«Есенин нового времени»: как 22-летний пианист из Самары покорил зумеров, подружился с Моргенштерном и объявил войну Sony

Эдуард Шарлот начинал музыкальную карьеру, подбирая мотивы песен Beatles на фортепиано, а уже к 22 годам стал соавтором знаменитого рэпера Алишера Моргенштерна и рекламным лицом «Мегафона». Борьба с лейблом Sony Music, который Шарлот обвиняет в эксплуатации артистов, только укрепила его популярность: в свободном плавании Эдуард сможет увеличить доходы от рекламы в разы, говорят эксперты
Фото Полины Рукавичкиной для Forbes
Фото Полины Рукавичкиной для Forbes / Фото Полины Рукавичкиной для Forbes

«Сажусь в такси, а по радио играет моя реклама. И вот тогда я понял, что этот тот самый момент популярность», — вальяжно раскинувшись на дореволюционного вида софе, рассказывает номинант в рейтинг Forbes «30 самых перспективных россиян до 30 лет» в категории «Музыка», новый кумир зумеров Эдуард Шарлот.

К своим 22 годам он успел получить музыкальное образование (и с удовольствием позирует за фортепиано, наигрывая мелодии The Beatles), засветиться в проекте «Песни» на ТНТ и шоу Ивана Урганта, заключить контракт с могущественным лейблом Sony Music и скандально поссориться с ним, выпустить альбом с миллионными прослушиваниями, попасть в телевизор с рекламой «Мегафона» и получить творческое благословение от короля новой рэп-волны Алишера Моргенштерна, записав с ним совместный трек.

За 2019 год все это принесло юному Шарлот (по словам самого музыканта, его фамилия не склоняется) около 6 млн рублей, за восемь месяцев 2020-го около 7 млн (до вычета комиссии лейбла).

Forbes пообщался с Эдуардом, его рекламодателями и экспертами на музыкальном рынке и узнал, как в «нежном возрасте» артист из Самары сумел завоевать любовь широкой публики и крупных брендов, почему не побоялся вступить в конфронтацию с Sony и что думает о мнениях хейтеров.

Путь пионеров

Эдуард Шарлот родился и вырос в Самаре в семье бизнесмена Валерия Шарлота, владельца компании по продаже сварочного оборудования «Элком-Самара»  по словам музыканта, одного из самых крупных предпринимателей региона в 1990-е.

Эдуард мечтал тоже стать бизнесменом, но быстро понял, что «не очень соображает по финансам» в отличие от брата-двойняшки Виталия. Когда Эдуарду было семь лет, отец отдал его в музыкальную школу по классу фортепиано. «Все детство было музыкальное: у нас в квартире было фортепиано — на нем играл отец — и CD-проигрыватель, на котором мы слушали Beatles», — рассказывает Шарлот-младший. Мать музыканта, по его собственным словам, ушла из семьи, когда братьям было по 12 лет. С тех пор они виделись всего несколько раз.

Окончив класс фортепиано, Шарлот на несколько лет забросил занятия. Но после 9-го класса, когда из-за низкой успеваемости его чуть не исключили из школы, решил, что «надо как-то определяться и себя находить». Нашел в музыке: по совету отца стал готовиться к сдаче выпускных экзаменов и поступлению на класс фортепиано в Самарский государственный институт культуры. Занимался по четыре часа в день и параллельно завел YouTube-канал, куда выкладывал фортепианные каверы на популярные зарубежные песни. Идею — вплоть до ракурса съемки — скопировал у аналогичного австралийского канала с 234 000 подписчиков. Первый же фортепианный кавер Шарлота на песню Do or Die группы 30 Seconds To Mars в начале 2014-го набрал 11 000 просмотров. Еще один кавер — на песню Пола Маккартни Queenie Eye — почти 20 000 просмотров. Видео Шарлот снимал на домашнюю камеру, а играл он на отцовском пианино.

Тогда же музыкант «начал постигать интернет-маркетинг»: нашел во «ВКонтакте» русскоязычный паблик, посвященный творчеству группы Green Day, написал администратору с просьбой выложить несколько своих каверов на песни коллектива. Тот согласился. Репост привлек к каналу десятиклассника внимание: «Мне начали писать люди, которые просили прислать ноты. А я сам подбирал мотив и играл, безо всяких нот».

Фото Полины Рукавичкиной для Forbes
Фото Полины Рукавичкиной для Forbes / Фото Полины Рукавичкиной для Forbes

Среди написавших был Марк Антипов, основатель начинающей самарской кавер-группы «Капитан Коркин». Антипов тогда искал в группу клавишника и пригласил на эту роль Эдуарда — тот согласился. «Я скинул ему, что мы играем, и оказалось, что наши вкусы очень схожи: мы оба росли на «битлах» и в новом составе начали играть их же более сложные песни», — вспоминает Антипов. «Когда у 16-летних пацанов сходятся вкусы, это говорит о многом. Это что-то около братской связи. Я серьезно!» — признается он.

С Антиповым и его группой Шарлот поначалу репетировал в свободное от учебы время, потом стал выступать на небольших фестивалях. Видеозаписи с таких выступлений приятели выкладывали на страницу группы во «ВКонтакте», но набирали максимум несколько сотен просмотров.

Параллельно с участием в «Капитане Коркине» Шарлот летом 2014-го вместе со школьными друзьями создал собственную группу The Way of Pioneers (в переводе с англ. «Путь пионеров», сокращенно TWOP). Репетировать стали в актовом зале школы, ключи от которого директор доверила ученикам на лето. В составе группы Шарлот впервые начал самостоятельно петь сначала перепевал Beatles, а затем стал писать свои композиции.

«Русский Джастин Бибер»: как Егор Крид стал кумиром поколения Z и заработал $6,9 млн, несмотря на «развод» с Тимати

На фоне нового увлечения он вышел из состава «Капитана Коркина». «Мы, молодые и импульсивные, поссорились, и он полностью ушел в свое творчество», — вспоминает Антипов. По словам Эдуарда, главной причина ухода стало то, что «это был 11-й класс, время подготовки в ЕГЭ, всякие недопонимания с отцом — хотелось заниматься только своей группой».

Король каверов

С первой собственной рок-композицией My heart feels calm here весной 2015 года Шарлот вместе с TWOP выступил на «Фестивале самарской музыки» в местном клубе «Звезда». Условия участия были просты: молодой группе нужно было выкупить у организатора и продать тридцать билетов, но Эдуарду удалось реализовать вдвое больше — через друзей и группу во «ВКонтакте».

На выступлении, по его словам, он заработал всего около 3000 рублей, но оно породило «первый фанатизм по группе» — на следующие фестивали «люди стали приходить и ждать именно [TWOP]». Цели зарабатывать на концертах у него тогда не было. «Мой отец создал возможность, он так сказал: «Ты не будешь работать, пока учишься в институте, а когда окончишь, я тебя не буду содержать». Я такой: «Ок, это круто», — вспоминает исполнитель. — Профессиональный артист никогда не будет распыляться на какую-то ***** при становлении. Это очень вредно, это всегда оставляет отпечаток». Выступления группы и записи новых песен были нерегулярными: осенью 2015-го Шарлот выпустил еще одну англоязычную рок-композицию, затем в 2016-м стал экспериментировать с русскоязычными рок-песнями. Популярными композиции не становились: за творчеством TWOP во «ВКонтакте» следили всего порядка 3000 человек.

«Его песни очень простые, в них практически ничего не добавляют, поэтому они работают»

После окончания школы Шарлот, как и планировал, поступил на эстрадно-джазовое отделение в Институт культуры. Будучи студентом, он успел записать с TWOP первый мини-альбом из нескольких рок-композиций. Группа потратила на запись и сведение треков в сумме 70 000 рублей, которые не окупились. «Мы выкладывали все во «ВКонтакте», о дистрибуции вообще не думали. Меня время от времени приглашали разово клавишником на выступления других групп так и зарабатывал понемногу», — вспоминает Шарлот.

«В очередном порыве создать что-то новое» он оставил TWOP и вместе с барабанщиком группы создал новый проект Shark Milk. Написал пять вокально-фортепианных песен в жанре R&B, но ни одну не выпустил: «Мне не нравилось то, что получалось. Хотелось чего-то другого, и я даже не понимал чего». Эту группу он спустя год тоже распустил решил «передохнуть от музыки».

«Музыкальная пауза» продолжалась до последних курсов университета. Тогда, в 2018-м, говорит Эдуард, он завел Instagram-аккаунт (сейчас 317 000 подписчиков), в котором начал «выкладывать видосики, просто чтобы напомнить всем знакомым, что я неплохо играю на пианино, ну и петь умею прикольно». Публиковать стал каверы на песни набиравших тогда популярность русскоязычных групп.

«Мыльный пузырь, в который нужно ткнуть зубочисткой»: как три журналистки зарабатывают миллионы на историях об изнанке глянца

Один из таких каверов, снятых на телефон, — на трек «Все хотят меня поцеловать» группы «Пошлая Молли» — заметил лидер «Пошлой Молли» Кирилл Бледный. Он поделился роликом в сториз Instagram-аккаунта группы (675 000 подписчиков). «На меня подписалось за день 6000 человек: было 600 подписчиков, стало 6600, потом 15 000, — взахлеб рассказывает музыкант. — Я этого ждал давно. У меня появилось признание в поп-тусовке. Я поверил в себя». Кирилл Бледный на запрос Forbes в соцсетях на момент публикации не ответил.

Большое плавание

Благодаря росту аудитории внимание на музыканта обратило московское издательство «Джем», которое издает записи Славы КПСС, Юрия Хованского, Егора EGOR MUF Рязанова и других исполнителей. «Джем», по словам музыканта, пригласило его в столицу и предложило выпустить сольный вокально-инструментальный альбом (представитель издательства от комментариев Forbes отказался). На запись, сведение семи песен и съемку клипов на треки «Нити дев» и «Ах, я счастлив» музыкант потратил около 100 000 рублей, которые заработал, выступая клавишником на концертах других самарских групп. В подписи альбома решил использовать только фамилию — так появился звучный псевдоним Шарлот.

Весной 2018-го «Джем» выложил на стриминговых сервисах мини-альбом «Ах, я счастлив», составленный из нескольких сольных песен Шарлота о любви с мелодичной фортепианной музыкой его же авторства, треки с экспериментальным электронным аккомпанементом, а также совместный трек с основателем инструментальной рок-группы nobody.one Сергеем Табачниковым. Через несколько месяцев «Джем» выпустил и начал дистрибутировать еще один похожий сборник из шести поп-песен «Это наш мир», где фортепианная музыка сочеталась с «синтетической» — битами и электронными эффектами.

«Я проснулся другим человеком: появилось в разы больше и поклонников, и хейтеров»

С издателем Шарлот, по собственным словам, заключал разовые договоры на выпуск и дистрибуцию альбомов. Условия сотрудничества по разделению стриминговых доходов он не раскрывает, но уверяет, что «перечисления со стримов каждый раз внезапны и нестабильны в связи с отсутствием моего доступа к статистике и показателям со всех музыкальных сервисов». Сумма выплат не превышала 30 000 рублей за квартал, уточняет Шарлот. Всего на стриминге первых альбомов, выпущенных с «Джем», он, по собственным словам, заработал 100 000–120 000 рублей. По оценкам источника Forbes, знакомого с работой лейблов, стриминг мини-альбома «Ах, я счастлив» мог принести несколько сотен тысяч рублей, 30% из них «Джем» оставил себе, остальное перевел исполнителю.

В сотрудничестве с «Джем» в конце 2018-го Шарлот также выпустил альбом «Буду спать или нет», на запись которого, по собственным словам, потратил около 5000 рублей личных средств. Новые работы отличались простыми мелодиями и «острыми на язык» текстами, отмечает музыкальный журналист Артем Макарский. Шарлот пел о том, что «вынужден покинуть дом, встать к ветру лицом», и о том, что сдал экзамены и будет «пить и курить». «Это попало в сердце зумеров, потому что они услышали голос среди таких же, как они, — голос молодого, довольно харизматичного исполнителя. Он говорит о том, что думает. Эта честность и искренность привлекает», — считает Макарский.

Фото Полины Рукавичкиной для Forbes
Фото Полины Рукавичкиной для Forbes / Фото Полины Рукавичкиной для Forbes

По этому альбому артиста впервые узнала широкая аудитория. В конце 2018-го из-за «сложностей с учебой, отношениями с отцом и заработком» он посреди учебного года уехал на две недели в Санкт-Петербург и по совету друзей подал заявку на участие во втором сезоне шоу «Песни» на ТНТ. Кастинг в петербургской студии телеканала музыкант проходил с одной из песен с альбома «Буду спать или нет», которая «привлекла внимание с первой минуты прослушивания», рассказывает креативный продюсер «Песен» Константин Обухов. «Необычный тембр, яркая внешность, игра на инструменте, незаурядный текст — то, что он уникальный артист, было понятно сразу. Не взять такого в телевизионную съемку мы просто не имели права», — вспоминает еще один креативный продюсер шоу Даня Пронякина.

В эфире Шарлот исполнил «Буду спать или нет», «Я не один» и новую песню «Средний пальчик». Запоминающиеся мелодичные строчки под фортепианный аккомпанемент по итогу эфиров «никого не оставили равнодушными», уверяют продюсеры. Несмотря на это, в финал конкурса музыкант не прошел — победителем сезона стал рэпер Вячеслав Исаков, выступающий под псевдонимом Slame.

На волне первой телевизионной славы летом 2019-го, сразу после «Песен», Шарлот заключил контракт с лейблом Sony Music Entertainment Russia. Сам артист, впрочем, уверяет, что телеизвестность тут ни при чем: «Лейбл обратился ко мне с предложением о сотрудничестве еще до выхода шоу в начале 2019-го. Я три месяца им отказывал, пока учился в университете, а после выпуска принял серьезное решение и согласился». Представитель Sony Music Entertainment Russia комментировать любые вопросы, связанные с работой с Эдуардом, отказался.

«Компания пережила настоящую войну»: как закончилась десятилетняя история любимого бренда светской Москвы Alexander Terekhov

Лейбл, по словам Шарлота, взял на себя дистрибуцию песен на стриминговых платформах (Apple Music, Google Play, «Яндекс.Музыка» и др.), а также маркетинг и организацию концертов. За это по лицензионному договору, подписанному сроком на пять лет, Sony Music Entertainment Russia забирает 50% стриминговых доходов артиста. По агентскому договору сроком на 7 лет — 70% со всех рекламных поступлений. 

Гендеров нет

Карьера Шарлота после заключения контракта с Sony Music пошла в гору: уже в сентябре 2019 года он выпустил новый полноценный альбом «Навечно молодой», в который вошел будущий хит «Щека на щеку» и еще восемь песен. Этот альбом, как и все предыдущие, Шарлот «записывал и сводил через друзей», поэтому вложения составили всего 15 000 рублей из личных накоплений (лейбл расходы на запись, согласно контракту, не покрывал).

Sony занялся дистрибуцией и маркетингом альбома, а также знакомством рекламодателей и стриминговых платформ с творчеством молодого исполнителя. Шарлот благодаря связям лейбла выступил в офисе Apple Music, а песня «Щека на щеку» позднее вошла в топ-100 лучших песен 2019 года по версии платформы.

В октябре 2019-го Шарлот с «Щекой на щеку» выступил на «Вечернем Урганте», а затем с новым альбомом провел осенний мини-тур (Москва, Казань, Санкт-Петербург, Самара, Екатеринбург), организованный Sony Music. Доход артиста с тура до вычета комиссии лейбла основательница агентства по продвижению в музыкальной сфере SoldoutMafia Екатерина Павлова оценивает в 2,2 млн рублей.

Перед Новым годом с запросом на рекламу к исполнителю пришел «Мегафон» — Эдуард согласился сняться в ролике для телеком-оператора. С начала 2020 года видео транслировали по многим телеканалам и выложили в YouTube-канал «Мегафона», где оно набрало 1,5 млн просмотров. «Я проснулся другим человеком: появилось в разы больше и поклонников, и хейтеров», — говорит Шарлот. Количество лайков и дизлайков под видео было примерно одинаковым — около 33 000. «Я так понимаю это не он, не она. Это какое-то ОНО.....», «Это бесполое «чудо» богатого папеньки», — отмечали в комментариях к рекламному ролику анонимные критики.

Впрочем, за квази-трансгендерность многие и полюбили певца. «Он может ходить так, как захочет, у прически, одежды, косметики нет гендеров, я вам напомню», «Да и самих гендеров нет», — защищали пользователи своего любимца. Шарлот на выпады реагирует «очень положительно», а на вопрос, почему, отвечает: «Это как объяснять смысл своей песни. Бессмысленно».

«Он говорит о том, что думает. Это попало в сердце зумеров»

По словам Эдуарда, заработать в 2019 году удалось и на нескольких корпоративах (например, на вечеринке Towards Winter люксового бренда Gucci), а также рекламной интеграции со спортивным брендом Puma. Российское представительство Gucci комментировать взаимодействие с Шарлотом и его гонорар отказалось, представитель Puma Russia на запрос Forbes на момент публикации материала не ответила. В «Мегафоне» также отказались комментировать сотрудничество с Шарлотом. Сам исполнитель по условиям договора с Sony Music свои доходы не раскрыл.

По оценкам источника, близкого к исполнителю, гонорар за рекламный ролик для сотового оператора составил порядка 1 млн рублей, выручка за один корпоратив 500 000 рублей. Совокупный доход Шарлота до вычета доли Sony Music в 2019 году собеседник Forbes оценил в 5-6 млн рублей, после вычета  примерно в 1,5 млн.

По мнению Екатерины Павловой, никакого «особого секрета в дикой популярности» Шарлота нет: «Крупный взлет начался с шоу «Песни» на ТНТ, потом выступление на «Вечернем Урганте», далее появились публикации в Esquire, The Village», — перечисляет она удачные пиар-шаги исполнителя. Реклама «Мегафона» дала еще один всплеск, так как «телевизор по-прежнему смотрит огромная аудитория, а реклама сотовых операторов занимает большую долю эфира», — продолжает эксперт. По ее словам, «все в совокупности не могло не дать всплеска». Благодаря лиричным текстам и самобытному вокалу Шарлот завоевал поколение Z, а «зэты» сейчас двигают индустрию весьма уверенно и динамично — за эту аудиторию цепляются рекламодатели».

Основатель музыкального издательства DNK Music и селебрити-агентства Didenok Team Кирилл Диденок связывает успех еще и с самим образом Шарлота: «Он как юный поэт — такой Сергей Есенин нового времени от инди-музыки. Кудри, локоны, голубые глаза и милая улыбка — все, что способно растопить сердца юных дев».

Королева TikTok: как 20-летняя таджичка заработала миллионы рублей и завоевала миллионы подписчиков в соцсетях

В рассуждениях о феномене Шарлота нельзя забывать и о профессионализме, подчеркивает Макарский. «Он умеет писать мелодии, у него чутье на это, — считает критик. — Он понимает, как написать хорошую песню, как сделать ее интересной с достаточно простой аранжировкой. Его песни очень простые, в них практически ничего не добавляют, поэтому они работают».

Сор из избы

В мае 2020-го об артисте узнали даже те, кто не видел рекламу «Мегафона». Неожиданно для музыкального рынка Эдуард заявил на своих страницах в Instagram (все публикации впоследствии были удалены) и во «ВКонтакте», что недоволен работой с Sony Music: лейбл, по словам исполнителя, эксплуатировал его как артиста, не выплачивал в полном размере роялти и подделывал документы.

В беседе с Forbes Шарлот признался, что конфликт зародился еще на старте сотрудничества  летом 2019-го. Лейбл, по его словам, отказался помочь с переездом в Москву. Он признает, что обязательств помогать с переездом не было в договоре, но считает, что «такая просьба вполне логична и точно не делает меня нахлебником». Практика оплаты переезда в другой город, а также покупки артисту домашней студии и концертного оборудования действительно частая, говорит собеседник Forbes на музыкальном рынке. Но, как правило, это происходит, «если лейбл уверен в финансовой прочности артиста и не выдавал ему большие авансы, на которые он сам мог себе позволить переезд и оборудование».

В итоге с переездом, по словам Шарлота, помог «один нерусский артист примерно 30 лет, который владеет своим лейблом и которого уважают абсолютно все» (его имя Эдуард назвать отказался). Он организовал Эдуарду переезд, снял квартиру и содержал его в первые месяцы. «Он хотел меня к себе в лейбл, но не получилось», — кратко поясняет интерес таинственного покровителя Шарлот. В сумме тот потратил на содержание Эдуарда около 300 000 рублей, которые исполнитель, по собственным словам, «должен вернуть». 

Отказ Sony Music оплатить переезд в Москву Шарлот «стерпел». Но уже в сентябре 2019-го услышал первый звоночек о том, «что надо валить» из лейбла. После релиза нового альбома Sony Music предложил, по его собственным словам, снять клип на песню «Щека на щеку» бюджетом в 1 млн рублей: «Но после того как я расписал всю смету по их требованию, они говорят: «Ну, Эдуард, у нас есть только 500 000 рублей». Я отказался от денег и сказал: «Я что вам, торгаш какой-то?» Так не делается. Они повели себя грязно». В итоге вместо полноценного клипа, по словам Шарлота, лейбл снял «бэкстейдж с фотосъемки» (ролик набрал 8,5 млн просмотров в YouTube). Еще один минутный мини-клип на эту же песню (1,5 млн просмотров) Шарлот снял за собственные 5000 рублей.

По условиям контракта, маркетинговые траты на раскрутку альбома лейбл покрывал из первой выручки артиста. «Они выставили мне смету на 3-4 млн рублей за маркетинг. Получается, пока эта сумма отбивалась, я ничего не получал от них», — говорит Шарлот. Но по факту маркетинг и промо были плохими, считает он: «Щека на щеку» попала лишь на 90-е место в рейтинге Apple Music, а это «очень плохой результат». «Все прослушивания я обеспечивал сам своей аудиторией в соцсетях», — уверяет Эдуард. Вычитание маркетинговых трат из первой выручки исполнителя — один из стандартных вариантов сотрудничества между лейблом и артистом, уверяет Екатерина Павлова из Soldoutmafia. «Лейблы — это про бизнес. Как они еще могут компенсировать свои вложения?» — говорит эксперт.

Осенью 2019 года Шарлот, по собственным словам, попросил Sony Music выплатить ему аванс на 500 000 рублей за синглы «Зимняя метель» и «В кровать тебя хочу», но деньги задержали на месяц: «Мне нужны были деньги  я только окончил университет и жил в Москве. Обычно лейблы входят в положение, но Sony не вошел». Во время задержки аванса Шарлот вспомнил про бумагу, в которой якобы оговаривалось, что лейбл не имеет права задерживать деньги больше чем на две недели. «Но мне сказали, что такой бумаги нет, и принесли новую, где написано уже про месяц возможной задержки», — рассказывает артист. 

«Я так и не понял, ***** лейбл нужен. Все, что они умеют, — выманивать деньги с заказчиков»

Последней каплей весной 2020-го, по словам Шарлота, стала задержка выплат за рекламу Puma в размере 250 000 рублей: «Они начали задерживать мне на два месяца деньги, шантажируя тем, что я должен выпустить новый альбом». На протяжении двух месяцев Шарлот жил «за счет девушки» — блогера Дарьи Искренко (по словам музыканта, пара уже рассталась).

Этот эпизод представитель Sony, как и все другие вопросы о Шарлоте, комментировать отказался.

В знак протеста артист удалил все публикации со своей страницы в Instagram с 320 000 подписчиков. Во «ВКонтакте» оставил только видеообращение к лейблу и запись «ЛЕЙБЛ РАЗРУШИТ ШАРЛОТ». Свой новый альбом «Рожденный в аду», впрочем, он все равно выпустил с Sony Music, но от промо отказался: «Оно было хуже предыдущего. Я сказал, что не хочу отдавать деньги за то, что мне не нравится».

По словам Эдуарда, он договорился с Sony Music о том, что сразу после выпуска нового альбома стороны обсудят условия расторжения агентского договора, но компания перенесла переговоры на декабрь. «Если я так и не смогу расторгнуть с ними этот договор и освободиться от цепей, то будет суд и я его выиграю. И тогда Sony Music потеряет все», — грозит Эдуард. В своей победе артист уверен, потому что договоры с Sony Music якобы «не имеют никакой силы» из-за недостатка на них печатей.

Но проставление печати на договоре в принципе не является строго обязательным, тем более не является обязательным проставление печати на каждой странице договора, комментирует партнер FTL Advisers Дарья Невская. «В любом случае, даже если при заключении договора были допущены юридические огрехи, с тем учетом, что договор исполнялся сторонами в течение продолжительного времени, иск о признании его незаключенным, скорее всего, будет отклонен судом на основании противоречия действий истца принципу добросовестности», — считает юрист. 

Фото Полины Рукавичкиной для Forbes
Фото Полины Рукавичкиной для Forbes / Фото Полины Рукавичкиной для Forbes

Шарлот вел переговоры с другими лейблами, у которых, имея обязательства перед Sony Music, просил «миллионные авансы за выпуск своего крайнего альбома», уверяет в разговоре с Forbes источник, знакомый с работой лейблов. Уйти от лейбла, по его словам, Шарлот решил, став популярным после рекламы «Мегафона», чтобы «продать будущие треки, рекламу, концерты другим лейблам, но дороже и на других условиях». «Это несправедливо в отношении Sony Music, который подписал Шарлота после участия в «Песнях», когда тот был неизвестен большой аудитории», — считает собеседник Forbes.

«Баба-слесарь и человек-жиза»: как блогеры «из народа» набирают миллионы просмотров и зарабатывают десятки тысяч рублей в TikTok

Если дело дойдет до суда, Шарлот не сможет доказать пункты договора, по которым лейбл не исполнял обязательства в надлежащем порядке, «учитывая опыт работы данного лейбла на рынке и положительного фидбека от крупных артистов», продолжает источник Forbes. «Если вовремя были присланы финансовые отчеты, произведены выплаты и артист не писал официальных претензий и жалоб на протяжении всего срока работы, то у него нет шансов», — уверен он.

История конфликта сильно запутана из-за «всех комментариев со стороны артиста и того, что лейбл ничего не хочет говорить по поводу этой ситуации». «Поэтому, кто прав, кто виноват, абсолютно непонятно», — резюмирует Артем Макарский.

Экономика протеста

Вынесение конфликта в публичное поле может помешать Шарлот заключить договоры с другими лейблами, считает еще один собеседник Forbes на музыкальном рынке. К негативным последствиям, по его мнению, привел и отказ Эдуарда от промо нового альбома «Рожденный в аду», у которого были «очень плохие прослушивания». «Он запретил лейблу использовать маркетинг: посевы, таргет и так далее вот и результат работы», — констатирует эксперт.

С этим не согласна Екатерина Павлова из Soldoutmafia: по ее мнению, конфликт привлек к Шарлоту дополнительное внимание аудитории, что может спровоцировать рост концертного дохода в 1,2-1,5 раза в случае, если на ближайших двух осенних концертах в Москве и Петербурге будут распроданы все билеты. «Он, конечно, призвал не покупать билеты из-за его конфликта с Sony, но пока официальных заявлений об отмене нет и билеты продаются», — напоминает Павлова.

Рекламный ценник артиста, по ее оценке, после конфликта тоже подрос примерно в 1,5 раза, а после разрыва контракта с лейблом доход от этого направления может вырасти пятикратно. Но здесь роль мог сыграть не только скандал, но и YouTube-шоу «Студия 69» с участием Моршенштерна и Шарлота (4,5 млн просмотров), а также клип с Моргенштерном на дуэт «Малышка» (набрал 22 млн просмотров), считает Павлова. Ее догадки подтверждают данные GetBlogger: по словам директора по маркетингу компании Михаила Карпушина, рост известности и доходов Шарлоту принес в первую очередь дуэт с Моргенштерном, который артист записал в марте, накануне объявления о разногласиях с Sony Music. После выхода совместного клипа, по данным GetBlogger, на Шарлота в Instagram подписалось около 91 000 пользователей.

По словам источника, близкого к Шарлоту, за восемь месяцев 2020 года артист заработал около 7 млн рублей до вычета процентов лейбла. Из них 2-3 млн рублей Шарлот мог заработать в обход Sony Music, заключая договоры на проведение корпоративов и другую коммерческую деятельность напрямую с заказчиками. Сам музыкант эту информацию не комментирует, говоря лишь, что «мог заработать гораздо больше, если бы не отказывался от рекламы и выступлений в знак протеста против Sony».

Несколько сотен тысяч рублей в 2020 году Эдуарду, по собственным словам, принесли съемки в двух новых сериалах видеосервисов more.tv и ТНТ Premier. Названия проектов он оставил в тайне. Оба сервиса на вопрос о сотрудничестве с Шарлотом на момент публикации не ответили. 

Исполнитель уверен, что в дальнейшем справится без лейбла: «На начальном этапе [лейбл] необходим тебе, если ты артист и у тебя нет никаких знакомств. Потом, если ты хороший многогранный артист, у тебя появляется собственная база рекламных агентств, заказчиков, тебя узнают. Лейбл тут уже ни при чем. Он особо-то не причастен к этому, дает толчок только на начальном этапе, — рассуждает музыкант. — Я так и не понял, ****** [зачем] лейбл нужен. Все, что они умеют, — выманивать деньги с заказчиков».

Музыкальный журналист Артем Макарский, впрочем, не уверен, что Шарлот готов к самостоятельной карьере. «Последний альбом [«Рожденный в аду»] показал, что сильного развития у Шарлота нет, — считает эксперт. — Он топчется на месте, несмотря на минимальные нововведения. Песня «Шарлотка» мне кажется вообще чудовищной: самолюбование артисту на пользу не идет». По его мнению, Шарлоту «сильно не хватает человека, который бы его модерировал: такое ощущение, что внутренний ценз у него не совсем работает».

Впрочем, сам исполнитель уверен в будущем успехе и считает, что «никогда на российской сцене подобного [ему] не было и не будет». С этим смирился даже главный скептик в семье Шарлота — его отец. «Относится он к моей славе отлично. Спрашивает только постоянно, когда звезда даст ему денег на ремонт дачи», — смеется музыкант.

Фото Полины Рукавичкиной для Forbes 

Дополнительные материалы

10 самых перспективных музыкантов России до 30 лет. Выбор Forbes