Миллиардер, не привыкший считать: как Трамп за три года наделал ошибок стоимостью $100 млн

Фото Jonathan Ernst  / Reuters
Фото Jonathan Ernst / Reuters
Хвастаясь своей деловой хваткой и умением вдохнуть в экономику новую жизнь, Дональд Трамп за три года президентства умудрился потерять примерно $100 млн всего на двух своих гостиницах. Продав бизнес после победы на выборах и инвестировав в индексный фонд, он мог бы быть сегодня богаче на $800 млн. Как обсчитался президент-миллиардер и почему его отели вместо рога изобилия оказались денежной ямой?

В Вашингтоне можно найти множество памятников американским президентам, но ни один из них не сравнится с гостиницей Trump International, расположенной на одной улице с Белым домом. Бутылку шардоне из винного погреба Трампов в Вирджинии здесь можно заказать за $68. Тарелка с морепродуктами под названием Trump Tower, на которой подаются крошечный омар с десятком устриц и моллюсков, обойдется в $120. А за обычный гамбургер придется заплатить $26. Есть ли в меню хоть что-то бесплатное? Да, льющийся рекой коктейль из богатства и могущества, который можно оценить, просто осмотревшись в вестибюле.

В январе 2017 года, когда прошла инаугурация Трампа, доход нового отеля достиг почти $6 млн, хотя руководство рассчитывало на выручку вдвое меньше. Прибыль бизнеса за месяц составила $1,6 млн. Помимо всех денег от миллиардеров-приятелей Трампа (к примеру, лас-вегасский магнат Фил Раффин выложил $18 000 за ночь в номере), сумму в $1,5 млн, по сведениям некоторых источников, обеспечил 58-й инаугурационный комитет президента — команда, собиравшая пожертвования со сторонников Трампа на проведение торжественной церемонии. Исходя из этих цифр, в январе 2017 года ― первый месяц Трампа в кресле президента ― по меньшей мере 25% дохода гостиница получила от его политических спонсоров. Быть президентом весьма выгодно.

Как Трамп стал первым президентом США, заработавшим миллиарды долларов на посту

Или, пожалуй, было выгодно. В июле 2020 года, то есть всего три с лишним года спустя, Forbes оценил гостиницу в $168 млн. Это даже меньше кредита на $170 млн, который Трампы взяли на то, чтобы привести здание в порядок. Остальные деньги, вложенные в реставрацию (а это не меньше $30 млн), сегодня, кажется, вовсе потрачены впустую.

Аналогичная история и с другим ключевым объектом гостиничной империи президента — Trump National Doral в Майами. По нашим самым свежим оценкам, стоимость гольф-курорта с поправкой на долг составляет $153 млн. С учетом того, что за недвижимостью числится ипотечный кредит на $125 млн, доля собственности Трампа оценивается в примерно $28 млн. В начале его президентского срока она стоила, вполне вероятно, на $70 млн дороже.

Говоря простыми словами, пока президент США хвастался своей деловой хваткой и заверял, что ему удастся вдохнуть в экономику страны новую жизнь, он умудрился потерять приблизительно $100 млн всего на двух гостиницах. Эти отели, хоть и кажутся рогом изобилия, на самом деле та еще денежная яма.

«Просто не повезло с тем, что владелец стал президентом»

Через год после президентских выборов, в декабре 2017-го, специалист Трампа по местному законодательству Джессика Вачиратеванурак вошла в унылое правительственное здание в Майами и села за стол в форме буквы L. Рядом с ней сидели два сотрудника Управления оценочной службы округа Майами-Дейд. Накануне встречи они оценили гольф-курорт президента в сумму, которая, по мнению семейного холдинга Trump Organization, была слишком завышена.

«Прежде чем я перейду к бумагам, хочу отметить, что я встречалась с представителями объекта», ― заявила гостья.

«Объекта?» ― переспросил сотрудник управления. Кажется, он был несколько удивлен.

«Да, ― подтвердила представительница Трампа. ― Я встретилась с финансовым директором, а также с директором по развитию всех направлений Trump Organization. И они рассказали, что из-за сложившейся в 2016 году политической обстановки заявления и комментарии, сделанные в ходе предвыборной кампании, обернулись тяжелыми последствиями».

Trump National Doral в Майами.
Trump National Doral в Майами.

Одним из упомянутых последствий стало то, что в 2016 году испытывавшая трудности с поисками новых спонсоров Ассоциация профессиональных игроков гольфа объявила о переносе всех состязаний в рамках чемпионата мира по гольфу из Trump National Doral в Мексику. «Дональд Трамп ― это бренд, настоящая торговая марка, и когда приходится просить какую-нибудь компанию инвестировать миллионы долларов в получение такой лицензии для турнира, чтобы конкурс носил его имя, разговор предстоит не из легких», — объяснял тогдашний глава компании организатора PGA Tour Тим Финчем спортивному телеканалу ESPN. В мире гольфа решение стало популярной темой для шуток. Говорят, что Рори Макилрой, один из самых успешных игроков гольфа в мире, однажды заметил: «Весьма иронично, что теперь после Doral мы поедем в Мексику. Нужно всего-то перебраться через стену». Трампу же было не до смеха. Во время турниров курортный комплекс всегда был забит до отказа, и это давало миллиардеру обильный поток прибыли. «Потеря мероприятия стала для Doral убийственной», ― отмечает Джоэл Пейдж, управлявший курортом при предыдущих владельцах. 

Негативные последствия предвыборной кампании Трампа этим не ограничились. «Ежегодные мероприятия в комплексе устраивали многочисленные благотворительные организации, и они тоже стали все отменять, потому что, мол, «без всякого зазрения совести не желаем иметь с этим именем ничего общего», ― объясняла представительница Trump Organization в ходе слушания по налогам. Бренд Трампа, некогда ценный актив, стал обузой ― и не только в Trump National Doral. Представительница организации добавляла: «Его имя убирают с отеля Trump SoHo на Манхэттене. Это был объект недвижимости, который регулярно посещали, например, звезды НБА и НФЛ, но теперь их цитируют в статьях СМИ: «Я туда не поеду. Не хочу поддерживать этот бренд». Так что с тех пор, как в ходе президентской кампании и после нее высказывались различные комментарии, мы наблюдали серьезные последствия для бизнеса. На недвижимость это точно повлияло. Из финансовой отчетности видно, что в период с прошлого года по текущий доходы значительно сократились, и это отражено в документах».

Дорогая беспечность: ошибки Дональда Трампа могут стоить его детям $1,3 млрд после его смерти

Все так. С 2015 по 2016 год, когда Трамп превращался из жадного до славы нью-йоркского бизнесмена в избранного президента США, доходы Doral упали на 5%, до $87,5 млн, следует из документов Trump Organization, предоставленных властям округа Майами-Дейд. Прибыль (до уплаты процентов, налогов, начислений по износу и амортизации) снизилась на 10%, до $12,4 млн. По словам трех человек, непосредственных участников беседы в мае 2016-го, один управленец высшего звена в Doral признался группе оценщиков полей для гольфа, находившихся в гостиничном комплексе по деловым вопросам, что предвыборная кампания наносит бизнесу курорта ущерб. «Тогда было много разговоров о сделанных Трампом комментариях, ― вспоминает Джефф Дагас, один из членов той группы. ― И никого это особо не удивило».

После победы Трампа ситуация ухудшилась. Если верить одному источнику, осведомленному о делах курорта, после выборов гости Doral отменили бронь номеров гостиницы на 100 000 ночей. Для курорта, располагающего 643 номерами, 100 000 ночей эквивалентны пяти месяцам без свободных мест. В 2017-м, первом году Трампа в Белом доме, доходы комплекса снизились до $75,4 млн. С учетом того, как курорт гордится своим исключительным обслуживанием, уменьшать расходы чрезвычайно непросто. Поэтому прибыль сократилась гораздо сильнее выручки, упав на 66% до отметки $4,3 млн. Клиенты, прибывавшие из традиционно либеральных районов США вроде Нью-Йорка, больше не приезжали, как раньше.

Доходы сильно не менялись ни в 2018-м, ни в 2019-м — тогда они составили $76 млн и $77 млн соответственно. Как говорит Матиас Магаринос, работавший официантом одного ресторана на курорте с октября 2018 по август 2019 года, высокий сезон, обычно начинавшийся приблизительно в сентябре, теперь расходился только к ноябрю. В менее оживленную пору, по его словам, в гостинице на 643 номера проживало в среднем около 100 человек. «Там все плохо, ― добавляет он, имея в виду не опыт пребывания, а сам бизнес. ― Курортом управляли очень грамотно. Наверное, просто не повезло с тем, что владелец стал президентом».

Как Трамп заработал миллионы долларов на своей предвыборной кампании

Гостиница, не приносящая денег

В здании отеля Trump International в Вашингтоне в прошлом располагалось отделение почты, построенное в конце XIX века. Это величественное сооружение было вторым по высоте в американской столице после Монумента Вашингтону. Раньше здание находилось в ведении федерального правительства, которое ежегодно тратило на его содержание миллионы долларов. Но в 2011 году правительство предложило здание частным компаниям, заинтересованным в каком бы то ни было освоении этого пространства. В конкурсе участвовали 10 компаний, в том числе Hilton, но победителями стали Трампы. В рамках соглашения об аренде с федеральным правительством они обязались выделить $200 млн на то, чтобы переоборудовать здание в гостиницу.

По закону чиновники должны ежегодно отчитываться о прибыли со своих активов в декларациях. Для госслужащих, владеющих акциями и облигациями, это дело нехитрое ― достаточно указать дивиденды, купоны и прибыль с вложенного капитала. Правила для недвижимости гораздо сложнее. Чиновники могут указать «ренту» в разделе декларации под названием «сумма прибыли». Но прибыль и доход — очень разные вещи. Когда Трампу выдали форму, где требовалось указать и ренту (крупное число), и прибыль (обычно гораздо меньшую сумму), он вписал первое. Так, в 2017-м президент отчитался о $40,4 млн прибыли с вашингтонского отеля. В следующем году эта цифра немного выросла до $40,8 млн, а потом в 2019-м чуть-чуть опустилась до $40,5 млн.

Сообщая о декларациях Трампа, несколько журналистов назвали эти цифры прибылью, а не выручкой, и создали ложное впечатление того, что c дворца на Пенсильвания-авеню Трамп кладет в собственный карман по $40 млн в год. «В прошлом году Трамп заработал $40,8 млн с одной гостиницы», ― кричал один новостной заголовок. «Заработок президента с собственного отеля в Вашингтоне за прошлый год превысил $40 млн», ― говорилось в другой статье.

Отель Trump International в Вашингтоне, в прошлом ― старое здание местного отделения почты.
Отель Trump International в Вашингтоне, в прошлом ― старое здание местного отделения почты.

Некоторые СМИ вроде The Wall Street Journal, The Washington Post и The New York Times проводили черту между доходами и прибылью более осмотрительно. Но даже эти газеты сделали другую ошибку, которую в свое время допустил и Forbes. При более внимательном ознакомлении с федеральным регламентом выясняется, что владеющие недвижимостью должностные лица могут указывать сумму ренты, причитающуюся им лично, а не совокупную сумму, полученную с объекта собственности. Другими словами, даже если в своей декларации Трамп указывает доход гостиницы как $40,5 млн, это необязательно является общим доходом заведения. Вписанная сумма вполне может означать 77,5% от совокупного дохода, пропорционально личной доле Трампа.

«Эти зумеры поставили Трампа в неловкое положение»: почему президент США хочет заблокировать TikTok

Иванка Трамп в своей декларации указала $3,9 млн дохода с отеля, что соотносится с ее долей 7,5% от всего дохода вашингтонского Trump International. Документ Иванки сходится с цифрами ее отца, если он указал только лично причитающиеся ему 77,5%. Все это свидетельствует о том, что действительный доход гостиницы ― это цифра, которая нигде ранее не фигурировала: $52,3 млн.

И если посчитать доход гостиницы Трампов затруднительно, то определить его прибыль почти невозможно. Но есть кое-какие подсказки. По соглашению аренды между Trump Organization и федеральным правительством, организация должна предоставлять подробные сведения, включая прибыль, администрации общих служб, которая сохраняет конфиденциальность полученных данных. Однако в 2017 году администрация случайно обнародовала на своем сайте информацию о финансовых показателях за четыре месяца. Так они попали в распоряжение The Washington Post. К тому времени, как администрация выявила ошибку и удалила документы, их уже успели опубликовать в газете.

В основном издание тогда фокусировалось на том, что в Trump Organization просчитались с прогнозами, в результате чего за первые четыре месяца 2017 года гостиница получила выручку $18,1 млн, то есть на 49% больше ожидаемого. Кроме того, отель вышел на прибыль в размере $2 млн (без вычета процентов, налогов, начислений по износу и амортизации), хотя изначально ожидался убыток на сумму $2,1 млн. Казалось, это очередное доказательство того, что, благодаря статусу президента, Трамп становится богаче.

Путь к миллиарду: с чего начинали Дональд Трамп, Михаил Прохоров и сэр Ричард Брэнсон

Однако тогда практически все (включая меня) упустили из виду одну важную деталь: $2 млн прибыли при $18,1 млн выручки ― это не так уж и много. Подобные показатели дают рентабельность продаж на уровне 11%, намного ниже среднего значения по гостиничной отрасли. «Конечно, для отеля это кажется маловато, ― признает Дэн Васиолек, аналитик в сфере ресторанно-гостиничного бизнеса из инвесткомпании Morningstar. ― Я сначала полагал, что рентабельность будет ближе к 20%». Но еще хуже для заведения было то, что плохие показатели совпали с инаугурацией Трампа, когда он получал огромные деньги от своих сторонников.

Плохое на этом не заканчивается. В 2019 году Trump Organization подготовила еще один документ ― на этот раз для потенциальных инвесторов, заинтересованных в покупке гостиницы. Документ, который попал в руки журналистов CNN, не обошелся без радужных прогнозов, которые можно ожидать от компании, известной своим умением продавать. Организация Трампа полагала, что в 2020 году доходы отеля вырастут до $67,7 млн. С учетом $52,7 млн за 2018 год это означало бы увеличение доходов на 28% в течение двух лет. В документе также говорилось, что, когда это произойдет, заведение будет ежегодно приносить прибыль в $6 млн. Исходя из таких цифр, при благоприятном развитии событий рентабельность гостиницы составляла бы лишь 9%, то есть даже ниже, чем и без того не впечатляющие 11% в начале 2017-го.

Коронавирус ударил по бизнесу Трампа: состояние президента США сократилось на $1 млрд за месяц

Подобные подсказки дают достаточно сведений, чтобы впервые за все время дать подкрепленную фактическими данными оценку суммы денег, которую американский президент на самом деле получил с отеля в Вашингтоне с момента вступления в должность. Вполне вероятно, что рентабельность бизнеса в начале 2017 года (11%) и указанная в предложении инвесторам (9%) превышают средние показатели за последние несколько лет. В оптимистичном сценарии Trump Organization могла сохранять показатель и каждый год превращать в прибыль немногим меньше 10% совокупного дохода. Это значило бы, что гостиница принесла годовой доход на сумму $5,1 млн в 2017-м, $5,2 млн в 2018-м и $5,2 млн в 2019 году, то есть $15,5 млн за три года. Но если рентабельность Trump International в итоге оказалась, к примеру, на уровне 8%, то это бы соответствовало $4,2 млн прибыли в год (до выплаты налогов и процентов) или совокупно $12,6 млн.

Один из немногих, кто видел реальные показатели гостиницы, ― Брайан Фридман, инвестор из Вашингтона, однажды предложивший выкупить заведение у Трампов за $175 млн. Чтобы просмотреть бухгалтерскую отчетность, он подписал документы о конфиденциальности, по которым ему запрещено разглашать данные. Однако я все же попробовал добиться от него какой-нибудь реакции и высказал предположение, что прибыль отеля до уплаты процентов, налогов, начислений по износу и амортизации составляет $5 млн. «Это близко к правде?» ― спросил я.

«Очень на нее похоже», ― ответил Фридман.

Пять миллионов кажутся огромными деньгами. Но это только если не вспоминать про выплаты по кредитам, налоги и траты на ремонт. Возьмем только проценты. На ремонт недвижимости Trump Organization взяла в кредит $170 млн у Deutsche Bank. Нет никаких доказательств того, что Трамп погасил какую-то часть долга, хотя, возможно, он это и сделал. Вот почему так трудно с точностью определить, сколько же он платит по кредиту, особенно с учетом того, что у Трампа плавающая процентная ставка. Но предположим, что Trump Organization по-прежнему должна $170 млн и в 2017 году выплатила около 3,35%, ― для президента такой кредит был бы чуть ли не самым дешевым. При $170 млн долга ставка в 3,35% дает в сумме $5,7 млн ежегодных платежей банку. И вуаля ― это почти то же, что и $5,1 млн прибыли за тот год. В 2018 и 2019 годах, к сожалению для президента, процентные ставки выросли, что, в свою очередь, по-видимому, увеличило расходы его компании. Результаты анализа финансовых деклараций Трампа и сравнения процентных ставок свидетельствуют о том, что его организация могла выплачивать за отель свыше 4% на протяжении второго и третьего года в Белом доме, или больше $7 млн. Достаточно для того, чтобы похоронить под собой предполагаемую ежегодную прибыль на сумму $5,2 млн.

Как лучший друг Трампа собирается заработать после пандемии

Как бы там ни было, не ознакомившись с официальными цифрами, нельзя утверждать наверняка, но имеющиеся данные указывают на то, что в действительности президент терял деньги на вашингтонском отеле с самого начала, ― не помогло даже проведение роскошных мероприятий для политиков. В Trump Organization на вопросы о финансовых показателях не ответили. «Он тратил колоссальные деньги ― гораздо больше, чем я мог себе представить, ― делится Фридман. ― Это большие суммы, но он не привык считать. И напрашивается вопрос: делал ли он это эффективно? Очевидно, нет, потому что цифры получились очень красноречивые».

Безумный ценник

Впервые Trump Organization заявила о готовности продать вашингтонскую гостиницу в октябре 2019 года. Инвесторам, готовым закрыть глаза на плохие финансовые показатели, было на что посмотреть. «Основа здесь замечательная, ― говорил Фридман прохладным днем в январе 2020 года, стоя на идеально отполированном полу неподалеку от идеального вестибюля. — Люди говорят здесь всякую чепуху даже о люстрах. Но они ничего в этом не смыслят. Люстры здесь на миллионы долларов».

Жаль, что они не радовали своим видом других людей. Двери отеля, по бокам которых были красивые мраморные колонны и которые выходили на Пенсильвания-авеню, одну из самых известных улиц Америки, были наглухо закрыты. На табличке было предупреждение о том, что при открытии дверей сработает сигнализация. Снаружи стоял ряд металлических ограждений, чтобы ко входу не подходили туристы. Никаких заграждений здесь раньше не было, но, по словам официанта отеля, Trump Organization перекрыла большинство входов после того, как гостиницу штурмовали протестующие.

Отель Trump International в Вашингтоне.
Отель Trump International в Вашингтоне.

Для потенциальных владельцев, не связанных с империей Трампа, это была большая удача. «Говорю же, место ― что надо, ― согласился Фридман. ― Здесь нужно было устраивать, например, розницу». Действительно. Отель находился в шаге от места, где пространство планировал арендовать знаменитый шеф-повар, и отсюда же было видно локацию другого кулинара, где скоро должен был открыться его второй ресторан. «Я бы все вернул на место», ― сказал Фридман. Окидывая взором почти безлюдный вестибюль, он представил пространство с сотрудниками, активно набирающими что-то на ноутбуках неподалеку от кафе вроде Sweetgreen. Фридман отметил, что не стал бы ничего радикально менять на верхних этажах, ведь «комнаты потрясающие», но добавил бы предметов искусства: «Когда приходишь в отели Four Seasons, стены украшают работы Уорхола. Когда приходишь в мои отели, искусство повсюду. Сейчас никакого искусства здесь нет и в помине. У Трампа нет чувства стиля».

Отсутствие чувства стиля Трампы компенсируют масштабами амбиций. Отсюда и заявленные $500 млн, которые они надеялись выручить за гостиницу. Если бы такая сделка состоялась, семья расплатилась бы с кредитом на $170 млн от Deutsche Bank, а в кармане президента остались бы $256 млн. Его дети Иванка, Дональд-младший и Эрик, каждый из которых имеет долю собственности 7,5%, получили бы по $25 млн без учета налогов. Однако такой сценарий был неосуществим. Правда в том, что отель, каким бы он ни был красивым, никогда не стоил полумиллиарда долларов. «Никаких пятисот миллионов не будет», ― говорил в январе Майкл Беллисарио, аналитик инвестиционного банка Baird по отельной индустрии. Гостиничный брокер из Вашингтона Билл Мойер, любивший заглядывать в отель каждые пару недель, соглашался, что такую сумму, скорее всего, никто не предложит: «Вряд ли они получат от кого-нибудь предложение по цене, которую взяли с потолка». Васиолек, аналитик ресторанно-гостиничной отрасли из Morningstar, предположил, что если Трампы будут слишком уж сильно тянуть ценник вверх, то покупатель может выложить за заведение $240 млн: «Но это, конечно, верхний предел».

Пять миллиардеров, которые разбогатели на $219 млрд после избрания Трампа

 

Существует два основных способа посчитать стоимость гостиницы. Первый заключается в перемножении прибыли (без вычета процентов, налогов, начислений по износу и амортизации). Данный метод позволяет потенциальным инвесторам понять, сколько времени им потребуется на полное возвращение потраченных средств. Чем лучше отель, тем дольше обычно приходится ждать. В случае с люксовой недвижимостью вроде собственности Трампа покупателю стоит приготовиться к ценнику на уровне около двадцатикратной прибыли. Если, к примеру, гостиница приносит $10 млн прибыли в год, есть реальная возможность того, что кто-то заплатит за объект $200 млн. Но прибыль Трампа до уплаты налогов и процентов ближе к $5 млн. При этом он просил за недвижимость почти стократную сумму годовой прибыли. Более грамотный продавец потребовал бы за приносящую $5 млн в год недвижимость порядка $100 млн.

Однако, с учетом великолепия здания, маловероятно, что отель Трампа стоит всего $100 млн ― а это подводит нас ко второму способу оценки стоимости гостиницы. Инвесторы часто берут цену каждого номера и умножают ее на количество номеров. Если отказаться от подхода, основанного на прибыли, и принимать во внимание только второй метод, то цену свыше $1 млн за каждый номер в отеле Трампа вполне возможно оправдать. Оценка активов ― это скорее искусство, чем точная наука. Семь экспертов гостиничного бизнеса, с которыми я разговаривал с января по начало марта, давали оценки в диапазоне от $500 000 до $1,2 млн за номер, причем о низкой рентабельности гостиницы они тоже знали. Среднее значение составило $761 000. Так как отель располагает 263 номерами, оценочная стоимость всего комплекса достигла $200 млн. Казалось, что это справедливая оценка, учитывающая как доходность, так и цену отдельных номеров. Кроме того, ценник был все еще на $300 млн ниже выставленного Trump Organization.

В январе, стоя около приземистого спортивного внедорожника Mercedes, припаркованного напротив отеля, Фридман признался, что не рассчитывает на успех своей заявки на покупку здания. Проблема заключалась в том, что, по его мнению, отель Трампа должен иметь ценник аналогичный гостинице Mayflower, имеющей 581 номер и проданной, как он сам заявляет, за $175 млн. Он очень сомневался, что семья Трампов продаст недвижимость за подобную сумму. «Отель может пойти под совсем безумным ценником, потому что в сфере недвижимости такое сплошь и рядом, ― говорил Фридман немного позже. ― Но это здание просто шедевр».

Наиболее вероятными покупателями были солидная гостиничная компания и состоятельный магнат, желавший потешить собственное тщеславие. Сделка также стала бы отличным способом снискать благосклонность Трампа. Президента вряд ли впечатлит покупка гамбургера за $26 или бронирование номера за $400, однако того, кто положит ему в карман пару сотен миллионов, он бы точно не обделил вниманием. «Это мог бы быть шейх из Саудовской Аравии или иранец, например», ― рассуждает Мойер. Беллисарио, аналитик банка Baird, добавляет: «Никогда не знаешь, что захочется приобрести в собственность двоим братьям-миллиардерам из Лондона или какому-нибудь султану из Брунея». Тем более, если продавцом является президент США.

Вирусные иллюзии

Все изменилось с приходом коронавируса. Администрация Трампа поначалу не сильно-то задумывалась об этом. «Думаю, это поможет вернуть рабочие места в Северную Америку», ― заявлял 30 января министр торговли США Уилбур Росс. Уже в следующем месяце число случаев заражения в США выросло до двух с лишним десятков. Трамп не терял оптимизма ― по крайней мере, на публике. «Вирус скоро исчезнет, ― был уверен президент. ― В один день он чудесным образом уйдет». Трамп живет иллюзиями как по поводу страны, так и по поводу собственного бизнеса, особенно это касается гостиницы в Вашингтоне и гольф-курорта Trump National Doral в Майами. За последние восемь лет для обоих комплексов Deutsche Bank выдал Трампам три ипотечных кредита на общую сумму $295 млн.

К середине марта стало ясно, что вирус никуда деваться не собирается. Фондовый рынок просел на 34%, а последствия пандемии наблюдались во всех секторах экономики. Состояние Трампа только с 1 по 18 марта сократилось приблизительно на $1 млрд. Более того, СМИ сообщили о том, что Trump Organization решила избавиться от отеля в Вашингтоне.

«Президента назначает Господь»: рэпер-миллиардер Канье Уэст об Илоне Маске, Дональде Трампе, COVID-19 и уроках «Черной пантеры»

Надеясь пресечь назревающую катастрофу, 27 марта конгресс США принял законопроект о материальной помощи населению на сумму $2 трлн ― крупнейший за всю историю США пакет финансовой поддержки граждан. Ключевым аспектом плана была выдача кредитов на общую сумму $349 млрд, или так называемая программа защиты зарплат (Paycheck Protection Program). Идея простая: федеральное правительство предлагает бизнесу кредиты, и, если предприятию удается сохранить сотрудников в штате на протяжении восьми недель, задолженность полностью списывается. Крупнейшими выгодоприобретателями были гостиничные сети, что наверняка не могло не радовать Трампа.

Однако, опасаясь, что деньги налогоплательщиков могут таким образом оказаться в кармане президента, законодатели внесли в проект специальное положение, по которому Trump Organization и другим компаниям во владении высокопоставленных чиновников никакая материальная помощь не полагалась. «Очень жаль, ― недоумевает Меррик Дреснин, бывший директор отдела кадров в вашингтонском отеле Трампа. ― В какой-то степени я даже рад, что уже там не работаю, ведь лишиться подобной поддержки ― огромная неудача. Программа правительства спасет не одну компанию, но я, конечно, не уверен, что с ними будет дальше».

А дальше были массовые увольнения, которые, кстати, начались еще до принятия закона и усилились после него. Ущерб экономике был нанесен надолго вперед. Руководство Trump Organization уволило или отправило в неоплачиваемый отпуск больше 2400 работников заведений в таких штатах, как Калифорния, Иллинойс, Нью-Йорк, Флорида, Гавайи, Невада, Вирджиния, а также в столичном Вашингтоне.

Trump National Doral в Майами.
Trump National Doral в Майами.

В числе таких сотрудников оказался Фрэнки Ортиз, шеф-повар в Trump National Doral. «Мы проработали в обычном режиме первую неделю марта, а затем ситуация на юге Флориды резко ухудшилась, ― рассказывает он. ― Все стали отменять приемы, свадьбы и прочие банкеты. К 18 марта, когда меня сократили, наш график обслуживания совсем опустел. Мероприятия были отменены вплоть до августа». Со временем курорт, как большинство других по стране, тоже закрылся.

 

«Дела идут неплохо»

10 июня Эрик Трамп поделился со своими 3,7 млн подписчиков на Twitter хорошей новостью: «С огромной радостью сообщаем, что все гостевое обслуживание в Trump Doral в Майами снова открывается 18 июня!» Он отметил, что «поля для гольфа безупречны», и дал ссылку на сайт, на котором поклонники Трампов могли забронировать время для игры. Президент распространил радостную весть еще дальше, ретвитнув ее своим больше чем 80 млн подписчиков и подчеркнув: «Семья Трампов не просила у федерального правительства денег на содержание этого и многих других дорогих в обслуживании объектов недвижимости!»

Реклама со стороны президента, кажется, не сработала. По словам двоих сотрудников на стойке регистрации, в день открытия Trump National Doral было забронировано всего 38 номеров из 643. Один из тех 38 номеров забронировал я.

Невидимая распродажа: сыновья Трампа незаметно продали недвижимость отца на $110 млн

 

«Добро пожаловать в Trump National», ― приветствовал гостей на ресепшене сотрудник отеля в маске. Администрация курорта установила новые меры безопасности вроде круглых стикеров на полу, стоя на которых гости сохраняли бы дистанцию в пару метров друг от друга в ожидании своей очереди. Но с учетом отсутствия гостей стоять в очередях никому не приходилось. Было впечатление, что большинство присутствующих ― это персонал.

Из колонок у бассейна доносилась песня I Don’t Care Эда Ширана и Джастина Бибера, но танцующих гостей поблизости не обнаружилось. В магазине профессионального снаряжения для игры в гольф было столь же безлюдно. «Сегодня здесь никого», ― подтвердил проходящий мимо работник. После полудня игроков с поля прогнал дождь ― в тот день курорт будто решил закончить пораньше. Я прошелся вдоль всех 18 лунок легендарного поля Blue Monster, которое, по заверениям Эрика Трампа, было в безупречном состоянии. Любителей гольфа на поле не было: у шестой лунки два человека совершали пробежку, рядом с 11-ой в песочнице играли дети, а около 15-ой ждала улова парочка рыбаков.

В ресторане неподалеку от вестибюля постояльцев собралось немного больше. Была группа пожилых людей, которые сидели без масок, пили мартини и обсуждали спорт и политику. Один из них сказал бармену, что страх перед коронавирусом сеют СМИ. «Они пытаются всех запугать, ― убеждал гость. ― Хотят убрать Дональда, вот и все». Через несколько секунд мужчина допустил, что COVID-19 представляет реальную угрозу, но его это особо не волнует: «Если подхвачу, то что поделать?»

Trump Tower от друзей Путина. Кто должен был дать на высотку в Москве $500 млн и сколько мог заработать Трамп

В тот день положительный результат теста на коронавирус подтвердился у 3000 жителей Флориды. Это был новый рекорд для штата, но продержался он ненадолго. Всего две недели спустя во Флориде зарегистрировали 10 000 новых случаев за один день, что сделало ее лидером по числу заражений по всей стране.

Несмотря на все трудности, Трамп излучал уверенность. «Знаете, у меня дела идут неплохо, так что все хорошо», ― ответил он репортеру, спросившему, как вирус сказывается на его бизнесе. Кажется, Трамп действительно имеет относительно низкий уровень задолженности по общему портфелю активов. Однако если говорить только о Trump National Doral и отеле в Вашингтоне, то на них взяты крупные ипотечные кредиты.

Для Doral организация Трампа привлекла $125 млн заемных средств ― должно быть, в хорошее время эта сумма была ей по плечу, но только и всего. В 2017 году Trump Organization получила с курорта лишь $4,3 млн. Представитель Trump Organization предположил, что в следующем году рентабельность вырастет и прибыль достигнет $9,7 млн (до уплаты процентов, налогов, начислений по износу и амортизации). В 2020 году годовое обслуживание задолженности может составить от $3 млн до 3,5 млн. С учетом положения дел на момент повторного открытия после простоя кажется, что заработать столько к концу года курорту не удастся.

В вашингтонской гостинице ситуация обстоит и того хуже. Trump Organization взяла на эту собственность кредит в размере $170 млн. Даже при сниженных процентных ставках заем такой величины потребует $4-5 млн годовых выплат по процентам. Отель с трудом приносил достаточный доход на обеспечение процентов даже в свои лучшие времена. Но в обстановке кризиса из-за коронавируса можно с большой степенью уверенности утверждать, что заведение терпит убытки.

Когда заемщик не может расплачиваться по долгу, у него есть ряд вариантов. Можно, например, договориться о чем-нибудь с кредитором, добиться рефинансирования задолженности, задействовать средства из других активов или же объявить себя банкротом. Самым привлекательным решением с точки зрения заемщика является достижение договоренности с кредитором. Поэтому нет ничего удивительного в том, что, по данным некоторых источников, в конце марта Trump Organization предприняла шаги в этом направлении и связалась с Deutsche Bank, которому должна выплачивать ипотеку как за отель в Вашингтоне, так и за гольф-курорт в Майами.

Голый король. Почему падают доходы Дональда Трампа

Deutsche Bank оказался в неловкой ситуации. Если бы кредитор дал Трампу отсрочку по платежам, то оказал бы большую услугу президенту США, администрация которого одновременно ведет в отношении банка расследование. Но если бы Deutsche Bank решил не идти Трампу навстречу, а оставить его в непростой ситуации, то рисковал бы навлечь на себя гнев американского президента. Это был чудовищный конфликт интересов, в котором замешаны сотни миллионов долларов и президент в кризисном положении.

Но в беде оказались не только гостиницы Трампа. Вирус вынудил людей активнее совершать покупки в интернете и отказаться от походов в привычные офлайн-магазины вроде гигантского торгового центра в Trump Tower на Пятой авеню. Кроме того, пострадала и стоимость офисных пространств. Теперь инвесторы внимательно следили за тем, как грандиозный американский эксперимент по работе из дома повлияет на рынок долгосрочной аренды среди корпоративных клиентов.

Трампу, разумеется, не следовало оставлять портфель имевшихся активов при себе. Эксперты по деловой этике считали, что после избрания в 2016 году он должен избавиться от всей своей бизнес-империи, включая отели и другие объекты собственности. Если бы он последовал этому совету и при вступлении в должность ликвидировал собственные активы стоимостью $3,5 млрд, а деньги вложил в индексный фонд S&P 500, ему удалось бы избежать четырех лет финансовых скандалов. Трамп мог бы наперед заплатить крупный налог на прирост капитала. И даже если бы он заплатил максимально возможные суммы федерального налога на прирост капитала и аналогичные сборы на уровне штатов, не было бы никаких претензий к проживанию в его гостиницах высокопоставленных лиц из-за рубежа. Никаких репутационных потерь для его гольф-клубов и курортов. Никаких страхов по поводу отношений с кредиторами.

И при всех деньгах, которые на широком рынке становились бы только ценнее, а не дешевели в ограниченном портфеле деловых активов, страдающих от экономических последствий COVID-19, президент Трамп сегодня был бы богаче приблизительно на $800 млн.

Фрагмент книги Дэна Александера «Белый дом, Inc.: Как Дональд Трамп превратил президентство в бизнес».

Жертвы пандемии: Уоррен Баффет и другие американские миллиардеры, потерявшие за год больше всех

Перевод Антона Бундина