«Выздоровлению пациента помогло хорошее состояние его здоровья»: немецкие врачи описали, как лечили Навального

Врачи берлинской клиники «Шарите» опубликовали в журнале The Lancet статью с детальным описанием состояния Навального после отравления и его последующего лечения. «Шарите» подчеркнула, что это ее последнее заявление о лечении политика

Врачи из берлинской клиники «Шарите» опубликовали в медицинском журнале The Lancet отчет о лечении Алексея Навального. Немецкие медики заключили, что решающими в спасении Навального стали интубация и подключение к искусственной вентиляции легких в первые 2-3 часа после появления симптомов. Выздоровлению пациента, вероятно, помогло хорошее состояние его здоровья до отравления, говорится в документе. 

Статья под заголовком «Отравление нервно-паралитическим веществом «Новичок» описывает процесс лечения по дням и по часам и включает наблюдения медиков из Германии, сделанные в омской больнице и после эвакуации Навального в «Шарите». Forbes пересказывает основные положения документа.

  • Навального госпитализировали в Омске примерно через два часа после появления симптомов. Тогда у него было коматозное состояние, обильное слюнотечение и потоотделение, затрудненное дыхание, непроизвольные сокращения мышц (миоклонический статус), нарушение углеводного обмена, дисбаланс электролитов и нарушение работы мозга (метаболическая энцефалопатия), описывают немецкие медики со ссылкой на отчет о выписке оппозиционера из омской больницы. Российские врачи интубировали трахею и подключили оппозиционера к искусственной вентиляции легких, дали лекарства для противодействия симптомам и противодействия повреждению мозга (нейропротекция).
  • Доступ к Навальному врачи из Германии получили примерно через 31 час после выявления первых симптомов. У него диагностировали брадикардию (редкое биение сердца — 44 удара в минуту), гипотермию (температура тела 34,4 градуса), расширенные зрачки и отсутствие реакции на свет. Кроме того, непроизвольные сокращения мышц сохранялись, даже несмотря на то что Навальному давали седативное средство пропофол. Как говорится в публикации, это единственное лекарство, которое ему тогда вводилось.

«Ситуация сложилась не в нашу пользу»: Навальный опубликовал разговор со своим предполагаемым отравителем

  • Еще 16 часов спустя Навального передали немецким специалистам для транспортировки в Германию. На тот момент его состояние немного улучшилось: зрачки сузились, сердечный ритм — 59 ударов в минуту. Навальному продолжали обеспечивать искусственную вентиляцию легких и вводить пропофол. Во время полета также добавили фентанил (анальгетик) и кристаллоиды (водные растворы минеральных солей).
  • Примерно через 55 часов после первых симптомов Навального доставили в реанимацию «Шарите». Тогда он был в глубокой коме, усилилась брадикардия (51 удар в минуту, затем — 33 удара в минуту) и гипотермия (33,5 градуса Цельсия). Суженные зрачки не реагировали на свет. Снизились рефлексы мозгового ствола, гиперактивные сухожильные рефлексы, были признаки повреждения пирамидной системы нервных структур.
  • На основании клинических и лабораторных данных Навальному диагностировали тяжелое отравление ингибиторами (подавляющими веществами) холинэстеразы. Навальному начали проводить терапию антидотами — атропином и обидоксимом, после чего признаки отравления стали ослабевать. При этом проведенные в Германии анализы показали, что атропин Навальному давали еще в России, однако у немецких врачей не оказалось данных о продолжительности этой терапии в первые два дня после госпитализации политика в Омске, говорится в публикации. 

ФСБ назвала подделкой запись разговора Навального с его предполагаемым отравителем

  • На пятый день у Навального поднялась температура, ее сбивали внешним охлаждением, затем жаропонижающими средствами с использованием анальгетиков петидина, метамизола и парацетамола. Также ему продолжали давать седативные препараты, поскольку введение атропина слабо повлияло на сокращения мышц, преимущественно грудных и брюшных.
  • В «Шарите» у Навального появлялись признаки системного воспаления и повышение активности печеночных ферментов. На четвертый день стала расти активность фермента бутирилхолинэстераза в плазме. На шестой день она стабилизировалась на уровнях ниже нормы, из-за чего Навальному пришлось сделать переливание плазмы.
  • Врачи обнаружили устойчивые к лекарствам бактерии на пробах кожи Навального и в анализах мочи, поэтому неохотно применяли антибиотики. Потенциальное заражение кровеносной и мочеиспускательной систем лечили четырехдневным курсом лекарств.
  • Инфильтрации легких (скопления крови и лимфы) или нарушения газообмена у Навального не выявили. Доля вдыхаемого кислорода на ИВЛ в первые дни после отравления составляла 30%, в другие дни — «обычно ниже 40%», на девятый день ее повысили до 50%. На 12-й день Навальный стал спонтанно дышать, к 24-му его отключили от вентиляции легких. На 26-й день политика перевели из реанимации в обычную палату, а на 33-й день выписали.

«Это не значит, что его травить нужно»: Путин заявил о поддержке Навального спецслужбами США

  • При выписке неврологическое обследование показало усиление физиологического тремора и гиперактивные сухожильные рефлексы. Нейропсихологическое тестирование на русском языке показало слабое нарушение скорости обработки и беглости речи, которые исчезли через три недели.
  • На последнем приеме на 55-й день установили почти полное восстановление неврологических, нейропсихологический и нейрофизиологических показателей без признаков полинейропатии.

Телефон доверия: кто и как использует подмену мобильных номеров

В пресс-релизе о публикации в The Lancet, поступившем в Forbes, «Шарите» указала, что это ее последнее заявление по поводу лечения Навального. Процесс лечения был описан в The Lancet по просьбе журнала и с согласия Навального, говорится в сообщении. Ранее Навальный сообщил, что счет за его лечение в «Шарите» составил €49 900. Его оплатили предприниматель Евгений Чичваркин, экономист Сергей Алексашенко и сотрудник «Яндекса» Роман Иванов. 

Навальному стало плохо 20 августа. Первые два дня он провел в омской клинике, затем его вывезли в Берлин. 2 сентября правительство Германии заявило, что оппозиционера отравили веществом из группы «Новичок».

«Говорят, он даже сравнивает себя с Иисусом»: Песков заявил о маниях величия и преследования у Навального

Российские власти настаивают, что в России ядов в анализах Навального не выявили, а Германия и другие страны данными не делятся, поэтому оснований для возбуждения уголовного дела нет. МИД России усмотрел признаки постановки в отравлении Навального. В декабре международная группа журналистов-расследователей из CNN, The Insider, Bellingcat при участии Der Spiegel опубликовала расследование, в котором заявила о причастности группы сотрудников ФСБ к отравлению Навального. Владимир Путин назвал расследование «легализацией материалов американских спецслужб» и заявил, что если бы российские спецслужбы хотели отравить Навального, то, «наверное, довели бы [это] до конца».

Фото Kay Nietfeld / DPA / ТАСС

Кого ЕС внес в санкционный список из-за Навального и почему