Снова на вершине: почему конфликты с партнерами не мешают Владимиру Потанину богатеть

Фото Марины Лысцевы/ТАСС
Медный завод Заполярного филиала компании «Норникель» Фото Марины Лысцевы/ТАСС
Ушедший в частные руки за бесценок «Норникель» только за последние 10 лет подорожал в полтора раза, почти до $40 млрд. Значительную часть этого десятилетия акционеры компании провели в корпоративных конфликтах, которые периодически выливаются в судебные иски. Все это, впрочем, не помешало основному бенефициару металлургического гиганта Владимиру Потанину во второй раз взойти на вершину списка Forbes.

Основной акционер ГМК «Норильский никель» Владимир Потанин во второй раз поднялся на вершину списка Forbes с состоянием $19,7 млрд. Крупнейший производитель цветных металлов достался Потанину и его партнеру Михаилу Прохорову за бесценок на залоговом аукционе в 1995 году. И с тех пор владельцы компании как мантру твердят, что без них, эффективных собственников, все пришло бы в полный упадок и рухнуло. «Да, государственное имущество распределили неравномерно — большая часть населения страны была на грани нищеты. Но цель была достигнута: крупнейшие предприятия перешли к эффективным владельцам», — сказал Потанин в интервью Bloomberg в 2019-м.

Сам президент «Норникеля» уже много лет в основном занимается тем, что эффективно (и не очень) бьет по рукам партнерам, претендующим на что-то большее, чем просто созерцание его управленческих решений. Корпоративную войну Потанин развязал еще в 2007-м. Курортный скандал в Куршевеле, где местная полиция в январе на четыре дня задержала Прохорова по подозрению в причастности к организации проституции, Потанин использовал, чтобы начать развод с бизнес-партнером и получить контроль над «Норникелем». Два года, пока делили имущество, оцененное в $30 млрд, бывшие друзья обвиняли друг друга в неисполнении договоренностей, воровстве, лжи и предательстве.

Дело кончилось тем, что Прохоров в 2008-м продал 25% «Норникеля» другому яркому бизнесмену эпохи зарождения нового русского капитализма Олегу Дерипаске. Основной владелец UC Rusal планировал объединить компании, а для начала затребовал увеличить дивидендные выплаты «Норникеля». Но не тут-то было! До 2012 года Потанин и Дерипаска обменивались судебными исками по всему миру, нелицеприятными публичными высказываниями и боролись за контроль в компании, пока гарантом мира не выступил Роман Абрамович, купивший с партнерами миноритарный пакет «Норникеля». В феврале 2018 года конфликт разгорелся вновь: компания Потанина выкупила акции у Абрамовича, а UC Rusal аннулировал эту сделку в Высоком суде Лондона. Но Потанину опять повезло, он лишился грозного соперника после того, как Дерипаска оказался под санкциями Минфина США и был вынужден отойти от управления в En+ (объединяет энергетические активы миллиардера и его долю в UC Rusal).

В 2022 году заканчивается срок действия акционерного соглашения между Потаниным, Дерипаской и Абрамовичем, и нет сомнений, что новые битвы впереди. Пока же Потанин увлекся блокчейн-платформой Atomyze для торговли металлами, покупки авиабилетов и оплаты ски-пассов на подъемники на его курорте «Роза Хутор».

А что «Норникель»? За последние 10 лет производственные показатели компании стабильно находятся на одном уровне, зато капитализация за счет высокого мирового спроса на цветные и драгоценные металлы выросла в полтора раза, почти до $40 млрд. Только в 2019-м и в начале 2020-го Потанин выплатил себе почти $2 млрд дивидендов. «Запас прочности, заложенный в «Норильский никель» при СССР, настолько огромен, что при рачительном подходе можно со многим справиться», — говорит Максим Полетаев, бывший первый зампред Сбербанка, член совета директоров «Норникеля» от UC Rusal.

Все материалы рейтинга: