«Я принял абсолютно неординарное решение»: как основатель «Группы Черкизово» отдал свой бизнес сыновьям и чем он сейчас занимается

Фото Александра Карнюхина для Forbes
Фото Александра Карнюхина для Forbes
Пять лет назад бывший участник списка Forbes Игорь Бабаев отдал весь свой бизнес сыновьям. Зачем он так поступил и не жалеет ли о сделанном?

Холодное осеннее солнце светит ярко, синее небо отражается в водоемах нового гольф-клуба «Раево». На зеленой траве респектабельный господин с клюшкой позирует фотографам — это Игорь Бабаев, основатель «Группы Черкизово», крупнейшей в России по производству мяса. Роскошный клуб принадлежит его семье. «Я пока только учусь, в отличие от детей — они профессионалы и любят эту игру. А мне больше нравится теннис и футбол», — признается он журналистам Forbes. Ради детей Бабаев готов и не на такие жертвы — прежде чем во второй раз жениться, он подарил все свои акции «Черкизова» сыновьям, чтобы избежать конфликтов в семье и «чтобы всем было комфортно». Forbes выяснил, как это произошло и какую роль сегодня играет бывший «колбасный король» в жизни своего предприятия. 

Хозяева земли русской: 20 самых дорогих землевладений России. Рейтинг Forbes

Глубокие корни 

Игорь Бабаев — горский еврей с глубокими корнями, которые он раскопал в архивах во время работы над мемуарами, его роман «Наследие» насчитывает уже восемь толстых томов. Его мать происходит из семьи Абрамовых, которая жила в Дагестане в Буйнакске. В конце XIX века 50% населения города составляли православные, 20% — евреи, а на мусульман приходилось всего 14%. Прадед Бабаева по материнской линии был мясником, он выращивал коров и продавал мясо в своей кошерной лавке. Предки отца, потомственные портные, тоже были горскими евреями и жили в Махачкале. 

Отца Бабаева Эрзола родители женили в 18 лет, а через два года он ушел в армию. Мать ездила к нему, у пары родилось четверо детей, но отец все равно с ней развелся практически сразу после возвращения из армии. Мать переехала к родителям и отказалась от какой-либо помощи бывшего мужа. «Мы жили в нищете — это было трудное послевоенное время. Моя мать Турунж пыталась что-то заработать, чтобы прокормить нас, она ездила к сестре в Москву, привозила оттуда разные вещи и продавала. На нее донесли, арестовали и посадили в тюрьму. Она в 25 лет практически стала несчастной, и наша связь с ней прервалась», — вспоминает Бабаев. Игорю тогда было четыре года. Отец забрал детей к себе и перебрался из Дагестана в Кисловодск, их воспитывала бабушка Хаво, мать Эрзола. 

Эрзол сначала работал заведующим ателье индивидуального пошива с возможностями массового производства одежды, а затем в местных предприятиях легкой промышленности. «Отец с детства приучал нас к труду, часто брал к себе на работу, показывал свое мастерство. Это была хорошая школа, и я добился успеха во многом благодаря ему», — вспоминает Бабаев. В 1979 году Эрзол Бабаев перебрался в Москву — его назначили заместителем начальника Росглавшвейпрома (Главного управления швейной промышленности Министерства легкой промышленности). Он курировал весь юг РСФСР, включая Кавказ, и проработал в этой должности четыре года. Сегодня Эрзолу 92 года, он полон сил и счастливо живет в Израиле. Его 90-летие семья отмечала на Алтае. «Я получил заряд, чтобы дотянуть до 100 лет» — так, по словам Бабаева, отец отреагировал на устроенный им праздник. 

Сервелат на миллиард: как совладельцы «Черкизово» стали одной из богатейших семей России

Ген предпринимательства передался Игорю Бабаеву — он превзошел своего отца, став одним из 100 богатейших людей России по версии Forbes. В рейтинге 2006 года он занял 81-е место с состоянием $570 млн. Но еврейские традиции семьи на нем прервались — бизнесмен взял себе в жены русскую Лидию Михайлову, а сыновьям Сергею (родился в 1978-м) и Евгению (родился в 1982-м) дал ее фамилию, чтобы облегчить им жизнь в антисемитском СССР. 

 

 

Шустрый директор

Игорь Бабаев окончил Краснодарский политехнический институт и с 1971 года работал на мясоперерабатывающих заводах Ставрополья и Краснодарского края. В 1973–1976 годах он учился в Москве в очной аспирантуре Института мясной и молочной промышленности и после окончания стал директором Анапского мясокомбината. В то время ему довелось познакомиться с легендарной Железной Беллой, директором Геленджикского треста ресторанов и столовых Бертой Бородкиной. В Геленджике забраковали партию продуктов, поставленных с Анапского комбината, и Бабаев поехал к Белле разбираться. По его словам, абсолютно бесцеремонная дама очень жестко с ним разговаривала, кричала, обвиняла в том, что он «травит советский народ». Молодой директор пообещал забрать свою продукцию и больше никогда в Геленджик не возвращаться. Тогда он не понял, в чем была причина неудержимого гнева Беллы и чего она от него хотела. В 1983 году ее расстреляли за взятки и спекуляцию в особо крупных размерах. Бабаев в 1985 году и сам пострадал из-за коррупционного скандала — за дачу взятки секретарю краевого комитета партии его уволили с поста директора Армавирского консервного завода, который он возглавлял с 1978 года, и ему пришлось строить карьеру заново. 

В 1987 году Бабаев переехал в Москву — его пригласили на должность главного инженера Черкизовского мясоперерабатывающего завода ­(ЧМПЗ). Чтобы получить эту должность, нужно было пройти процедуру партийного согласования. Так он познакомился с будущим другом и очень полезным для бизнеса человеком — Евгением Пантелеевым. Пантелеев в то время работал первым секретарем Куйбышевского райкома КПСС, и именно к нему Бабаев пришел на утверждение в должности. В 1991 году партийный работник вошел в правительство Москвы и вплоть до ухода с поста мэра Юрия Лужкова работал министром, руководил департаментом промышленности. Сейчас он возглавляет Московскую федерацию тенниса. 

Благодаря теннису они с Бабаевым и подружились. Сначала играли на кортах клуба «Шахтер» в Сокольниках, а в 1988 году, когда Бабаева избрали директором ЧМПЗ и он построил корты на территории завода, перебрались туда. 

Сейчас Пантелеев вспоминает, что у Бабаева в правительстве Москвы было много друзей разной степени близости. В их числе был и Виталий Морозов, руководитель департамента продовольственных ресурсов. Похвастаться дружбой с Лужковым Бабаев не мог, но мэр к нему очень хорошо относился, так как он разбирался в бизнесе и не был типичным «красным директором», а это было полезно в переходный период. 

«Игорь выделялся на фоне других руководителей. Он был очень целеустремленным — ставил задачу и всех вокруг мог мобилизовать на ее решение. Он был не только грамотным специалистом, но и очень любознательным человеком — много ездил по миру, смотрел, как работают предприятия за границей. «Черкизовский» в то время был рядовым московским предприятием по сравнению с «Микояновским», например, но Игорь достаточно быстро вывел его в передовые», — говорит Пантелеев. 

Во время приватизации в 1993 году Бабаев собрал все 100% акций завода. Позже Лужков предложил ему взять в управление с последующим правом выкупа Бирюлевский мясоперерабатывающий комбинат.

Фото Александра Карнюхина для Forbes
Фото Александра Карнюхина для Forbes / Фото Александра Карнюхина для Forbes

В 1997-м Бабаев решил заняться производством непосредственно мяса и выйти за пределы Москвы. Он начал с покупки Петелинской птицефабрики и Кузнецовского свинокомплекса в Московской области и Васильевской птицефабрики в Пензе. Через пару лет в Московской области были куплены Круговская, Галицинская, Краснополянская и Глебовская птицефабрики. Все предприятия требовали реконструкции. Затем началась приватизация земель сельскохозяйственного назначения в Пензенской, Липецкой, Тамбовской и других областях Центральной России. Практически везде мясному магнату удавалось выстроить хорошие отношения с губернаторами, которые обычно помогали с инфраструктурой. К моменту выхода «Группы Черкизово» на биржу в 2006 году в холдинг входило более 60 разных компаний со своими юридическими адресами. Часть из них — в субхолдинг АПК «Черкизовский», часть — в АПК «Михайловский», названный так Бабаевым в честь сыновей. 

Обойти учителя: как Наум Бабаев поссорился с кузеном из списка Forbes и создал лидера по производству индейки «Дамате»

Все лучшее — детям

Пока отец занимался экспансией, дети учились. Сначала в Швейцарии, затем в Америке. Сергей в  2000 году окончил Джорджтаунский университет, Евгений — Калифорнийский в 2004-м. Изучали финансы и экономику, стажировались в Morgan Stanley и Goldman Sachs. Сергей в 1998 году создал в Вашингтоне телекоммуникационный стартап aTelo, и отец помог ему на начальном этапе. Младший сын тоже участвовал в развитии проекта и числился в компании помощником вице-президента. Как и большинство стартапов того времени, aTelo не пережил кризиса «доткомов», и компанию пришлось закрыть. Сергей вернулся в Россию и пошел работать к отцу на ЧМПЗ директором по маркетингу. 

В 2004 году, перед тем как в Россию вернулся Евгений, Сергей спросил отца, на каких условиях он и его брат будут дальше работать. «Я тогда решил поделить акции на четыре равные части, чтобы каждому из нас — Сергею, Евгению, Лиде и мне — досталось по 25%, — говорит Бабаев, — это был смелый шаг с моей стороны, но для меня было важно, чтобы сыновья пришли ко мне в бизнес не наемными работниками, а равноправными хозяевами». 

Стратегия себя оправдала — в 2006 году Сергей Михайлов уже был готов возглавить «Группу Черкизово», освободив от оперативного управления отца. Игорь Бабаев остался председателем совета директоров, а Евгений стал директором по развитию. После IPO, которое завершилось на Лондонской фондовой бирже 15 мая 2006 года, у каждого из четырех членов семьи осталось приблизительно по 15% акций компании. 

В связи со сменой статуса у Бабаева появилось больше свободного времени, и он решил реализовать свою давнюю мечту — научиться профессионально петь. Сначала бизнесмен занимался с 70-летней народной артисткой, которая упорно хотела сделать из него оперного певца. Бабаеву это быстро надоело — он хотел петь популярные лирические песни, шансон, что-то из репертуара Иосифа Кобзона, Муслима Магомаева или Александра Малинина, чтобы можно было выступать перед друзьями, родственниками и на корпоративах «Черкизова». 

И в 2008 году его познакомили с 21-летней девушкой Женей, которая приехала в Москву из Хабаровска, окончила Институт культуры и искусств по классу вокала, работала в культурном центре при Министерстве обороны и была не против заработать уроками пения. «Она начала приходить ко мне, мы подготовили несколько моих сольных концертов, с которыми я выступал у себя на вилле в Испании, на Алтае, в Жаворонках и в других местах», — вспоминает Бабаев. Через семь лет они решили пожениться — Евгении на тот момент было 28 лет, Игорю — 66. С первой женой Лидией Бабаев к тому моменту был давно разведен. 

Сыновей перспектива появления нового члена семьи насторожила — они предложили отцу вспомнить, как вели себя при разводе Елена Мордашова и Наталья Потанина — обе хотели отсудить у бывших мужей акции принадлежащих им предприятий. По их мнению, женитьба отца на девушке, которая моложе его на 38 лет, означала риски для компании. Бабаев думал недолго и на следующий день сообщил сыновьям, что отдает им все свои акции. «Отец, это мудрое решение», — так, по словам Бабаева, отреагировал на его слова сын Сергей. 

Семейные ценности: как российским миллиардерам правильно передать состояния детям

В 2016 году Бабаев полностью вышел из капитала группы и свое кресло председателя совета директоров уступил сыну Евгению. «Я принял абсолютно неординарное для капиталистов моего уровня решение. Но оно было абсолютно правильное. Я сохранил добрые отношения с Лидой, с сыновьями. Они мой основной капитал, а не акции», — объясняет свой поступок бизнесмен. 

С молодой женой у Бабаева две дочери — Соня (пять лет) и Милана (два года). И он счастлив: «Я во многом благодарен своим сыновьям: если бы оставался в бизнесе целиком и пахал день и ночь, я бы умер лет на 20 раньше, и на этом бы все закончилось. А я сейчас полон сил, занимаюсь йогой, пою, пишу книги, катаюсь на горных лыжах».

Формально Бабаев с «Группой Черкизово» никак не связан, но у него, по его словам, есть договоренности с сыновьями, которые позволяют ему чувствовать себя комфортно: он участвует в «философии развития компании» и выполняет представительские функции. Бизнесмен, как и раньше, в среднем раз в месяц обсуждает с детьми стратегию развития компании. Некоторые вопросы в момент таких обсуждений отпадают сами собой и уже не выносятся на совет директоров «Группы Черкизово». Не так давно на семейном совете обсуждалась, например, покупка обанкротившегося производителя индейки «Евродон». Бабаев был против, и сыновья его поддержали. Про «Евродон» забыли. По словам главы семейства, он не давит на детей своим авторитетом. Например, в случае с покупкой «Белой птицы» (бывшее предприятие братьев Ананьевых) сыновья были за, а ему идея не нравилась. Предприятие в результате купили, и сейчас Бабаев признает, что был неправ. 

«Игорь остается для сыновей главным авторитетом. Они, конечно, с ним советуются, но работают самостоятельно — подхватили его дело и очень хорошо продолжают. Игоря наверняка привлекают к решению каких-то крупных вопросов, он продолжает активно встречаться с губернаторами», — говорит Пантелеев, который дружит с Бабаевым уже 32 года.

Второе поколение: рейтинг богатейших детей из российских бизнес-кланов

Цифры подтверждают слова бывшего чиновника: «Группа Черкизово» по выручке за 2019 год (120 млрд рублей) занимает 2-е место среди всех российских агрохолдингов, уступая лишь «Русагро» (138 млрд рублей). EBITDA компании в долларах с 2006 по 2019 год выросла более чем в четыре раза, с $74,2 млн до $318 млн. Группа за прошлый год произвела почти 1,16 млн т мяса в живом весе — это 7,6% от всего произведенного в России (15,2 млн т, по данным Росстата). 

Алтайские истории

«Если я еще здесь появлюсь, то только при новом губернаторе!» — зло бросил сопровождающим основатель «Черкизово» на выходе из здания администрации Алтайского края после встречи с главой региона Александром Карлиным в 2010 году. Бабаев представил ему свой план развития на Алтае. Условия предложил традиционные: регион готовит инфраструктуру, а «Черкизово» вкладывает деньги и запускает проект. Губернатор покачал головой и ответил, что средств на это у него нет. «Вы к нам приехали, значит, вам это надо» — так, по словам Бабаева, прокомментировал свой ответ Карлин. Раздосадованный агропромышленник отказался ночевать в Барнауле и сразу же после встречи выехал в город-курорт Белокуриха в алтайских предгорьях. Но и там ему не понравилось, и он решил двигаться дальше в горы. 

Тогда Бабаеву предложили посмотреть на Алтай с вертолета. «Пролетаем над Катунью. Господи! Я вижу всю эту красоту и говорю своему десанту, который работал над алтайским проектом: «Ну-ка давайте ищите место, хочу построить здесь виллу», — вспоминает предприниматель. Его привлекла не только природная красота. В то время на берегу реки Катуни в Онгудайском районе активно велось строительство объекта, масштаб и секретность которого позволили местным жителям с уверенностью предположить, что это будущая резиденция Владимира Путина. Когда их разговоры начали пересказывать федеральные СМИ, «Газпром» заявил, что это не резиденция Путина, а гостинично-туристический комплекс, который компания строит для своих сотрудников. Бабаев, пролетая над стройкой, был сильно впечатлен, но для себя выбрал место на 100 км ближе к вершинам Катунского хребта с его главной горой Белухой.

Поездка на автомобиле по Чуйскому тракту от Горно-Алтайска до села Чибит занимает более пяти часов. При въезде в населенный пункт, где люди живут в скромных деревянных домах, стоит странное для этих мест сооружение с высокими каменными стенами, крепостной башней и развевающимся российским триколором над главными воротами. Ворота наглухо закрыты, за забором видна только крыша огромного хозяйского дома. 

Отсюда, из Чибита, начинаются пешие многодневные маршруты к знаменитым высокогорным Шавлинским озерам. Первый же вопрос туристов, которые закупаются в местном магазинчике перед походом: «Что это и кому принадлежит?» Для продавца нет секретов: «Московскому колбасному королю». Стилизованная первая буква фамилии этого «короля» выбита на башне главных ворот — «Б» — Бабаев. Стройка «алтайской крепости» в Чибите длилась два года, Бабаев тогда трудоустроил почти все население деревни. «В летний сезон на него и сейчас продолжает чуть ли не вся деревня работать, — рассказывает один из жителей Чибита. — Он все там перестраивает. В строительстве использовал наши местные материалы, показал народу, как из камня и дерева сделать нечто красивое». Бабаев спонсирует проведение деревенских праздников, с его помощью была построена современная детская площадка.

В резиденции круглый год работает пять человек персонала, а когда Бабаев приезжает, штат увеличивается в два раза. Отсюда он летает на вертолете к вершине Северо-Чуйского хребта Актуру (4044 м над уровнем моря), к самой высокой горе Алтая Белухе (4509 м), где гуляет и наслаждается великолепными видами. «Когда я приезжаю на Алтай с семьей, с детьми, получаю сумасшедшее удовольствие», — говорит Бабаев. 

Почему за 30 лет капитализма в России сформировалось мало настоящих предпринимательских династий?

В свое имение в Чибите агропромышленник вложил $4 млн. Вторая вилла на Алтае обошлась ему в $7 млн — ее построили на берегу реки Бии недалеко от Телецкого озера. Это трехэтажное здание из алтайского кедра с двумя сторожевыми башнями тоже спрятано за высоким забором, но полностью открыто со стороны реки. Игорь Бабаев сам любит погонять на водометной лодке, вылетая на ней в русло реки прямо с территории резиденции. «Я иду на этой лодке минимум 50 км — по диким абсолютно местам! Встречаю лосенка, медведя, взлетают дикие утки — это что-то, — делится впечатлениями Бабаев. — Остановишься — тишина сумасшедшая, никого нет…» 

В сентябре 2013 года, когда резиденция на Бии была практически достроена, основатель «Черкизово» встретился с главой Республики Алтай Александром Бердниковым и заявил, что собирается инвестировать средства в создание в регионе ферм по производству молока и завода по производству сыра. Обещал заняться и разведением мясной породы овец. «Я хочу, чтобы этот экологически чистый регион связывали не только с медом, но и с алтайской бараниной и алтайским молоком», — цитировала его алтайская пресса. Бердников обещал предпринимателю поддержку, но ничего из заявленного Бабаев так и не сделал. «Я пытался, но понял, что лучше этим не заниматься вообще, — объясняет он. — Там громадные просторы, а с приватизацией земли очень большие сложности. И там свои традиции — везде покос нелегальный и неучтенный скот».

А вот в соседнем с республикой Алтайском крае Бабаев свое обещание выполнил. В мае 2018 года губернатора Александра Карлина сменил выходец из «Норильского никеля» Виктор Томенко. В июле «Группа Черкизово» заявила о планах приобрести компанию «Алтайский бройлер» — одного из крупнейших в Сибири производителей мяса птицы. В конце года сделка состоялась. Прежде чем закрыть сделку на 4,6 млрд рублей, Бабаев сходил на встречу к новому губернатору, чтобы «получить благословение власти, понять, насколько доброжелательно к нам настроены». Встречей агропромышленник остался доволен и теперь называет Алтайский край стратегическим направлением для «Черкизово», обещает развивать в регионе птицеводство и свиноводство. 

В администрации края Бабаева ценят: поздравляя его с днем рождения в августе 2020 года через газету «Коммерсантъ», Виктор Томенко называет биографию основателя «Черкизово» «потрясающим примером того, как, опираясь только на собственные силы, смекалку и трудолюбие, можно на базе одного советского предприятия построить суперэффективный современный холдинг мирового уровня, ставший флагманом российской мясной отрасли». 

Как отношения в одной семье могут изменить целую отрасль

 

 

Игрушка за $80 млн

Масштабные земляные работы рядом с деревней Раево в 47 км от МКАД в Одинцовском районе Подмосковья начались в 2010 году. Генеральный подрядчик проекта компания «Процион» взялась за создание рельефа будущего гольф-поля по проекту победителя четырех основных мировых турниров по гольфу легендарного Джека Никлауса. Выбор заказчика был очевиден: «Процион» с Никлаусом уже построили в Подмосковье отличные гольф-клубы для Олега Дерипаски и Аркадия Абрамовича.

За четыре года стройки было перекопано 850 000 куб. м земли, вырыты искусственные и почищены существующие пруды, создана современная система полива и дренажей. Никлаус неоднократно прилетал из Флориды, чтобы убедиться в правильности проекта и на месте внести какие-то коррективы. 18-луночное поле протяженностью 6625 м было готово к сезону 2020 года, уже в марте оно вошло в европейский рейтинг Golf World Top 100, заняв в нем 18-е место. По мнению председателя совета директоров компании «Процион» Олега Кустикова, «Раево» в ближайшие годы войдет в тройку лучших полей Европы. Клубный дом «Раево» с дизайном интерьеров в стиле Ralph Lauren был открыт 13 сентября 2020 года. Почему реализация проекта затянулась на 10 лет?

Гостей Raevo Golf & Country Club встречает просторный трехэтажный клубный дом, дизайн интерьеров которого выполнен в стиле Ralph Lauren
Гостей Raevo Golf & Country Club встречает просторный трехэтажный клубный дом, дизайн интерьеров которого выполнен в стиле Ralph Lauren / Фото Александра Карнюхина для Forbes

«Все строилось за счет заработанных денег, которых все время был дефицит, — признается Игорь Бабаев. — Однажды Сергей мне сказал: «Пап, давай остановим развитие этого гольфа — дорого». Я говорю: «Сынок, если остановим, деньги потеряем, давай уже доведем до ума». 

Семья Бабаевых вложила в свой гольф-клуб в общей сложности около $80 млн. Теперь, когда все работает, его обслуживание будет стоить 90 млн рублей в год. Как правило, гольф-клубы начинают окупаться, когда вокруг них строятся элитные коттеджные поселки. Бабаев говорит, что «это возможная перспектива». Зачем ему такая дорогая игрушка? «Сыновья любят гольф. Когда мы с ними вместе по полю прогуливаемся, мы что-то обсуждаем. Это очень хорошие, приятные моменты, — признается он. — Да и отпахать такой марафон, создать такую компанию и не позволить себе что-то в виде гольфа было бы глупо». Бабаев любит детей, а детям нужны игрушки. 

Дополнительные материалы

10 богатейших семейных кланов России — 2020