первым промышленным активом Свиблова стало Озерное полиметаллическое месторождение в Бурятии, входящее в десятку крупнейших в мире по запасам цинка (157 млн т). Этот проект с 2004 года пыталась запустить ИФК «Метрополь» экс-депутата Госдумы Михаила Слипенчука. Компания собиралась строить горно-обогатительный комбинат мощностью 8 млн т руды, но так и не нашла для этого инвестора. В мае 2018 года глава Бурятии Алексей Цыденов потерял терпение и написал на своей странице в Facebook, что если до конца года не начнется строительство комбината, то «при всем уважении» будут приняты меры для смены лицензиата. Глава республики добавил, что встречался с двумя потенциальными инвесторами, которые готовы запустить ГОК. В ноябре 2018-го Цыденов объявил, что инвестор найден, но имя его не раскрыл. 

В августе 2019 года стало известно, что мажоритарным акционером стал Владислав Свиблов, хотя местные СМИ до этого называли покупателем Гордеева. «Есть такая часть биографии у этого человека», — сказал Forbes один из участников золотодобывающего рынка на вопрос, может ли Свиблов действовать от лица Гордеева. В повестке совещания у полпреда президента в Дальневосточном федеральном округе Юрия Трутнева по вопросам поддержки инвестпроектов Бурятии в феврале 2019-го Сергей Гордеев был указан как представитель ООО «Озерное». Представитель группы ПИК сказал Forbes, что Сергей Гордеев не имеет отношения к этому и остальным проектам Свиблова. Сам Свиблов через представителя отказался беседовать с Forbes для этого текста.

Сергей Гордеев
Сергей Гордеев

Основным партнером Свиблова стал ВТБ, с которым хорошие отношения и у Гордеева. ВТБ выдал кредит на 70 млрд рублей компании Свиблова — соглашение о финансировании строительства ГОКа с ним подписывал лично глава банка Андрей Костин в присутствии руководителя Бурятии Алексея Цыденова. Свиблов заложил банку ВТБ 100% единственного владельца ООО «Озерное» — АО «РБ Инвестментс».

На деле этот актив никого из крупных инвесторов особо не интересовал, считает руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Максим Худалов. Потенциал развития рынка цинка достаточно скромный — Свиблов купил этот актив, когда металл стоил в районе $3000 за т, что было пиком, но сейчас он вернулся в свой коридор $2200-2300 за т. «Стоимость цинка на Лондонской бирже «прыгала» в течение 2020 года, но к августу ее прирост с начала января составил всего 3% (до $2394 за т), а внутри России цинк продается по международным ценам, так что каких-то сверхприбылей цена на цинк его производителям не обещает», — констатирует Худалов.

Согласно прогнозам лидера российского рынка цинка УГМК, в среднесрочной перспективе стоимость цинка будет колебаться в пределах $2300-2500 за т, но ждать котировок в районе $3000 уже не стоит. На рынок будут давить намечающийся мировой профицит цинка, рост добычи и производства в Китае, восстановление добычи на крупных рудниках в Латинской Америке. Но запас цинка на биржах остается пока невысоким, кроме того, ожидается восстановление потребления металла в Китае на фоне запуска новых инфраструктурных проектов. 

Негативный экологический эффект у такого производства просто космический, отмечает Худалов: отходы цинковых руд содержат серу, поэтому, контактируя с водой, превращаются в серную кислоту — такие производства требуют мощных очистных сооружений и замкнутого цикла по воде. «Я был на заброшенных северокавказских рудниках, которые производили всего 5000 т цинка, но вокруг хвостохранилища была стометровая мертвая зона. Мощность Озерного — в районе 200 000 т. Это была одна из причин, по которой Слипенчук долго не мог запустить ГОК у Байкала», — считает Худалов. Впрочем, отмечает он, для разработки месторождения наняты достаточно опытные люди с прошлым в «Норильском никеле» и UC Rusal. «Поэтому будем надеяться, что уверенность акционеров и опыт команды принесут положительные плоды», — отметил Худалов. По его мнению, высока вероятность, что Озерный ГОК будет заточен на продажи цинковой руды в Китай, так как само месторождение находится в Забайкалье. 

Участник конфликта

Вторым приобретением Свиблова стала доля в 4,6% в золотодобытчике Petropavlovsk в октябре 2019 года. Тогда Свиблов назвал эту покупку «инвестицией в недооцененный актив с высоким потенциалом роста на привлекательном рынке золота». Но в конце июня 2020 года он уже продал большую часть пакета (4,1%). За это время акции Petropavlovsk выросли втрое — с 9,77 пенсов до 31 пенса за штуку, а пакет Свиблова подорожал с $19 млн до $58 млн. Правда, Свиблов продал большую часть своего пакета в зените корпоративного конфликта внутри золотодобытчика. Его структура была заподозрена в «режиссированном» голосовании, направленном на вытеснение из топ-менеджмента основателя компании Павла Масловского. Против членов совета директоров, среди которых был Масловский, голосовали четыре акционера Petropavlovsk, в том числе Fortiana Свиблова. Так как в голосовании участвовали всего 73,7% акционеров, голосов этих компаний хватило для того, чтобы их позиция возобладала. Представитель Fortiana категорически отрицал, что компания действовала согласованно с другими акционерами. Подробнее об этом конфликте Forbes писал здесь.

Третьим активом Свиблова стала небольшая золотодобывающая компания «Урюмкан». Основной ее актив — Дарасунское месторождение, расположенное в Забайкальском крае. Этот рудник входил в состав компании Highland Gold, но в 2007 году на объекте случился пожар, унесший жизни 25 горняков, и месторождение начало приносить акционерам убытки. В итоге рудник был продан «Южуралзолоту» Константина Струкова за $25 млн. За время владения рудником «Южуралзолото» вложило в него 10 млрд рублей. Но в мае 2017 года начались задержки зарплат работникам, за которыми последовали продолжительные забастовки. «Южуралзолото» рассматривало сценарий, при котором убыточный рудник вовсе можно было бы закрыть. Но в дело вмешались местные власти, и рудник был продан за $1 млн инвестору Сергею Бербидаеву. Струков объяснял продажу тем, что он не смог побороть криминал — нелегальную золотодобычу. В 2017 году объем добычи золота по группе компаний «Урюмкан» составил 1,3 т, в 2016-2015 годах — 1 т. Но и у Бербидаева рудник не задержался: 100% «Урюмкана» перешло компании Свиблова «Восток золото» — в ЕГРЮЛ смена владельца зафиксирована 30 июня 2020 года.

«Восток золото» указывало, что покупка группы интересна как источник существенной ресурсной базы золота. Объем запасов Дарасунского рудника составляет 60 т. Но покупатель считает актив сложным с геологической точки зрения. Сначала новый акционер собирается провести реструктуризацию актива, а потом будет модернизировать фабрики на Дарасуне, чтобы производить в год не менее 1,5 т золота. 

Вторым приобретением Свиблова стала доля в 4,6% в Petropavlovsk в октябре 2019 года
Вторым приобретением Свиблова стала доля в 4,6% в Petropavlovsk в октябре 2019 года

Сделка с Абрамовичем 

Компания Highland Gold была создана в 2002 году. Тогда ее акционерами были Fleming Family & Partners (около 40%), южноафриканская золотодобывающая компания Harmony Gold (30%), еще 20% акций было у менеджмента ЗАО «Многовершинное», а оставшиеся 10% — у сторонних инвесторов. Чуть позже в капитал компании вошел канадский золотодобытчик Barrick Gold, который консолидировал пакет в 34%. Достаточно быстро компания заняла на российском рынке золотодобычи второе место после «Норникеля» по промышленным запасам золота —333,7 т. Конкуренты разделили ниши на рынке. Если «Норильский никель» специализировался на покупке очень крупных месторождений, то Highland Gold сосредоточились на средних месторождениях с объемами добычи 100 000 — 200 000 унций в год. На начало нулевых у компании были золоторудные месторождения в Хабаровском крае (Многовершинное), в Чукотской и Читинской областях. В 2004 году объем добычи HGM составил 6,2 т золота.

Но в середине «нулевых» у HGM начались проблемы. Во-первых, весной 2006 года случился пожар на Дарасунском месторождении. Из-за этого убытки Highland Gold по итогам года составили $96,5 млн, в восемь раз больше, чем годом ранее. Весной 2007 года компания попала в черный список Росприроднадзора: занимавший тогда пост замглавы ведомства Олег Митволь в письме в ФСБ указал компанию среди тех, что искусственно завышали свои запасы, но не выполняли обещанные планы геологических работ. Росприроднадзор просил у Роснедр отозвать у Highland Gold лицензию на чукотское месторождение «Майское». Если бы решение было принято не в пользу золотодобытчика, то компания лишилась бы почти половины своей ресурсной базы, однако в итоге этого не произошло. 

К моменту, когда Barrick начала искать инвестора на HGM, компания ни разу не показала годовую прибыль. Активом интересовались Алексей Мордашов, «Полиметалл» и «Полюс Золото», но в итоге инвестором стал Millhouse LLC Романа Абрамовича. В рамках допэмиссии структура миллиардера выкупила 40% акций Highland Gold, направив на развитие компании $400 млн. «Вхождение Абрамовича, к которому лояльно относятся в Кремле, должно положительно отразиться на HGM», — говорил тогда управляющий партнер НКГ «2К Аудит-Деловые консультации» Иван Андриевский. 

После прихода в капитал Абрамовича компания показала первую прибыль в размере $18 млн. Однако вскоре наступил новый тяжелый период. В 2009-м компания была вынуждена продать Майское месторождение «Полиметаллу» за долги. На тот момент это было шестое по запасам месторождение в России. Как объясняет представитель Highland Gold, Майское было продано главным образом из-за того, что это месторождение упорных руд, и высокая цена разработки и запуска делали проект рискованным для компании.

В 2012 году канадская Barrick Gold, которая хотела выйти из капитала золотодобытчика еще с 2006 года, заявила о продаже своего пакета (20,4%) Highland Gold за $130 млн. Покупателями были институциональные инвесторы.

После прихода в капитал Абрамовича компания показала первую прибыль
После прихода в капитал Абрамовича компания показала первую прибыль

В России есть несколько компаний, которые традиционно находятся в статусе «на выданье»: это GV Gold (принадлежит менеджерам Ланта-банка), Petropavlovsk, «Золото Камчатки» и Highland Gold, отмечает бывший топ-менеджер золотодобывающей компании. На протяжении своего существования под контролем Абрамовича и партнеров Highland Gold пытался развивать некоторые активы, но масштабной инвестиционной программы у компании никогда не было, за исключением приобретения месторождения Кекура, говорит Худалов. Это месторождение обладает рудами с 7-8 граммами золота на т (в целом у Highland Gold небогатые руды с 2-3 граммами золота на т), запускается с 2023 года и собирается добывать 5 т золота в год. Объем добычи у Highland в 2019 году составил 9,3 т, а в 2018 году — 8,4 т.

«С Highland Gold было видно, что акционер никогда этим активом по-настоящему не увлекался», — считает Худалов. Но на рынке золота в 2011 году была хорошая конъюнктура, компания платила акционерам дивиденды. Еще одна сложность, связанная с Highland, — это широкая диверсификация активов, которые разбросаны по России (Хабаровск, Чукотка). Значимых усилий по расширению присутствия в этих регионах компания не проявляла. «Было понятно, что акционер рано или поздно хочет продать бизнес, вопрос был в цене, которую ему предложат», — говорит эксперт.

Игрок на рынке золотодобычи говорит, что Свиблов до этого интересовался «Золотом Камчатки», принадлежащим Виктору Вексельбергу, но цена его не устроила. В итоге выбор пал на Highland Gold — финансирование для покупки компания привлечет у ВТБ.

Продавцами актива выступили Роман Абрамович и его давние партнеры и менеджеры — Евгений Швидлер, Ирина Панченко, Андрей Городилов, Алексей Полежаев, а также New Evolution Trading Limited, Matteson Overseas Limited и Denalot Worldwide Limited. Как пояснил собеседник Forbes, близкий к структурам Абрамовича, по сути, управлением активом занимался Евгений Швидлер — для Абрамовича это не самая существенная инвестиция в портфеле. Представитель Абрамовича не стал комментировать Forbes детали сделки. Представитель Millhouse LLC Алена Евдокимова также не предоставила дополнительной информации о сделке.

По итогам 2019 года чистая прибыль Highland Gold выросла в три раза, до $177,79 млн. «Наверное, покупка золотодобывающих активов — не такая плохая история, даже с учетом того, что стоимость золота явно завышена и в ближайшее время она может скорректироваться вниз. Золотодобывающая компания — это стабильный актив, который даже при отсутствии взрывного развития может достаточно долго генерировать денежные потоки для своих акционеров», — подытожил Худалов.

Дополнительные материалы

Драгоценные миллиардеры: кому принадлежит российское золото