Daily Beast и центр «Досье» выяснили время отправки письма с угрозой взрыва на самолете Ryanair

Минский аэропорт получил письмо с угрозой взрыва борта Ryanair уже после того, как власти рассказали о минировании экипажу, пишет Daily Beast со ссылкой на оригинал сообщения. По данным издания, письмо было отправлено через 27 минут после того, как самолет вошел в воздушное пространство Белоруссии и через 24 минуты после того, как Управление воздушным движением в Минске проинформировало пилотов об угрозе

Электронное письмо об угрозе взрыва на борту самолета Ryanair, экстренно посаженного в Минске, было отправлено через 24 минуты после сообщения экипажу о минировании якобы ХАМАСом. Об этом сообщает американское интернет-издание The Daily Beast по итогам расследования, проведенного в сотрудничестве с центром «Досье» (проект Михаила Ходорковского) и Newslines. Расследователи получили оригинал электронного письма с угрозой взрыва, которое, как утверждает президент Белоруссии Александр Лукашенко, было отправлено палестинской военизированной группировкой ХАМАС из Швейцарии.

Это письмо якобы побудило Лукашенко приказать посадить самолет Ryanair  в Минске. Временные метки в оригинале письма показывают, что оно было отправлено через 24 минуты после того, как белорусские власти сообщили пилоту и экипажу, что самолет заминирован. В теме письма указано «Аллах Акбар», отправителем был некий ahmed_yurlanov1988, который воспользовался почтовым сервисом protonmail.com. «Мы, солдаты ХАМАСА,  требуем, чтобы Израиль прекратил огонь в секторе Газа. Мы требуем, чтобы Европейский союз отказался от поддержки Израиля в этой войне. Мы знаем, что участники Дельфийского экономического форума возвращаются домой 23 мая рейсом FR4978. На этот самолет заложена бомба. Если вы не выполните наши требования, бомба взорвется 23 мая над Вильнюсом», — говорится в тексте сообщения об угрозе. Израиль и ХАМАС договорились о прекращении огня в ночь на пятницу, 21 мая, за два дня до того, как было отправлено письмо от имени «солдат ХАМАСа». Представитель ХАМАСа Фаузи Бархум категорически отверг причастность группировки к инциденту с самолетом. 

Швейцария ответила на слова Лукашенко про сигнал о минировании рейса Ryanair

В оригинале письма имеются и другие несоответствия, которые вступают в противоречие с установленной хронологией событий, приведших к вынужденной посадке самолета в Минске. Письмо было отправлено на общий информационный адрес Национального аэропорта Минска в 12:57 23 мая, через 27 минут после того, как самолет впервые вошел в воздушное пространство Белоруссии и через 24 минуты после того, как управление воздушным движением в Минске впервые проинформировало пилота Ryanair о том, что по электронной почте угроза взрыва бомбы была «передана нескольким аэропортам». Управление гражданской авиации Греции (самолет вылетел из Афин) публично заявило, что не получало такого предупреждения ни в какой момент во время полета борта FR4978, отмечает Daily Beast. Литва действительно получила письмо, но адресатом стал не Вильнюсский аэропорт (самолет летел в Вильнюс), а госпредприятие «Литовские аэропорты», которое обслуживает три литовских аэропорта (Вильнюс, Каунас и Паланга).

«В самолете находился террорист»: Лукашенко прокомментировал посадку борта Ryanair в Минске

Лукашенко настаивает, что именно угроза взрыва вынудила посадить самолет Ryanair в Минске с сопровождением военного истребителя МиГ-29. Европейский Союз и авиакомпания Ryanair назвали посадку самолета, которым летел бывший главред Nexta Роман Протасевич, «угоном» и «пиратством, спонсируемым государством», США — возмутительным актом и нападением на свободу прессы. 

Пожизненный пират: почему Лукашенко пошел на спецоперацию с самолетом

Пассажирский самолет Ryanair, летевший из Афин в Вильнюс, экстренно сел в столице Белоруссии 23 мая. В числе пассажиров были экс-главред Telegram-канала Nexta Роман Протасевич и его девушка гражданка России София Сапега. После посадки самолета их задержали. В Белоруссии Протасевич внесен в список причастных к терроризму и обвиняется в организации массовых беспорядков и «возбуждении социальной вражды» по отношению к представителям власти и правоохранителям. Последнее время он жил в Литве, которая предоставила ему политическое убежище.