«Прессуют за заметки»: адвокат сообщил о планах Сафронова в СИЗО выяснить причину ареста

Бывший журналист «Коммерсанта» и «Ведомостей» Иван Сафронов, арестованный по подозрению в госизмене, связал уголовное преследование со своими публикациями. Находясь в СИЗО и не имея доступа к своим заметкам, он хочет вспомнить и проанализировать их для того, чтобы в ходе «журналистского расследования» выяснить причину своего ареста, рассказал адвокат

Советник главы «Роскосмоса» Иван Сафронов в СИЗО пытается выяснить причину возбуждения уголовного дела о госизмене против себя (статья 275 Уголовного кодекса), рассказал «Коммерсанту» адвокат Олег Елисеев. По его словам, Сафронов уверен, что его преследование связано с текстами, которые он публиковал в СМИ. «Прессуют за заметки», — передает слова Сафронова защитник. Бывший журналист теперь анализирует свои прошлые тексты в попытке понять, что именно вызвало претензии правоохранителей. Поскольку доступа к текстам в СИЗО у него нет, восстанавливать содержание приходится по памяти.

Лефортовский районный суд арестовал Сафронова 7 июля. День спустя защита обжаловала это решение: жалобы подали два адвоката из пяти, остальные направят обращения 9 июля. Защита считает, что суд избрал самую жесткую меру пресечения необоснованно, так как следствие ФСБ не подтвердило факт нарушения гостайны. В материалах, которые служба представила в суде, не было сведений, содержащих гостайну, отметил другой защитник Сафронова Евгений Смирнов. Не была нарушена и тайна предварительного следствия, поскольку на заседании не был раскрыт план действий, которые собирается провести ФСБ. Кроме того, адвокаты обратили внимание, что проведение судебного заседания по избранию меры пресечения в закрытом для СМИ режиме было незаконным.

Елисеев рассказал, что мог быть нарушен порядок возбуждения самого уголовного дела по статье 275 Уголовного кодекса: ФСБ вела разработку журналиста несколько лет, а ход материалам почему-то дали только перед задержанием Сафронова. При этом Сафронов не раз проходил проверки различных служб безопасности, в том числе перед тем, как его взяли на работу в «Роскосмос», добавил адвокат.

Заявление редакции Forbes по делу Ивана Сафронова

Защитников в СИЗО «Лефортово» к Сафронову не пускают, ссылаясь на карантин, хотя правозащитников допустили, пишет «Коммерсантъ». По словам члена Общественной наблюдательной комиссии Евы Меркачевой, которую цитирует газета, Сафронов в целом не  жалуется на условия содержания — попросил починить телевизор и заменить слишком жесткий матрас, а также оформить подписку на газеты, в том числе те, в которых он работал — «Коммерсантъ» и «Ведомости». Сафронов отбывает арест в стандартной двухместной камере площадью около 15 кв. м. В камере он один, там есть горячая вода, холодильник и туалет. Из-за пандемии ограничены передачи, и Сафронову не могут передать даже сменную одежду: он остается в костюме, в котором был задержан.

По данным «Коммерсанта», Сафронова задержали 7 июля около 9 утра. Согласно протоколу, права ему разъяснили около 11:35, сам протокол был оформлен еще час спустя. Допрос начался около 14:00. На первый же вопрос следователя, желает ли он давать показания, Сафронов ответил, что вину не признает и воспользуется 51-й статьей Конституции об отказе свидетельствовать против себя. Допрос проходил в присутствии адвоката по назначению, хотя у входа в следственное управление ФСБ были адвокаты Елисеев и Сергей Малюкин.

Бывшего журналиста заподозрили в госизмене: главное о деле Ивана Сафронова

По данным «Коммерсанта», ФСБ получила информацию о якобы госизмене Сафронова от Службы внешней разведки (СВР). Она негласно контролировала переписку, которую журналист вел с домашнего компьютера, пишет газета. СВР заключила, что он отправил материал, который получил собеседник в Чехии, возможно, связанный с разведкой этой страны. Не указан объем переданной информации и количество передач. Нет данных получателя, формы и суммы вознаграждения. Кроме того, спецслужбы прослушивали телефонные разговоры и читали переписки Сафронова.

Как утверждает ФСБ, Сафронов работал на одну из зарубежных спецслужб НАТО и передавал ей секретные сведения о военно-техническом сотрудничестве России и ее оборонно-промышленном комплексе. После суда адвокат Иван Павлов рассказал, что Сафронова подозревают в передаче данных спецслужбам Чехии. По словам Павлова, Сафронова завербовали еще в 2012 году, но в деле лишь один эпизод: якобы в 2017 году журналист передал информацию о военном сотрудничестве России с ближневосточным африканским государством. Следователь в суде упоминал статью в «Коммерсанте» о контракте на продажу российских истребителей Египту (она вышла в марте 2019 года, Сафронов был соавтором). Очевидно, что под «ближневосточным африканским государством» следствие подразумевает Египет, а сведения связаны с той самой продажей самолетов, о которой писал Сафронов в статье «Коммерсанта», полагает адвокат.

Сафронова заподозрили в передаче данных спецслужбам Чехии

Сафронов работал в «Коммерсанте» с 2010-го по 2019 год. Он и его коллега Максим Иванов были уволены после выхода материала о возможной отставке спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. Статья о контракте на поставку истребителей Су-35 Египту на $2 млрд вышла за два месяца до увольнения Сафронова из «Коммерсанта». В тексте авторы ссылались на двух неназванных «топ-менеджеров предприятий оборонной промышленности». Позднее статья с сайта «Коммерсанта» исчезла. После выхода статьи США пригрозили Египту санкциями. «Рособоронэкспорт» после выхода статьи опровергал информацию о контракте. В мае ТАСС со ссылкой на источник написал, что Россия начала производство Су-35 по контракту с Египтом.

Кремль не увидел общественного резонанса в деле Сафронова

После «Коммерсанта» Сафронов работал в «Ведомостях». В мае Сафронов стал советником гендиректора «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина. Последний после задержания Сафронова заявил, что несколько лет знал его как журналиста и «не сомневался в его высоком профессионализме и личной порядочности».